Ruvers
RV
vk.com
image

Генерал любит собирать маленькие красные цветы

Благословение кисти

Глава 28. Благословение кисти Проснувшись на следующее утро, Лэ Яо намеревался, как обычно, приготовить завтрак на скорую руку. Он увидел, что Сюй Яо тоже проснулся и пришел на кухню, и поприветствовал его: – Доброе утро ~ – Хм. Что у нас на завтрак? Казалось, все было почти так же, как обычно. Однако Лэ Яо чувствовал, что все немного отличается. Поэтому он неосознанно делал все с большей осторожностью. Естественно, Сюй Яо вскоре заметил разницу, но не стал акцентировать на этом внимание. Он обычно уходил после завтрака и возвращался вечером после окончания работы. Иногда он приходил на обед, но у него было немного времени, чтобы побыть с Лэ Яо. Поэтому, проведя вместе несколько дней, они сумели кое-что понять друг о друге, но о многих деталях по-прежнему ничего не знали. Если бы это был настоящий Лэ Яо, можно было бы угадать его действия, проанализировав жизнь юноши. Но этот Лэ Яо был совсем другим, а людей, которые знали его, больше не было в живых. Только некоторые из призраков могли рассказать о нынешнем Лэ Яо, но эти мертвые пока не могли общаться с Сюй Яо. – Я только что нашел три места, соответствующих твоим требованиям. Давай посмотрим, подходят ли они, – сказал Сюй Яо после еды, переодеваясь. – Кроме того, твой флаер не подходит для полетов здесь. Если ты хочешь летать на нем, я могу попросить модернизировать его, чтобы в будущем тебе было удобнее путешествовать. Но постарайся не покидать лагерь, хорошо? – Тогда я побеспокою тебя, попросив его изменить. Все же будет хорошо, если я смогу пользоваться им хотя бы только в лагере, ведь база достаточно большая, – ответил Лэ Яо. – Тогда мы можем сейчас слетать, чтобы найти лучшее место для установки надгробия, и вечером мне скорее всего будет нужно вернуться домой, чтобы взять вещи для подношения, поэтому мне придется… – Лэ Яо показал жест в виде буквы V. – Мне придется побеспокоить тебя дважды. – Кто я? – резко спросил Сюй Яо. – А? – Лэ Яо немного колебался. – Генерал Сюй Яо. – Кто еще? – Сюй Яо подошел ближе и встал напротив Лэ Яо. – Старший? Муж? – Чей муж? – Мой, – Сюй Яо, ты такой злой человек! Чего ты пытаешься добиться? – Это не проблема для твоего мужа, – затем мужчина медленно погладил шею Лэ Яо. – Но, если ты действительно считаешь это проблемой, тебе лучше дать мне что-нибудь в качестве награды. Например… – он опустил голову и поцеловал Лэ Яо в губы. Это не было похоже на первый нежный поцелуй или второй раз с поцелуем за поцелуем. Мужчина начал с осторожного прикосновения, а затем медленно целовал его долгое время, пока немного бледные губы Лэ Яо не покраснели, а его дыхание не стало прерывистым. Только тогда Сюй Яо остановился и прошептал ему на ухо: – Малыш, помоги мне застегнуть пуговицы. Лэ Яо все еще чувствовал головокружение от поцелуя. Услышав это, он глупо спросил: – Какие пуговицы? Сюй Яо схватил его за руку и положил на свою голую грудь. На улице было жарко, и солнечный свет был таким интенсивным. Именно по этой причине нужно было носить одежду с длинными рукавами, чтобы суметь выйти на улицу. В военную форму Сюй Яо входила белая рубашка. Пока мужчина целовал Лэ Яо, он не застегнул ни единой пуговки. И в тот момент, когда Лэ Яо немного поднял голову, он увидел сильные и крепкие мышцы груди Сюй Яо. Когда же он опустил голову, стали видны восемь кубиков пресса. Какое мощное визуальное воздействие! – Я… я не буду этого делать! – сказав это, Лэ Яо хотел отвести руку назад. Он еще даже не приступил к делу, а его сердце уже яростно билось. Если бы он застегнул все пуговицы, наверняка бы взорвался, ах!! Сюй Яо, старая лиса! Всегда запугивает меня! – Если ты не застегнешь мою одежду, я не отвезу тебя на будущее кладбище, – сказал Сюй Яо. – Мне только останется снова запугать тебя дома… – Что ты говоришь? – Лэ Яо посмотрел на мужчину. – Ты забыл, что обещал мне вчера? – Итак, ты хочешь помочь мне застегнуть пуговицы или нет? – Сюй Яо все еще держал Лэ Яо за руку и рисовал ею круги на своей коже. Лэ Яо был не так силен. Он