Ruvers
RV
vk.com
image

Крупный землевладелец

Представление окончено

<div>Все с нетерпением ожидали, когда же истекут отведенные три дня.<br><br>Стремясь выяснить, истинными ли были слова Цзыжаня, многочисленные заемщики и любопытные владельцы соседних лавок столпились у магазина управляющего Фэна, ожидая назначенного часа. В результате, задолго до указанного времени вся улица перед магазином была полностью оккупирована толпой селян.<br><br>Люди не умолкали ни на секунду, споря и сплетничая: большинство отказывалось поверить в такую доселе невиданную щедрость семьи Ань.<br><br>На улице присутствовали и разбойники, учинившие беспорядки в магазине.<br><br>Время шло, солнце уже подходило к зениту, а в магазине по-прежнему не было ни малейшего движения. Тогда люди, нанятые Чандэ, принялись за свою работу, распространяя порочащие слухи о семье Ань.<br><br>Так долго ожидая на улице под палящим солнцем, селяне, беспорядочно переминаясь с ноги на ногу, начали терять терпение, все более уверяясь в фальшивости слов Цзыжаня. Некоторые из них даже попытались учинить беспорядки: разбойники направились к магазину с намерением снова присвоить себе еду.<br><br>В этот самый момент двери распахнулись.<br><br>После инцидента трехдневной давности они оставались закрытыми. Излишне говорить, что никакой торговли не велось. Но это не было чем-то катастрофическим, ведь семье Ань принадлежал не один такой магазин.<br><br>Лавка была пуста. Внутри находились лишь несколько аккуратно выставленных столов и стульев, а также большой сундук на полу. А посредине стоял нынешний глава семьи - Ань Цзыжань. Он выглядел стройнее, чем три дня назад, и теперь его фигура казалась еще более поразительной. В ярких синих одеждах Цзыжань походил на красивого юного принца. Конечно, настроение собравшихся не располагало к восхищению.<br><br>Увидев, что он действительно отважился явиться, бедняки тут же бросились к нему, но были схвачены и отброшены слугами семьи Ань.<br><br>Управляющий Фэн вышел на улицу, обратившись к толпе: «Пожалуйста, запаситесь терпением и спокойствием. Если хотите получить ваши долговые расписки, придется постоять в очереди. Никакой болтовни и криков. Просто дождитесь, пока будет названо ваше имя, затем подходите за распиской».<br><br>После его слов люди успокоились.<br><br>Управляющий Фэн одобрительно кивнул головой, прежде чем снова вернуться к Цзыжаню: «Молодой господин, теперь проблем быть не должно».<br><br>«Тогда приступим», - спокойно приказал юноша.<br><br>Су Цзы, стоявший рядом с сундуком, быстро открыл его. Внутри лежала огромная стопка расписок. Крестьяне на улице вытянули шеи и затаили дыхание. Ведь даже несмотря на присутствие здесь людей из семьи Ань, им было слишком сложно поверить в то, что есть хотя бы малейшая вероятность списания долгов. Все это слишком походило на сон.<br><br>Возможно, провинция Аньюань не большая по площади, но плотность населения здесь достаточно велика. В итоге, множество селян задолжало деньги у семьи Ань. Пытаясь закончить с раздачей до захода солнца, Цзыжань приказал слугам поставить в лавке четыре стола, за каждым из которых теперь сидел управляющий, поддерживая порядок и многократно увеличивая скорость выдачи.<br><br>Один за другим селяне получали назад свои долговые расписки. Многие из них, держа в руках эту обыкновенную листовку, начинали рыдать. Ведь долги столько лет превращали их жизни в сущий ад. Земледельцы уже и не думали, что когда-либо снова увидят свои расписки.<br><br>Заметив, что больше нет ни единого шанса поднять мятеж, люди, посланные Ань Чандэ, быстро попытались ретироваться.<br><br>Но стоило им только выйти из толпы, как они были схвачены и брошены в переулок неподалеку. Все остальные участники событий оказались слишком радостны и взволнованы, чтобы заметить происходящее на улице.<br><br>Все больше и больше селян уже вернуло назад свои расписки, а оставшиеся единицы почувствовали, как потеют их руки. Наблюдая за тем, как окружающие со слезами радости на глазах выходят из магазина, те, кто еще ничего не получил, не могли перестать тревожиться.<br><br>Время шло быстро. Солнце уже утонуло за горизонтом.<br><br>В сундуке осталась лишь маленькая стопка кредитных ссуд, а на улице ждало еще много людей.