Ruvers
RV
vk.com
image

Генерал любит собирать маленькие красные цветы

Ночное подношение

Глава 41. Ночное подношение Лэ Яо продолжал задаваться вопросом о вкусе этого большого ассорти благовоний в форме раковин, которые должны будут быть сожжены на горе Фухэ. Лэ Яо видел в своей прошлой жизни большие конусы ладана, и самые огромные были максимум размером с чашу. В то время он думал, что такая жертва умершим была демонстрацией высокомерности. Разве это не чрезмерное насыщение? Но теперь он обнаружил, что ароматический конус размером с чашу нельзя назвать супер-большим ароматическим конусом, его глазам предстали куда более крупные «ракушки». Ночью Лэ Яо помог Сюй Яо и Янь Цзе открыть зрение при помощи талисманов Тяньянь, которые нарисовал днем. После того, как братья-призраки, которые собрали необходимые данные, прибыли в дом Лэ Яо, Сюй Яо отправился в командный центр, чтобы заняться делом, а Янь Цзе остался записывать с ним данные солдат. Лэ Яо вызвал Цзи Фэнюй в назначенное время, которое они обговорили накануне. Итак, в это время, кроме него и Янь Цзе, в доме также были Цзи Фэнюй, Ван Фэйся и Бэй Хунли. Трое из шести братьев-призраков были тут, они принесли с собой листы бумаги, которые Лэ Яо сжег для них, и они были плотно заполнены датами рождения солдат. – Позвольте мне познакомить вас друг с другом, – сказал Лэ Яо Янь Цзе. – Это мои призрачные братья Цзи Фэнюй, Ван Фэйся и Бэй Хунли, а это мой друг Янь Цзе. – Здравствуйте… – Янь Цзе посмотрел на умерших, появившихся с неба, и невольно потер руки. – Здравствуйте, – три призрака кивнули в знак приветствия. Цзи Фэнюй сказал: – Вот даты рождения пяти тысяч солдат. Около восьми тысяч не могут вспомнить день своего рождения. – Эти даты были записаны группами по десять человек, причем солдаты постоянно сменялись. Теперь две армии достигли стабильного боевого баланса, который легко может быть нарушен, если одновременно увести слишком много людей, – добавил Бэй Хунли. – Значит мы должны оказать помощь как можно скорее. Когда орки Саэрны потерпели поражение, что это значило? Это означает, что жертвы противоборствующей стороны были более серьезными, а количество отправленных в потусторонний мир душ было больше. – Хорошо, давайте в первую очередь выясним восемь символов рождения тех солдат, данные которых у нас есть, и попробуем сегодня вечером отправить им первую партию ароматного ладана, – сказал Лэ Яо. – Это было тяжело для вас. – Не слишком сложно, – сказал Цзи Фэнюй. – Мне все равно было скучно. – Тогда я должен сжечь телевизор и несколько книг для тебя позже? – спросил Лэ Яо. – Я также хотел отправить несколько игрушек для детей, но эти два дня оказались слишком переполнены делами. Господин Бэй, я сделаю куклу для вашей маленькой принцессы после этой битвы. – Хорошо. Большое спасибо, – ответил тот с благодарностью. – Господин Бэй и брат Ван должны остаться, чтобы помочь нам записать данные. Цзи Фэнюй, ты можешь вернуться и продолжить записывать даты? В любом случае, нам нужно, чтобы два духа зачитывали информацию, чтобы Янь Цзе и я могли записать их в базу дней рождений, – сказал Лэ Яо. Всего он приготовил два талисмана Тяньянь, один для Сюй Яо и один для Янь Цзе, но Сюй Яо еще не вернулся. – Пусть господин Бэй возвращается. Я останусь с Лао Ваном, – предложил Цзи Фэнюй. – Господин Бэй умный. Его способности оставили нас в пыли далеко позади. Когда он прибыл на гору Фухэ, эффект очищения поля, который имел место из-за его присутствия, был сопоставим с эффектом буйства Годзиллы. Бэй Хунли: «……» Когда Цзи Фэнюй понял, что сказал, его лицо напряглось, и он извинился с неловкой улыбкой: – Извините, господин Бэй. Это была просто шутка. К счастью, Бэй Хунли не придал особого значения его словам и исчез. Цзи Фэнюй огляделся по сторонам и убедился, что Бэй Хунли ушел. Затем он закричал: – Он действительно ушел! Черт, этот человек! – В чем дело? – спросил Лэ Яо. Цзи Фэнюй рассказал в ответ: – Я говорил тебе, что мы много слышали о нем раньше, но вчера ночью мы наконец узнали, насколько он ненормален. После того, как мы достигли горы Фухэ, он просто сидел там, молча, но, когда один из орков Саэрны приблизился к нему, он протянул руку и схватил того за голову. Лицо, которое он ухватил, исчезло на наших глаз. Вся голова пропала, понимаешь? А! Вся! Голова! Пропала! Так что Лэ Яо, та кукла… Ты уверен, что хочешь ее сделать? Боюсь, что ты будешь отвергнут из-за своих навыков шитья. Видишь ли, если маленькая принцесса из семьи Бэй пожалуется своему отцу, что кукла, которую ты сделал, слишком уродлива, тогда ты… Лэ Яо: «……» Ты оскорбляешь жестокость господина Бэй или высмеиваешь мои навыки шитья? Что не так с куклой, которую я сшил? Твои глаза были кривыми, когда ты был в ней? Просто позволь мне попрактиковаться, верно? Но все же кукла, которую он сшил, была немного уродливой и довольно страшной. Некоторое время Лэ Яо размышлял и прошептал: – Если я не справлюсь, может стоит купить готовую? Что касается ужасных способностей господина Бэй, Лэ Яо заметил их, но не особо задумывался. Люди такого рода, которые были спокойны и могли сделать что-либо без паники, становились действительно безжалостными, когда начинали что-то делать. Он, вероятно, был даже более могущественным, чем Жун Гуй. После того, как вся работа была разделена между двумя парами, Лэ Яо направился с Цзи Фэнюй в спальню и оставил Янь Цзе и Ван Фэйся в гостиной, чтобы они могли выполнить свою половину работы. Лэ Яо был очень спокоен. Он очень хорошо сотрудничал с Цзи Фэнюй и чувствовал себя непринужденно, выполняя работу, но Янь Цзе в гостиной явно чувствовал себя немного сдержанно. – Господин Ван, ты… ты читаешь, я… – Янь Цзе тихо кашлянул и ослабил воротник. – Я повторяю? – Все нормально. Вам не нужно так нервничать. Я ничего с вами не сделаю, – сказал Ван Фэйся с улыбкой. – Мы оба из одной сферы деятельности. – Мы оба? – Янь Цзе был удивлен. – Да. Я был программистом до того, как умер. Позже я вернулся домой, чтобы унаследовать семейный бизнес, вместо того чтобы столкнуться с риском облысения. – Правда? Думаю, волосы господина Ван очень густые. – Это фальшивка, – сказал Ван Фэйся, снимая парик, тем самым раскрывая явно истонченные волосы. Янь Цзе: «……» Янь Цзе вскоре понял, что он больше не нервничает. Итак, когда Ван Фэйся прочитал набор цифр, он повторил их, и они были записаны в «light brain» с помощью Мио. В свою очередь, Лэ Яо помог записать данные Лесли. Он терпеливо слушал сказанное Цзи Фэнюй, а затем повторял это. Таким образом, эти четверо работали парами около трех часов, и дни рождения всех пяти тысяч солдат были перенесены в «light brain». Лэ Яо перевел их в данные из восьми символов с помощью программы и попросил Лесли распечатать их на бумаге. Эти листы необходимо было использовать при сжигании благовоний. В следующий раз им будет легче. Лэ Яо классифицировал этих умерших солдат в первую группу. В час ночи команда во главе с Тан Е и дядей Мином отправилась на Водапэй. Огромный межзвездный броненосец медленно поднялся и исчез в темной ночи. Сюй Яо со своими охранниками отнес все конусы ладана из столовой к своему флаеру, который был оснащен ракетными пусковыми установками. Лэ Яо спросил Сюй Яо: – Муж, мы действительно можем зажечь ладан так, как ты сказал? Сюй Яо был человеком, который может добиться абсолютно всего, чего захочет. Поскольку они не могли прямо выйти на поле битвы, ему пришла в голову идея вставить конусы ладана в капсулы и запустить их к земле. Часть времени благовония находились бы в воздухе, и Лэ Яо сомневался, действительно ли все сработает. – Не волнуйся, твой муж уже пообещал завершить задание, – заверил Сюй Яо. – Тогда