Ruvers
RV
vk.com
image

Феникс на девятом небе

В четыреста семьдесят четвёртом году династии Юань Жун Тянь вступил на престол и стал императором Си Лэй. Будучи признательным старому князю Жуну за любовь и заботу, оказанную ему в детстве, мужчина решил унаследовать прежнее имя — Жун Тянь. С тех самых пор не было больше регента Жун Тяня, лишь император Си Лэй Жун Тянь. Фэн Мину же пожаловали титул князя. Прежний господин Жун в глазах всех государств некогда был лицом, представляющим угрозу, а сейчас, изменив статус и законно заняв престол, как истинно мудрый правитель Си Лэй, вне всякого сомнения, создавал огромную опасность для всех непрерывно воюющих одиннадцати стран. Исходя из желания выразить своё хорошее расположение и «прощупать почву», все императоры один за другим доставили Жун Тяню подношения, когда тот вступил на престол. Император маленького государства Юн Инь, которое граничило с Си Лэй, ради того, чтобы переманить на свою сторону Жун Тяня, прислал старшего сына Юн И с драгоценными подарками, чтобы лично поздравить новоиспечённого императора. Даже император Ли Жо Янь, чьи мысли и действия извечно трудно было постичь, тоже отправил посланника. Посланником Жо Яня оказалась его родная младшая сестра Мао Гуань… Могущественная армия беспристрастно добралась до Си Лэй, где уже в марте месяце наступала весна. Посланник вместе с солдатами Ли, совершив длинное и трудное путешествие, в конце концов достиг столицы Си Лэй, где во дворце императора Жун Тянь принял принцессу Мао Гуань. Фэн Мин по-прежнему жил во дворце наследного принца. — Быстро рассказывай, что преподнесла тебе младшая сестра Жо Яня? — Ничего, просто коробочку. — Такую простую безделушку? — Фэн Мин разочарованно опустил плечи. — Ты и он носите звание двух выдающихся мужей Поднебесной, так почему бы не преподнести какую-нибудь интересную вещицу?! Жун Тянь открыто рассмеялся и, очистив фрукт, отправил в рот Фэн Мина: — Он и я ненавидим друг друга, какой подарок он мне может преподнести? — В коробочке есть что-то? «Есть. В этой коробочке есть одна, размером с зёрнышко, чёрная пилюля». — Думая об этом чёрном, как смоль, подарке, который был словно глаз смерти, Жун Тянь слегка изменился в лице. Но вскоре его лицо стало прежним, и мужчина, дурачась, произнёс: — Если бы там была какая-нибудь интересная вещица, то давно принёс бы тебе. Фэн Мин, тоже думая так же, безразлично кивнул. Чиу Лань подала горячий чай. Передав чашку с напитком прямо в руки Фэн Мину, она радостно хихикнула и тихо спросила юношу: — Почему князь Мин не спросит у государя, красива или нет принцесса Мао Гуань? — Да-а, — сказал сам себе Фэн Мин и тут же потянул Жун Тяня за рукав: — Красива или нет принцесса Мао Гуань? — Не красива. Фэн Мин моргнул несколько раз: — Тогда зачем Жо Яню захотелось послать свою младшую сестру в Си Лэй? — Я не Жо Янь, откуда мне знать? Возможно, в государстве Ли никого не осталось. — Жун Тянь погладил по щеке Фэн Мина: — Фэн Мин, сегодня небо чистое, пойдём прокатимся на лошади. — Хорошо! Коварные замыслы тихо зажимали в тиски. На лугу Байюнь мчался на всех парах, заставляя Фэн Мина весело кричать. Его искусство верховой езды стало намного лучше, и господин Жун уже спокойно позволял ему самостоятельно прокатиться на этом строптивом коне. Глядя на то, как Фэн Мин, сидя верхом на Байюне, делает круг, Жун Тянь изменился в лице. Его сияющая, как чистое небо, улыбка помрачнела, словно её затянули тяжёлые грозовые тучи. Жо Янь явился не с добрыми намерениями. Жун Тянь вспомнил, как утром дал аудиенцию принцессе Мао Гуань. — Мао Гуань из государства Ли покорнейше исполнит обязанности своего императора, от всего сердца желая императору Си Лэй счастья и исполнения желаний. — В главном зале Мао Гуань была облачена в национальный костюм Ли и обращалась к восседавшему на высоком троне Жун Тяню, церемонно приветствуя его. — Принцесса Мао Гуань приехала издалека и, наверное, устала. — Но это того стоило, ведь Мао Гуань лично встретилась со всемирно известным императором Си Лэй. — Ей исполнилось только шестнадцать лет, да и сама Мао Гуань не была столь очаровательной, как третья принцесса Фань Цзя, однако её положение было гораздо выше, чем у третьей принцессы, так как девушка являлась единственной младшей сестрой императора Ли Жо