не мог сбежать, пока Сюй Яо сам не отпустит его. Кроме того, Сюй Яо стоял настолько близко, что аромат его феромона, казалось, стал сущностью, окружавшей его в узком пространстве. В конце концов, он мог только подчиняться этим «злым силам»! – Я застегну! Руки Лэ Яо слегка дрожали, но он все равно застегивал пуговицы одну за другой. Он нервничал, и его пальцы время от времени касались горячей кожи Сюй Яо. Он лишь легко касался кожи и тут же быстро отстранялся, но тепло чужого тела, казалось, текло через кончики пальцев и распространялось по всему его существу. – Все готово! – Лэ Яо отступил назад и продолжал смотреть на Сюй Яо с покрасневшим лицом. – Хм, – согласился Сюй Яо. – Но в будущем ты не можешь смотреть на других. У тебя от природы большие красивые глаза. Но когда ты смотришь, как олененок, это заставляет людей хотеть еще больше тебя запугивать. – Сколько может быть таких хулиганов, как ты? – Лэ Яо подобрал одежду, которую Сюй Яо бросил на пол, и побежал в ванную. В ванной висело зеркало. Он увидел свои красные губы, которые только что посасывали. Юноша поднял руку и коснулся их, а затем прошептал себе, глядя в зеркало. – Это… так приятно, – через некоторое время он понял, что сказал. – Ах, ах, ах! О чем ты думаешь? – Лэ Яояо? Почему ты еще не вышел? – крикнул снаружи Сюй Яо. – Секундочку! – Лэ Яо быстро положил одежду в стиральную машину и вышел из ванной. Флаер Сюй Яо уже ждал снаружи. После того, как он поднялся, Лэ Яо сел на свое обычное место и отвернулся к окну. Во всяком случае, он не хотел пока видеть Сюй Яо. Сюй Яо смутно ощущал, что его маленькая жена стесняется, поэтому он больше не стал шутить и не дразнил его, как раньше. Только когда они прибыли в первое место, где, по его мнению, были подходящие условия, он спросил Лэ Яо: – Ты хочешь спуститься и посмотреть? – Это самое близкое к лагерю место среди трех мест, которые ты выбрал? – спросил Лэ Яо. – Да. Вначале мы планировали построить здесь лагерь, но он получился бы слишком ровным, а маскировка была бы недостаточно хорошей, поэтому мы выбрали текущее положение. – Если вы будете проводить тренировки как обычно, они могут повлиять на это место? – Нет, – ответил Сюй Яо. Лэ Яо сказал с улыбкой: – Отлично. Тогда можно не спускаться. Это место достаточно хорошее. Мы вернемся сюда, когда сядет солнце. Тогда я снова побеспокою тебя… – Как только Лэ Яо сказал это, он обнаружил, что Сюй Яо смотрит на него. Он быстро сменил тему. – Кстати, муж, ты должен принести каменную табличку! – Знаю. Мужчина, как обычно, положил ноги на кофейный столик, согнул пальцы и ритмично стучал ими по подлокотнику дивана. Его взгляд упал на лицо маленькой жены, которая немного взволнованно глядела в окно. В его глазах была нежность, которую он никогда никому не показывал. Когда Лэ Яо вернулся домой, он быстро приготовил несколько булочек на пару из теста, которое он сделал заранее, а потом сходил в супермаркет, чтобы купить две бутылки белого вина и несколько колбас. Он также выбрал три кисти из своего запаса, чтобы благословить их. Для получения наилучшего результата можно благословлять не больше трех кистей одновременно. И до тех пор, пока они будут в хорошем состоянии, их силы хватит на месяц. На этот раз он сделает небольшое подношение, которое должно проводиться 30-го числа каждого лунного месяца. Существовало также еще одно подношение, которое можно было делать каждый год 30-го числа двенадцатого месяца, и благословленную кисть тогда можно было использовать целый год. Когда солнце начало садиться, Сюй Яо как раз вернулся с работы. По просьбе Лэ Яо он также привел Тан Е, который хоть еще и не полностью восстановился, но уже мог ходить. После Тан Е пришли дядя Мин и Янь Цзе. Затем все пятеро сели во флаер Сюй Яо и полетели на место, выбранное юношей. Тан Е время от времени смотрел на Лэ Яо, по-прежнему думая, что эта «маленькая невестка» была немного странной. Проспав спокойно всю ту памятную ночь, он проснулся на следующий день и подумал, что талисман отвратителен, поэтому выбросил его! В результате во время короткого сна его мучили