Ruvers
RV
vk.com
image

Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону

Искупление гpеxoв прошлого во имя будущего!

Глава 2. Искупление гpеxoв прошлого во имя будущего! Увидев, что Mу Чэнь согласился, Гу Юньцзюэ счастливо обнял того за шею. И указав на черные облака, скрывшие вершину горы, спросил: – Нужно ли мне участвовать в испытании? Старшие братья говорили, что, взобравшись на гору, я смогу открыть Путь к бессмертию. Никогда раньше Му Чэнь не был так близок к кому-либо. Чувство неловкости заставило его отвернуться. Негромко фыркнув, он возразил с властной интонацией. – Ты мой ученик! Незачем тебе взбираться на гору, как грязной обезьяне. Истощенный ребенок в его руках практически ничего не весил. Му Чэнь твердо решил, что его главным приоритетом будет хорошо растить мальчика. Гу Юньцзюэ позабавило сравнение Учителя. Красивое лицо Му Чэня оказалось в досягаемости и он, не удержавшись, коснулся его пальцем. Чрезвычайно белая, практически прозрачная кожа завладела вниманием мальчика. Учитель уже поглотил Темный огонь Девяти Ян? Мучил ли его огненный яд? Кроме того, в теле Учителя чувствовался отблеск знакомой силы, манящей его все сильнее. Эта сила… Oна находится в области груди молодого человека. Ладошка, перемещаясь все ниже, успела убежать с лица на грудь. Ребенок почувствовал отчетливое сердцебиение. Склонив голову, мужчина, наконец-то, посмотрел на мальчика. Его взгляд не выражал особых эмоций. «Зачем он коснулся его лица? Груди? У него проблемы с головой?» – Учитель? – …… Знакомое слово вернуло Му Чэня в прошлое. Ностальгия заставила позабыть о ладошке на груди. Полный нежности и заботы взгляд некоторое время изучал маленького Гу Юньцзюэ. Молодой человек не знал, что ответить. Он и не подозревал, что душу ребенка на его руках также терзают сильные противоречия. – Учитель теплый, это так здорово, – улыбнулся Гу Юньцзюэ, обнимая Му Чэня за шею. Его личико плотно прижалось к щеке молодого человека. Вспыхнувшее на несколько секунд в глазах ребенка кровавое свечение осталось незамеченным Му Чэнем. Сердце Учителя снова бьется. Ничего общего с мертвым, остывающим на его руках телом из прошлого. Гу Юньцзюэ не чувствовал вины за разрушение трех миров. Единственное, о чем он горько сожалел, так это о вовлечении его бескорыстного Учителя. Он знал, время пойдет вспять, но не ожидал, что вернется настолько далеко. Еще бы каких-то пять лет и его существование могло вовсе оборваться. Глядя на свои маленькие руки, Гу Юньцзюэ понимал, ему придется начинать все с самого начала. Все было под контролем. Просто Му Чэнь, каким-то образом, появился на десять лет раньше. И мальчику действительно нужно понять почему. Однако сейчас он перед ним, жив и так близок. Его единственная отрада. Единственный, достойный его внимания, человек. Перерождение помогло в расстановке приоритетов. Он больше не допустит ошибок прошлого. Му Чэнь не мог знать о горечи в сердце ребенка, приведшей к хрупкости психики. Как всего лишь одно событие поразило сознание его маленького жестокого ученика. Крепкое объятие маленького мальчика смягчило сердце мужчины. Му Чэнь похлопал ученика по спине, перемещая того в более удобное положение. – Холодны лишь мертвые тела, твой Учитель жив, поэтому теплый. – Учитель? – Да? – Учитель? – Да? Подозрения в том, что ученик может бояться высоты, заставили губы Му Чэня изогнуться в улыбке. Он мягко погладил Гу Юньцзюэ по голове. Мальчик выглядел таким хрупким и истощенным. Перед глазами молодого человека замелькали сцены бесчисленных издевательств над Гу Юньцзюэ. Как при тяжелом, изнурительном труде, ему никогда не доставалось достаточной порции еды. Желание оберегать и обеспечивать ребенка всем, что ему может понадобиться, укоренилось в сердце Му Чэня. Перебирая пальцами детские мягкие волосы, мужчина решил заменить старую деревянную шпильку мальчика на духовный артефакт, способный его защитить. Этот ребенок всегда ценил и любил разного рода сокровища. Возможно, из-за лишений, перенесенных в детстве, повзрослев, он решил с лихвой восполнить сей пробел. Гу