Ruvers
RV
vk.com
image

Феникс на девятом небе

Во главе с Гуй Сэнем вся делегация отправилась на юг, и примерно через полчаса они прибыли к дворцу третьей принцессы. Очевидно, что третья принцесса Фань Цзя была самой любимой дочерью императора: её резиденция была такой же огромной и ничем не отличалась от императорского дворца Фань Цзя. Перед входом сидела, будто вырезанная из белого нефрита, величественная пара гордых львов. У ворот, охраняя вход, стояло несколько десятков самых лучших воинов, которые всем видом показывали, что у врага нет не единого шанса пройти в покои принцессы и навредить ей. Покинув повозку, Фэн Мин поднял голову и, окинув взглядом архитектуру дворца, тотчас же в душе ощутил какое-то странное предчувствие. Однако юноша не мог сказать, откуда появилось это непонятное чувство. Гуй Сэнь, выступая посредником, сказал: — Наследный принц Ань Хэ, это и есть дворец третьей принцессы. Император очень любит эту дочь. Она приезжала сюда из Лэ Си и лично контролировала работу. В этом месте у подножия горы и вблизи озера все павильоны и террасы были выполнены в соответствии с природой, небом, землёй и воздухом. Эта выделяющаяся естественность заставляет восхищаться. Третья принцесса Фань Цзя поистине удивительная женщина. К великому сожалению, принца-консорта Ань Сюня постигла ранняя смерть, которая заставила одну из самых выдающихся красавиц горевать в одиночестве. — Слово за слово, вопреки ожиданиям, Гуй Сэнь по вдохновению промолвил небольшой отрывок поэмы. К сожалению, Фэн Мин ничего не знал об архитектуре, а стихи Гуй Сэня в большей степени прошли мимо его ушей, так и не расслышав ни единого слова. Юноша только и мог, что придерживаться тех принципов, которым учил его господин Жун, и с напускным видом знатока кивать головой, обнажая идиотскую, но в то же время восхищённую улыбку. Мысли то и дело охватывали его разум: «Император Фань Цзя души не чает в своей дочери — третьей принцессе, так из-за чего же ты радуешься? Будь осторожен, император может взять и передать трон своей не имеющей мужа третьей дочери, и тогда ты захлебнёшься своими же слезами». Дождавшись, пока вся делегация прибудет в столицу и покинет повозки, Гуй Сэнь поправил платье и с гордым видом направился к большим воротам, ведя за собой Фэн Мина. Однако вопреки ожиданиям, когда Гуй Сэнь и Фэн Мин подошли к воротам, перед ними выстроились охранники, преграждая путь. — Ваше Высочество принц-консорт, не торопитесь, у нас приказ третьей принцессы, сегодня к ней неожиданно нагрянул очень важный гость. Третья принцесса сильно занята и не может с радушием встретить принца-консорта и наследного принца Ань Хэ. Она выберет день, когда пригласить вас. — Я вчера договорился с третьей принцессой о сегодняшней встрече. Наследник престола Си Лэй уже стоит перед дверью. Как она смеет так неожиданно менять своё решение? — Гуй Сэнь был ошеломлён услышанным, его возмущению не было предела. В какой-то степени он был опозорен перед гостями этой вольностью третьей принцессы, поэтому всячески пытался восстановить свой статус. Охранник выглядел так, будто его загнали в затруднительное положение, но всё же вежливо проговорил: — Ваше Высочество принц-консорт, пожалуйста, не злитесь! Но к третьей принцессе действительно внезапно приехал очень важный гость, и у неё не получится выкроить время для вас. Понимая, что им придётся ни свет ни заря поцеловать порог и уехать, Фэн Мин и другие слуги недоуменно переглянулись. Взбешённый донельзя Генерал Тун холодно произнёс: — Если третья принцесса принимает у себя важного гостя, то выходит, что наш наследный принц Си Лэй, который приехал издалека, не является дорогим гостем? Ле Эр, который сегодня также следовал по пятам и прислуживал, тихо засмеялся и с сарказмом проговорил: — Генерал Тун, не нужно злиться, во всяком случае мы хотя бы поприветствовали Его Высочество принца-консорта. Насмешливые слова юноши звучали так, будто Гуй Сэнь специально пригласил не столь важных гостей. Лишь на лицо все три принца-консорта Фань Цзя казались дружелюбными, однако каждый из них планировал любыми способами заполучить трон, отчего спуску они друг другу не давали, враждуя между собой. Ань Сюнь недавно умер, сделав третью принцессу вдовой, как раз именно в тот момент, когда Гуй Сэню не терпелось унаследовать трон государства Фань Цзя. Когда он услышал слова Ле Эра, полные неприкрытой насмешки, старые обиды тотчас же заполонили его душу. Его разум захватила мысль о том, что третья принцесса намеренно отказала им в приеме, дабы унизить Гуй Сэня перед всеми. Он разозлился от такого оскорбления, но виду не показал, сжимая только кулаки, которые не были видны из-за длинных рукавов одежды. Холодная улыбка заиграла на устах, и мужчина процедил сквозь стиснутые зубы, давясь злобным смехом: — Ха-ха, в стародавние времена кто добивался встречи, тот первый и получал её. Кто этот уважаемый гость, который заставил отменить встречу с наследным принцем Ань Хэ? Гуй Сэнь хочет взглянуть на тех, кто же оказался важнее Его Высочества наследного принца Си Лэй?! — Он замолк на секунду, а потом гневно закричал, расталкивая стражу: — Проваливайте, убирайтесь с моего пути! — И попытался направиться прямо во дворец. Толпа стражников понимала, что после