ты должен следить за Цзи Фэнюй и Ван Фэйся. Через мгновение тебе дадут координаты для выстрела, и ты сможешь просто прицелиться в них. Сюй Яо погладил Лэ Яо по шее: – Хорошо. Лэ Яо слегка вздрогнул. Затем он увидел, как флаер пролетел над горой Фухэ. Голос Янь Цзе донесся из коммуникатора: – Отчитываюсь генералу! Все братья на месте, пожалуйста, выдайте нам приказы. Сюй Яо посмотрел в окно, чтобы проверить место, где плавали Цзи Фэнюй и Ван Фэйся, и указал две точки на карте консоли, приказав: – Лесли, готовься стрелять через 3, 2, 1, пуск! «Вжих! Вжих!» Два конуса благовоний, завернутые в серебряную оболочку, были отправлены к земле заостренным углом вниз, и конусы ладана вонзились в почву. Эти внезапные изменения вокруг заставили солдат на поле битвы взглянуть на небо. Но они не могли заметить невидимое летающее судно. В это время Цзи Фэнюй и Ван Фэйся поменяли места. – Лесли, продолжай стрелять… Запуск! – снова скомандовал Сюй Яо. «Вжих! Вжих!» Еще две серебряные «ракушки» направились прямо к земле! Некоторые солдаты-призраки увидели это и спросили Шан Тина: – Капитан, наша дивизия не приехала сюда для ночных тренировок, верно? Значит ли это, что генерал знает, что мы здесь? Шан Тин тоже немного запутался, потому что, согласно первоначальному плану, сегодня был день, когда планировалось пригласить их «поесть» и пополнить духовную энергию! «Вжих! Вжих!» Прочные серебряные снаряды просто продолжали взрезаться в землю! Всего шестнадцать снарядов было выпущено без каких-либо проблем. Солдаты-духи не знали, что происходит. Когда Шан Тин все еще не решался спросить Шэнь Вэйлина, внезапно заостренные головки снарядов и плоские днища треснули! Они выглядели как цветы, расцветающие один за другим. Дно цветка растрескалось при ударе о землю, а «сердце цветка» обнажилось после того, как острие тоже треснуло. На карте консоли, как только Лэ Яо увидел, что все шестнадцать благовоний конусов оказались на месте, он сказал Сюй Яо: – Муж, доставь меня в эту позицию. Он имел в виду склон холма. Место, где сражались армия Саэрны и подразделение Летающих волков, было долиной, и Лэ Яо должен был стоять именно в том положении, на которое он указывал, просто чтобы лучше видеть умерших солдат. Сюй Яо жестом указал Лесли лететь в место, выбранное Лэ Яо. Местность здесь была высокой. После прибытия Лэ Яо, Цзи Фэнюй, Бэй Хунли и другие быстро окружили его. Эти шесть призраков образовали защитный круг вокруг Лэ Яо, как охранники. Лэ Яо достал из рюкзака листы с восемью символами рождения, которые распечатал Лесли, а также достал три ароматические палочки. Он зажег ладан, поднял его высоко над головой, трижды поклонился на запад и произнес: – Сегодня я поклоняюсь пяти тысячам мертвых братьев дивизии Летающих волков с шестнадцатью конусами ладана. Пусть ваши души всегда будут мирными… В конце своей молитвы Лэ Яо зажег от ладана листы с восемью символами рождения. «Фшух!» Пачка бумаги мгновенно превратилась в пепел. Сюй Яо приказал: – Янь Цзе, зажигай ладан! Телохранители во главе с Янь Цзе нацелились на конусы ладана на земле и выпустили по ним огненные заряды. Накануне Шан Тин и Шэнь Вэйлинь съели благовония со вкусом лапши в виде ароматических палочек. Они не понимали, что раковины и были ладаном. Итак, когда на эти вещи попали огненные заряды, они не поняли, что это было именно то, что они ели, пока ладан в раковинах не начал гореть, а ветер не начал медленно разносить дым… Ароматы барбекю, тушеного мясо, специй, лука-шалот, морепродуктов… Это чертовски ароматно! Но мы не можем увидеть, где же еда! Солдаты спросили: – Капитан, где еда? Шан Тин ответил: – Не спрашивай, просто быстрее вдохни! Она может исчезнуть через мгновение! Солдат был слегка шокирован и неосознанно глубоко вдохнул. Его реакция была такой: «Ой!! Что это? Как же приятно хорошо поесть!»