Яня. Жун Тянь холодно улыбнулся: — Как поживает император Ли, хорошо или нет? — Старший брат-император поживает хорошо, благодарю императора Си Лэй за беспокойство. Подумав о том, что Фэн Мина отравили неизвестным ядом, Жун Тяню тотчас же захотелось съесть заживо Жо Яня. Однако, глядя, с каким непринуждённым видом держится его младшая сестра, неожиданно осмелившись лично принести ему поздравления, мужчина решил, что проявлять дурные манеры было бы крайне неуместно. Обнажив улыбку, Жун Тянь спросил: — Её Высочество приехала сюда, проделав путь в тысячу ли, чтобы от имени императора Жо Яня вручить мне что-то? Мао Гуань кокетливо улыбнулась: — Старший брат-император сказал, чтобы император Си Лэй сам догадался, что за подарок он прислал. — Э? — В душе Жун Тянь напрягся, но улыбка так и не сошла с его лица: — Великодушно простите Жун Тяня, он очень скучный человек и не может угадать мысли императора Ли. Прошу принцессу подать сюда этот подарок. Мао Гуань приподняла голову, поглядела на Жун Тяня издалека и, обнажив ямочки на щеках, сказала: — Так нервничаете, значит, император Си Лэй уже догадался. — Девушка неторопливо вытащила из рукава медную коробочку и передала слуге, чтобы тот отдал её императору. Взяв вещицу в руки, Жун Тянь открыл её и заглянул внутрь, внезапно обнаружив там чёрную, размером с зёрнышко, пилюлю. Пригласив Мао Гуань пройти в личные покои императора, Жун Тянь перешёл прямо к делу: — Император Ли, в конце концов, на что намекает, преподнося этот подарок? Мао Гуань слегка улыбнулась: — Кто может знать, о чём думает старший брат-император? — С интересом заглянув в холодные глаза Жун Тяня, девушка наклонила голову и рассмеялась, словно простая деревенская девочка. — Только Мао Гуань может понять мысли старшего брата-императора. — Принцесса, пожалуйста, скажите. — Князь Мин сообразительный, и во всей Поднебесной нет второго такого человека. Говорят, недавно он заразился странной болезнью… — Странной болезнью? Стоит только приблизиться к Жо Яню, и, похоже, каждый заразится странной болезнью, — холодно фыркнул Жун Тянь. — Старший брат-император по достоинству ценит талантливых людей. Конечно, было бы безжалостно, со стороны моего старшего брата-императора, позволить молодому князю Мину покинуть этот свет. Поэтому он настоятельно попросил Мао Гуань взять целебное лекарство и подарить его императору Си Лэй. Жун Тянь проявил заметное недоверие: — Жо Янь может быть настолько добродушным? — У старшего брата-императора и в мыслях ничего дурного нет. — В глазах Мао Гуань читалась надменность: — Лекарство хоть и хорошее, только оно может лишь ослабить боль и то — всего один раз. Если хотите, чтобы князь Мин полностью выздоровел, боюсь, ему придётся отправиться в Ли, где позволит старшему брату-императору лично ухаживать за ним. В прозвучавших словах полностью проявился хитрый замысел Жо Яня. Жун Тянь свирепо заскрежетал зубами, а в глазах сверкнул злобный блеск: — Хочешь, чтобы я взял и сам преподнёс обеими руками Фэн Мина, даже не думай! —Тц-тц, давно ходят слухи, что император Си Лэй знаниями и опытом превосходит других, так почему же он постоянно обнажает свою злость перед крошкой Мао Гуань? — Давно посвящённая в коварный план Жо Яня Мао Гуань, ничуть не испугавшись, покачала головой: — Фактически, если Ваше Величество не хочет отпускать князя Мина, то есть и другой способ. — И девушка ловко приблизилась к уху Жун Тяня… — Жун Тянь! Жун Тянь! — крик Фэн Мина прервал мысли Жун Тяня. Мужчина спешно поднял голову и увидел, как Фэн Мин, сидя на Байюне, мчится к нему. Приблизившись к Жун Тяню, Фэн Мин, не обращая внимания на галоп лошади, искусно выполнил сложный акробатический трюк и, с улыбкой выпрямившись, спрыгнул с коня прямо на Жун Тяня. — Осторожно! — Ха-ха-ха… Пару раз прокатившись по зелёной траве, двое мужчин остановились. — В который раз говорю: ещё раз сделаешь то, что вздумается, и я не позволю тебе кататься на лошади! — тихо прорычал Жун Тянь, прощупывая руку Фэн Мина. — Ушибся? — Не ушибся. — Я действительно хочу тебя наказать, хотя бы раз… — Жун Тянь гневно посмотрел на Фэн Мина. Вытянув руку, мужчина помог юноше убрать травинки из волос. Байюнь, прекратив мчаться, медленно подошёл к парочке и, размахивая хвостом, покорно опустил голову, начав щипать траву.