кошмары. На самом деле, за столько лет он уже привык к ночным кошмарам и чувствовал бы себя необыкновенно, если бы их однажды не стало. Но ведь он действительно очень хорошо спал в ту ночь, когда Лэ Яо сказал, что он должен спокойно заснуть. В результате, он неохотно вытащил талисман из мусорной корзины. Пока треугольник-талисман лежал у него под подушкой, мужчине пришлось признать, что у него действительно не было кошмаров, когда он спал! Это просто невероятно! Однако это было не единственной причиной, по которой он принял приглашение, когда Сюй Яо попросил его навестить могилу. Он хотел увидеть своими глазами то, что собиралась сделать «маленькая невестка». Лэ Яо также заметил любопытство в глазах Тан Е. Сначала Сюй Яо все еще был спокоен, но мгновение спустя он втянул супруга в свои объятия. И тогда Тан Е перестал на него смотреть. Он только спросил: – Мне просто любопытно. Ты можешь контролировать свое чертово собственничество? Даже не задумавшись, Сюй Яо прямо сказал: – Нет. Лэ Яо также не мог объяснить, почему он почувствовал что-то сладкое в своем сердце в этот момент. Они вышли из флаера и увидели, что солнце еще не опустилось за горизонт. Сюй Яо и Янь Цзе начали рыть яму в месте, указанном Лэ Яо. Затем юноша положил маленькую уродливую куклу, которую сшил ранее дома, в центр вырытой ямы. – Засыпьте ее почвой, – дал указание Лэ Яо. – Возьмите немного земли из других мест и насыпьте здесь небольшое возвышение. – Тебе не нужно захоронить еду? – спросил Сюй Яо. Хотя он вообще не представлял, как умершие могут есть, когда у них нет физического тела. – Еда не захоранивается, – ответил Лэ Яо. – Это жертва призракам и Богам. – Господин Сяо Лэ, этого будет достаточно? – Янь Цзе приложил немало усилий при выкапывании и засыпании могилы почвой. На самом деле, он вообще не хотел приходить! Это дядя Мин притащил его сюда. Он сказал, что всегда правильно знать больше, что и заставило всех сюда прийти. Он должен был что-то делать. Что если некоторые из мертвых подумают, что он не работает, и из-за этого привяжутся к нему? Теперь он был суеверным! – Достаточно. Вы можете поставить надгробную плиту вот сюда, – Лэ Яо указал на определенную точку перед могилой. Они закончили обустройство через мгновение. Лэ Яо посмотрел на хорошую и солидную могилу, вытащил приготовленные на пару булочки, распределил принесенные им овощи и колбасы и разложил перед могилой как закуски пять блюд. К этому времени солнце уже зашло и наступили сумерки. Лэ Яо присел на корточки перед могилой и что-то нарисовал на земле. Затем он произнес: – Здесь земля самая духовная из Богов, достигающая небес и земли, выходящая из уединения и доходящая до подземного мира. С духом и благочестивой молитвой моего сердца, пожалуйста, выслушай меня. Жун Гуй, если ты слышишь меня, прими эту жертву и приходи! «Ху ~», перед надгробной плитой повеял прохладный ветер. С небольшим усилием Жун Гуй встал на недавно построенную могилу. Янь Цзе стоял рядом с дядей Мин! Конечно, он не мог этого видеть, но он чувствовал, что температура вокруг них значительно упала! Хотя Тан Е ничего не сказал, он также выглядел напряженным. Такое необъяснимое чувство было особенно плохим, и он действительно не мог понять, почему Лэ Яо специально попросил Сю Яо привезти его сюда. – Пришел? – Лэ Яо улыбнулся и взял три ароматических палочки, чтобы зажечь их. Затем он взял бумажный дом и воспламенил его огнем от ладана. – Жун Гуй, одолжи мне свое место, чтобы благословить кисти. Этот дом и ладан – мое признание. Надеюсь, ты примешь их. – И кисти тоже? – спросил Жун Гуй. – Да, – сказал Лэ Яо, направив все три кисти вверх и вставив их перед каменным надгробием. Закончив установку, он сел перед могилой. – Господин Сяо Лэ, все сделано? – спросил Янь Цзе тихим голосом. Что вы делаете, сидя здесь? – Еще нет, давайте выпьем с ним, – Лэ Яо спросил у Жун Гуя. – Ты хочешь выпить? У меня есть немного вина. – Хочу, – согласился Жун Гуй и сел напротив Лэ Яо также скрестив ноги. Лэ Яо налил вино в пять чаш, дал три из них Сюй Яо, дяде Мину и Янь Цзе. Одну оставил себе. Юноша стукнулся