Ruvers
RV
vk.com
image

Крупный землевладелец

Подозрения

Чанфу и Лю Мэйсян погибли всего три дня назад, а новость об этом разлетелась уже по всей провинции Аньюань. Скорбь заполнила дом семьи Ань: все были истощены и раздосадованы этим известием, особенно учитывая, что вот-вот наступит китайский Новый Год – праздник, на который вся семья должна собраться вместе в тесном кругу близких и любящих друг друга людей. Но теперь, вместо счастливого праздника, в доме проводятся печальные похороны. Самое интересное заключается в том, что в тот же самый день, когда погибли его родители, с Ань Цзыжанем произошел несчастный случай. Все были потрясены известием о кончине главы семьи, поэтому никто не заметил исчезновения Цзыжаня. Лишь спустя два часа его пропажа была обнаружена. Его нашли лежащим на заснеженной лужайке заднего двора. Из одежды на нем была надета лишь легкая тонкая рубашка, и только благодаря жирку, покрывающему все тело, Цзыжань не превратился в человека-сосульку. Но, как бы то ни было, истинный владелец этого тела был действительно мертв. Никто не задался вопросом, почему Цзыжань лежал без сознания на снегу, окружающие списали произошедшее на шок от потери родителей. Но, если задуматься, разве бывают такие совпадения – владелец тела умер в тот же день, что и его родители! Цзыжань слышал от прислуги, что предыдущий «он» был испорченным эгоистичным ребенком. Рос, ведя праздную жизнь и отказываясь учиться вообще чему-либо. Скорее всего, для него вполне нормальным было издеваться над другими людьми, поэтому крайне маловероятно, что он вдруг захотел бы покончить с собой. Поэтому Цзыжань пришел к выводу, что смерть предыдущего владельца тела была спланирована. Это убийство. Доказательства? Легко. Убийца наверняка нацелился на ресурсы и владения семьи Ань. Сидя на стуле, юноша обдумывал ситуацию: он все еще плохо знал членов семьи Ань, поэтому не мог предположить, кто может быть убийцей, к тому же, у него не было никаких улик. Но даже если кто-нибудь попадет под подозрение, он все равно не станет ничего предпринимать, ведь для начала нужно сделать две вещи: - во-первых, сбросить вес; - во-вторых, выяснить все о семье Ань: досконально изучить полный состав семьи, разобраться с ее прошлым и проследить родословную, ну и наконец не спеша найти убийцу. Это единственный способ защитить имущество семьи Ань. Вскоре Цзыжаня сморила усталость. Он устал, так как всего три дня назад оказался в тучном слабом теле во время пробирающих до костей морозов. Проснулся юноша около двенадцати часов дня. Чу Лань – служанка, подавшая ему таз с горячей водой с утра, услышав шорох, быстро взяла тарелку с едой и вошла в комнату вместе с другой служанкой – Цю Лань. Они были личной прислугой покойной Лю Мэйсян, также как Ся Лань и Сю Лань. После гибели Лю Мэйсян эти женщины перешли на службу к молодому наследнику, потому что они достаточно заботливы и внимательны, а эти качества могли помочь Цзыжаню быстрее избавиться от его недугов. Цзыжань не хотел есть, ведь он всеми силами стремился сбросить вес. Съев только чашку риса, он приказал служанкам все убрать. Цю Лань уже хотела что-то сказать, но остановилась, напомнив себе, что является всего лишь прислугой. Чем меньше они говорят, особенно в те тяжкие времена, когда умирали хозяева, тем лучше. Когда служанки оставили Цзыжаня одного, в комнате стало намного спокойнее. Через некоторое время юноша приказал им войти. Он холодно приказал: «Принесите мне одежду, я хочу пойти в кабинет». Кабинет, о котором он говорил, представлял собой мини-библиотеку Ань Чанфу, где хранились все его записи, и находился в нескольких минутах ходьбы от комнаты Цзыжаня. Цю Лань немедленно достала белоснежную шубу, сделанную из волчьих шкур. Ее цена в общей сложности составляла две тысячи юаней. Чанфу купил ее специально для Цзыжаня, поскольку тот очень боялся холода. Втроем они молча покинули комнату. На улице уже снова намело тонкий слой снега, хотя все начисто подмели лишь пару часов назад. Как раз в тот момент, когда Цзыжань подходил к кабинету, в нескольких метрах от него появился мужчина средних лет. Это Су Дэн – дворецкий семьи Ань. По возрасту он чуть старше Чанфу. Этот человек всегда был крайне предан семье Ань. Поскольку он проработал здесь более двадцати лет, не существовало ничего, касаемого семьи Ань, чего бы он не знал. Дворецкий заметил Цзыжаня, идущего по аллее, и последовал к нему со словами: «Молодой господин! Ваш дядя здесь! Он ожидает рядом с траурным залом, желаете поговорить с ним?». Цзыжань посмотрел на него несколько секунд и ответил: «Что ж, идем».