Ruvers
RV
vk.com
image

Крупный землевладелец

Обещание

Те самые селяне, которые давеча разграбили магазин мистера Фэна, снова объявились через две недели. Они все также ворвались в лавку. На этот раз не жаловались и не бунтовали, а просто схватили ту еду, которую смоли найти, и ретировались. Но, стоило только селянам выйти на улицу, как их окружила толпа сильных и крепких мужчин, угрожающе глядящих на них. Они угодили в ловушку. Один местный житель быстро окинул взглядом окружающую местность в попытке найти лазейки для побега, но ничего не обнаружил. Улица была плотно оцеплена здоровенными парнями. У селян не было иного выбора, кроме как оставаться на месте и не двигаться. С момента последнего разбойного нападения крестьяне убедились, что семья Ань не сообщила о случившемся главе города и не подготовила никаких мер предосторожности, чтобы предотвратить подобное. Поэтому они решили снова нанести удар, не подозревая, что попадут в такую ситуацию. Ни у кого из них не было ни оружия, ни боевых навыков. Если бы все дошло до борьбы между ними и подготовленными бойцами, они бы определенно проиграли. Селяне нервничали и понятия не имели, что делать, но по-прежнему не выпускали из рук награбленную еду. Именно в этот момент из полностью разорённого магазина вышел человек. Это был человек с сильным, заметным присутствием. Как только он вышел из магазина, и люди обратили на него внимание, некоторые из них почувствовали отвращение, а кто-то даже обезумел от ярости, узнав в нем наследника семьи Ань, Ань Цзыжаня. Юноша стоял на платформе, глядя на селян, большинство из которых дрожало в страхе. За эти две недели он потерял около 5 кг, но результаты все еще не слишком бросались в глаза, особенно посторонним. «Народ! Не бойтесь, люди семьи Ань использовали бесчеловечные методы, чтобы разжиться деньгами и властью, бог рано или поздно покарает их. Мы же просто делаем это за него», - крикнул кто-то из толпы. Его слова, казалось, возымели эффект, успокоив селян. Еще минуту назад взволнованные фермеры теперь выглядели спокойными, а в их глазах плескалась ненависть. «Да! Все члены семьи Ань – негодяи и подлецы, они должны быть наказаны!», - выкрикнул другой местный житель. «Верните нам нашу землю, которую вы отобрали!», - последовало еще одно требование. ...... Селяне начали волноваться, ругая и проклиная Цзыжаня, а кто-то даже попытался подняться на платформу, чтобы схватить его, но был быстро пойман и отброшен назад сильными бойцами. Цзыжань спокойно смотрел на толпу. Он позволил им кричать и проклинать, дожидаясь момента, пока они выплеснут свой гнев, прежде чем начать говорить. «Согласно законам нашей страны, то, что вы сделали, ограбив магазин, является серьезным преступлением. И всем вам, возможно, придется провести следующие три-пять лет в тюрьме, если вас арестуют. Подумайте о своей семье: о жене и сыновьях - как они выживут, если вас закроют в тюрьме на столько лет?». Его слова были простыми и ясными, а голос отчетливым и действительно убедительным. Шум и гам, царившие на улице от нескончаемых криков селян, теперь полностью смолк. Люди успокоились, услышав слова Цзыжаня. Несмотря на то, что селяне были всего лишь необразованными земледельцами, они все же знали основные законы своей страны, а также то, что кража и грабеж являются серьезными преступлениями. Теперь они вновь занервничали и запаниковали, только уже по другому поводу. «Вы знаете, почему я не сообщил о предыдущем прецеденте главе города? Только лишь потому, что я не хочу, чтобы ваши жены и возлюбленные лишились вас. Я знаю, что вы - верные мужья и обычные земледельцы, и все, что вам нужно, - это доступная, дешевая еда. Сегодня, так как вы все здесь, я объявляю, что семья Ань больше не заставит вас платить высокие налоги и большую арендную плату, как делала это раньше. Кроме того, вам не нужно возвращать долги, которые накопились у вас перед семей Ань». Он замолчал. После того, как Цзыжань договорил, воцарилась гробовая тишина. Несколько мгновений спустя невысокий парень громко крикнул: «Народ, этот человек обманывает нас! Подумайте о том, сколько бед и несчастий нам пришлось вытерпеть из-за его отца. Ему нельзя доверять!». Другой селянин тут же добавил: «Да! Быть не может, чтобы семья Ань снизила арендную плату и налоги, не говоря уже о том, чтобы позволить нам не возвращать долги». «Однажды я отправился к Ань Чанфу, чтобы попросить его снизить арендную плату, но все, что он сделал, - это выставил меня вон. Вы с ним - отец и сын, если он - мерзавец, то и ты тоже!», - присоединился еще один селянин. Цзыжань снова заговорил: «Вы можете не доверять мне, но я на деле докажу, что мои слова правдивы. Утром через три дня ожидайте меня на этом же месте, семья Ань вернет все ваши долговые расписки». Закончив свою речь, юноша покинул платформу, не дождавшись ответов и реакции толпы.