чашами с тремя другими людьми, и выпил из своей, а другую аккуратно поставил перед столбиком благовоний. Жун Гуй сидел рядом с ним, глубоко вдыхая и выглядя довольным. – Хочешь еще выпить? – спросил его Лэ Яо. Сюй Яо, дядя Мин и Янь Цзе: «……» Тан Е был настолько смелым, что нахмурился и прямо спросил: – Хочет ли еще, даже если он не выпил эту чашу? Этот «домик для игр» слишком реалистичен, ах! Жун Гуй фыркнул, а Лэ Яо ответил: – Он уже выпил. Если вы не верите этому, то можете попробовать это вино на вкус, заместитель командира Тан. Вкус будет уже другой. Тан Е: «……» Дядя Мин обратился к юноше: – Господин Сяо Лэ, заместитель командира Тан еще не полностью восстановился. Лучше не давать ему пить. – Для него будет хорошо выпить эту чашу. Почему, по-вашему, я попросил его прийти сюда? Тан Е был действительно смелым. Он взял чашу с земли и выпил за один раз. Он был ошеломлен: – Разве это не просто вода? Сюй Яо, дядя Мин и Янь Цзе: «……» Ты издеваешься? Все налито из одной бутылки. То, что мы пьем, явно белое вино. Как ты можешь пить воду? Видя, что остальные совсем не верили ему, Тан Е подчеркнул: – То, что я только что выпил, действительно вода. Вы пьете вино? Янь Цзе потер руки: – Брат Тан, ты серьезно? Тан Е нахмурился, и его голубые глаза опасно сузились: – Ты думаешь, что я шучу? Несколько человек в замешательстве уставились на Лэ Яо, и Сюй Яо спросил у него: – Исчезнет ли и вкус пищи мертвых? – Да, – Лэ Яо рассказал подробнее. – Если мертвые или Боги действительно примут дар, вкус исчезнет. Не только вино, то же самое произошло и с этими продуктами. Вы можете попробовать съесть их позже, но они все будут безвкусными. Кто захочет есть то, что съели призраки! У Тан Е было сложное настроение. Мог ли он сказать, что сейчас не верит в мертвых? Вот почему он решился выпить эту чашу. И теперь он боялся, что это вино «пили» мертвые! – Господин Сяо Лэ, что вы сказали Жун Гую… Он сейчас здесь? – Янь Цзе произнес это тихим голосом, как если бы Жун Гуй мог услышать только громкий голос. – Да. Пища предназначалась для него, и он был единственным, кто мог ее съесть. Так что, если вкус исчез, это был именно он, – выражение Лэ Яо было очень расслабленным. – Господин Янь Цзе, вы можете говорить нормально, потому что Жун Гуй рядом с вами. Он слышит, что вы говорите. – Ааа? – Янь Цзе вскочил и отступил на несколько шагов. – Пфф! Не бойтесь. Он не причинит вам вреда. Мы здесь для того, чтобы дать ему новый дом, иначе ему остается лишь бродить в округе. Кроме того, ведь это правда, что наши люди разрушили его дом, не так ли? – Тогда он теперь будет жить здесь? – об этом спросил дядя Мин. – Да, если вы захотите найти его позже, то можете прийти сюда вечером. Если он захочет встретиться, выйдет к вам, при условии, что будет дома, – рассказал Лэ Яо. – Сегодня вечером я здесь, чтобы благословить кисти. Я оставлю их сейчас и приду забрать завтра утром. В будущем сила кисти будет более мощной. Я смогу на короткое время открыть вам зрение, чтобы видеть мертвых. Тан Е, дядя Мин и Янь Цзе: «……» Я действительно не хочу это видеть! Благодарю! Сюй Яо спросил Лэ Яо: – А как же Цзи Фэнюй? Где его могила? – У него тоже нет могилы, – сказал Лэ Яо. – Я должен сделать ее для него позже. Когда доставят принтер, я напечатаю ему новый дом. Я… раньше сделал ему не слишком хороший дом. Когда Сюй Яо подумал о картонной коробке, которую он видел раньше, он смутно вспомнил, что в ней была упаковка с презервативами. – Как выглядит дом, когда ты его сжигаешь? – продолжал спрашивать Сюй Яо. – Ах, это… Размер рассчитывается мной, но внешний вид не изменится. Почему ты спросил? – Ничего такого, – ответил Сюй Яо. – Я буду сопровождать тебя, если ты захочешь сжечь что-нибудь в следующий раз. Я не чувствую себя спокойно, если ты выходишь один ночью. – Угу, – На самом деле, для меня безопасно выходить ночью, потому что у меня много братьев-призраков! Но когда он думал, что Сюй Яо пойдет с ним… Ну, казалось, что с ним он будет чувствовать себя счастливее. Забудьте об этом, он не возражал против такого толстого «хвоста» как генерал!