смерти Ань Сюня третья принцесса, вероятно, уже не сможет стать императрицей, и в конечном итоге престол достанется одному из двух принцев-консортов. В данную минуту, вполне очевидно, не нужно было злить Гуй Сэня, так как была вероятность, что, возможно, он станет новым императором Фань Цзя. Стража, недолго замешкавшись, в конце концов всё же уступила дорогу, пропуская Его Высочество вперёд. Увидев это, Фэн Мин в душе покачал головой и со вздохом сказал: — В древние времена женщина действительно была несчастной. После смерти супруга её весь мир начинал третировать, и даже стража не в силах была защитить её от обидчиков. Какая польза от любви отца-императора? К тому же, если хорошенько подумать, то чем сильнее третья принцесса с Гуй Сэнем разругается, тем проще будет её уговорить вернуться с нами в Си Лэй. Всей компанией они отправились за Гуй Сэнем во дворец третьей принцессы, поспешно пройдя через несколько разбитых садиков с цветущей дикой сливой. Ле Эр, сделав пару спешных шагов, догнал Фэн Мина и, следуя за ним, шёпотом проговорил: — Гость, который сейчас у принцессы, никто иной, как император Ли. Он взошёл на престол не больше двух лет назад, он действовал слаженно, чтобы привести страну в порядок. Он является очень жестоким человеком. Говорят, что императрица Ли недавно умерла, и он скрытно нанёс визит к третьей принцессе, вероятно, с мыслью сделать ей предложение. — Откуда тебе знать, что именно император Ли находится у Её Высочества? — тихо спросил Фэн Мин, стараясь не привлекать к себе внимание. — Перед дворцом третьей принцессы стоят повозки, на одной из которых вырезан с обеих сторон маленький флаг. Если не присматриваться, то его невозможно увидеть. Фэн Мин высунул язык от удивления. Он так торопился, что совсем не обратил внимания на экипажи перед дворцом. Подняв взгляд, он поглядел на разгневанного Гуй Сэня, что шёл впереди, и, обратившись к Ле Эру, Фэн Мин проговорил: — Если мы сейчас без приглашения ввалимся в покои принцессы, то разве не столкнёмся с императором Ли? На что Ле Эр злорадно проговорил: — На Гуй Сэня вполне заслуженно обрушится несчастье. — Ле Эр, Гуй Сэнь не обижал тебя, так почему же ты так относишься к нему? — Наследный принц, Вы даже не видите, как он смотрит на Вас, такое ощущение, что он хочет Вас проглотить целиком, не оставив ни косточки. Фэн Мин в недоумении нахмурил брови: — Может, ты ошибся? Я за ним ничего подобного не замечал. — Ох, в глазах мужчин я вижу многое, и вот эти глаза мне больше напоминают волка, увидевшего мясо. От слов Ле Эра Фэн Мин почувствовал холодную дрожь и тотчас же насторожился. В скором времени вся компания вошла в изящный двор. Внутренний дворик был со всех сторон окружён зимней красной сливой, на чёрных ветвях которой лежал белый снег. Сами цветы сливы источали великолепный, едва уловимый аромат, наполнявший воздух. Сверх того было слышно журчание воды, которое приятно ласкало слух, однако неизвестно, откуда оно доносилось. По-видимому, здесь и жила третья принцесса. Дойдя до этого дворика, Гуй Сэнь не осмелился вести себя чрезмерно разнузданно и постепенно сбавил шаг. Толпа, которая шла за ним, подумала, что скоро лично увидит, успехом или поражением закончится эта поездка к третьей принцессе. Все невольно напряглись, не смея показывать свой благоговейный вид. В тишине висящая напротив плотная дверная занавеска с вышитым фениксом внезапно поднялась. В ту же минуту к ним вышла служанка, одетая в изумрудно-зелёное длинное платье. У девушки были тонкие черты лица, взгляд похожих на цвет ртути глаз скользнул по делегации, внимательно разглядывая каждого, кто стоял перед ней. Хихикнув, она подошла к ступенькам и, обратившись к Гуй Сэню, поприветствовала его: — Приветствую Вас, Ваше Высочество принц-консорт. Третья принцесса как раз принимает важных гостей, приехавших издалека. Прошу Ваше Высочество принца-консорта и Наследного принца Ань Хэ пройти в боковой павильон и немного подождать. Гуй Сень знал эту служанку — Фэнь Янь, и она являлась любимицей третьей принцессы. Полная интриг и коварства, остра на язык. Узнав, что они уже вторглись на территорию её госпожи, девушка без раздумья от имени третьей принцессы выскочила и преградила им путь, приказав ожидать в боковом павильоне. Не захотев с ней препираться, мужчина слегка улыбнулся: — Э? Вопреки ожиданием хотите, чтобы наследный принц Ань Хэ ждал в боковом павильоне. И кто же этот дорогой гость на самом деле, заставивший третью принцессу ценить одного гостя, пренебрегая другим? Фэнь Янь обнажила две маленькие ямочки на щеках и ответила: — Я тоже не знаю, но там двое важных мужчин. Как только они вошли в комнату, то немедленно прошли к наземной песочнице, начав в ней что-то чертить. Её Высочество третья принцесса сказала, что они уважаемые гости, а если она так сказала, то значит так оно и есть. Фэн Мин и Ле Эр встретились взглядами, и у обоих проскользнула в голове мысль, что эта служанка на самом деле лукавит, давая понять, что гости крайне важные, тем самым соблазняя Гуй Сэня, чтобы тот вошёл и ударил в грязь лицом. Гуй Сэнь и впрямь остался в дураках. — В таком случае, — фыркнул он, — будет лучше, если мы всего лишь посмотрим на этих двух гостей. — И, махнув рукавом от злости, он прошёл внутрь.