<br><br>Су Цзы передал оставшиеся листовки Цзыжаню, который медленно встал и вышел на платформу перед магазином. Остановившись, его спокойные глаза охватили все десять мрачных и взволнованных лиц внизу: «Знаете, почему я оставил всех вас напоследок?».<br><br>Не получившие расписки опустили головы от стыда. Они были теми самыми бунтовщиками, которые дважды ограбили лавку семьи Ань. Еще раньше, оглядываясь и понимая, что остаются одни, они испытали беспокойство. И сейчас их опасения подтвердились.<br><br>Неотесанный смуглый бедняк сжал зубы, прежде чем подойти к Цзыжаню и подать голос: «Простите, молодой господин. Мы уже знаем, что по глупости пошли на поводу у кое-каких недостойных ублюдков. По нашей вине семья Ань понесла большие потери. И нам нет оправданий. Пожалуйста, простите нас. Мы клянемся никогда не совершать подобной ошибки вновь».<br><br>Говорящего звали Лю. С семьей из шести человек, включая престарелую мать, он часто заимствовал зерно у семьи Ань. К настоящему времени Лю уже задолжал шесть чашек риса. Кому-то это может показаться пустяком, только вот для его семьи долг, равный весу маленького ребенка, возможно не будет погашен и за всю жизнь. Вот почему он решился на ограбление магазина.<br><br>Как только он извинился, все остальные последовали его примеру - их голоса присоединились к обещанию, что они больше никогда не сделают ничего подобного. Слова бедняков казались вполне искренними.<br><br>Может ли Цзыжань отдать им расписки? Ни в коем случае!<br><br>Совершившие ошибку должны нести за нее ответственность. Если он простит их сейчас, в будущем появится масса людей, желающих воспользоваться его добротой. Люди – существа непредсказуемые. Только сегодня утром они собрались здесь и, думая, что ничего не получат, ругали семью Ань на чем свет стоит. Цзыжань не мог просто так взять и поверить в то, что подобное не повторится в будущем. По этой причине он обязан хотя бы преподать им урок.<br><br>«Я могу вернуть вам ваши ссуды. Но из-за всех неприятностей, которые вы причинили семье Ань, ваш долг будет аннулирован не полностью. Я сохраню треть ранее заимствованных вами денег и еды, и вам придется вернуть их своими собственными силами. Если нет возражений – пройдите к управляющему Фэну для получения исправленной долговой расписки. Сделав так, можете быть свободны, и мы будем всегда рады видеть вас снова».<br><br>Каждое слово, выходящее из уст Цзыжаня, было суровым и предельно ясным.<br><br>Увидев радость, которую испытали все остальные при получении расписок, оставшиеся не могли не разочароваться от того, что у них по-прежнему остается висеть над головами треть долга. И чувствовать, как все их надежды рушатся со звоном разбившегося стекла, было чрезвычайно горько. Но сейчас единственное, что им осталось – проклинать тот злополучный день, когда они повелись на уговоры подстрекателей. Если бы они только были благоразумнее, то сейчас не были бы должны треть своей пищи и денег семье Ань.<br><br>Молодой господин говорил громко и четко: не оставалось ни единой лазейки для сопротивления. Что они могли сделать? Никто больше не хотел неприятностей. Они могли винить за собственную нерешительность и сговорчивость только лишь себя. В конце концов, бедняки согласились на новую ссуду.<br><br>Глядя на счастливые лица тех, кому уже вернули долговые расписки, и нескольких провинившихся опечаленных селян, Цзыжань продолжил: «Но есть и хорошие новости: с сегодняшнего дня семидесяти процентная арендная плата сократится до 40%».<br><br>Как только юноша закончил свою речь, тишина мгновенно окутала улицу.<br><br>Чанфу был неумолимым хозяином. Он забирал семьдесят процентов прибыли селян, вынуждая их тем самым работать больше и больше, чтобы избежать голода. Но большинство землевладельцев этой области, как и правительство, требовали минимум половину прибыли крестьян. Поэтому слова Цзыжаня ошеломили присутствующих.<br><br>«Это... Это правда?», - спросил один из торговцев, едва успев скрыть свое удивление.<br><br>Уголок губ юноши слегка поднялся: «Конечно. Ань Цзыжань никогда не бросает слов на ветер!».<br><br>Некоторые тут же побежали домой: они должны были рассказать своим семьям хорошие новости. Другие просто сели на землю и разрыдались. Наконец, небеса услышали их мольбы.<br><br>Стоило этим вестям дойти до Ань Чандэ, как его лицо мгновенно стало мрачнее тучи.</div>