Юньцзюэ никогда не стеснялся отбирать вещи у людей, потерпевших поражение в схватке с ним. Если бы другие люди могли узнать о мыслях Му Чэня, они бы, наверняка, подумали, что он сошел с ума. Оружие совершенствующихся также делилось на ранги. От низших к высшим это были магические, духовные и божественные артефакты со специализацией атаки, защиты и поддержки, а также существовали артефакты, совмещающие все три типа. Как и пилюли, артефакты можно классифицировать по качеству: низкого, среднего, высокого и высшего. Важно отметить, что Мастера создания артефактов, как и Мастера алхимии, в мире совершенствующихся были действительно редки. Люди, создающие артефакты, чрезмерно гордились своими способностями. Все эти совершенствующиеся были отчужденными, тщеславными и высокомерными, считая себя высшими существами. Так, кто бы из них ради ребенка создал духовный артефакт в виде шпильки? Забудем о существовании людей способных изготовить мощные артефакты. Никто из них не сподобился бы одарить такой вещью чужого ребенка. Да что чужого, они и своих сыновей подобным не баловали. Что уж говорить об учениках. Гу Юньцзюэ почувствовал необычайную нежность Му Чэня. Одарив учителя очаровательной улыбкой, он и сам не заметил, как его персиковые глаза превратились в полумесяцы. Ребенок выглядел волшебно! Поддавшись его обаянию, Му Чэнь и сам улыбнулся. Конечно же, маленький ученик пока очень наивен. И если взяться за его воспитание всерьез, тот никогда не ступит на кривую дорожку. _________________ Высокомерный, с ледяным взглядом легендарный алхимик, появившийся в зоне регистрации, произвел настоящий фурор. Обладая высоким статусом и лучшей внешностью в секте Чунюнь, он мог позволить себе некоторое высокомерие. Вцепившийся в его шею, изможденный страданиями мальчик, также привлек внимание общественности. Не укрылось от глаз окружающих и трепетное отношение Мастера к этому странному ребенку. Подойдя к столу, Му Чэнь произнес: – Зарегистрируйте Гу Юньцзюэ как моего личного наследуемого ученика. – Личный ученик… – управляющего, отвечающего за регистрацию, до глубины души поразило прибытие Му Чэня. A после слов «личный ученик», он затрясся, протягивая нефритовый жетон. – Поздравляю Пятого старейшину! – он улыбался так широко, что его старое лицо превратилось в сплошные морщины и выглядело как «дикая хризантема, опустошенная ветром». Нахмурившись, Му Чэнь отодвинулся от старика, дабы избежать поздравлений. Улыбка выглядела фальшивой, уж лучше вообще не улыбаться, чем так. Управляющий также не хотел навлекать на себя насмешки. Вместо этого, он повернулся к Гу Юньцзюэ, чтобы выразить тому свое почтение. – Доброго благословения Маленькому хозяину дворца! Гу Юньцзюэ также отклонился от старика и сощурился, думая про себя: «Маленькая принцесса [1]? Хе-хе, этот отвратительный старик самим своим видом оскверняет прекрасные глаза Учителя. Почему бы просто не убить его!» Управляющий хотел продолжить разговор, но внезапно почувствовал холодок в сердце. Заметив безразличный взгляд бездонных глаз ребенка, он почувствовал, будто его сердце пронзили острым мечом. Волосы на голове зашевелились. Управляющий не посмел и дальше говорить глупости, поспешно передав нефритовый жетон Мастеру. Му Чэнь получил жетон размером с ладонь со множеством выгравированных символов. Взяв руку Гу Юньцзюэ, молодой мужчина выдавил каплю крови и позволил ей упасть в небольшое отверстие на нефритовой пластине. После поглощения крови нефритовый жетон загудел и засветился яркими лучами света. Этот жетон обозначал ранг личного ученика и давал доступ ко всем основным областям секты. Самое главное, он давал право читать все типы руководств в Павильоне самосовершенствования. С точки зрения Му Чэня, это было по-настоящему важно! Он не собирался ограничивать новоявленного ученика. В то же время в секте Чунюнь появилась Лампа души ученика на пятом месте в ряду Мастеров секты, пустовавшем уже долгое время. Му Чэнь с удовлетворением спрятал нефритовый жетон на груди Гу Юньцзюэ. С этого момента у маленького ученика был Учитель, и никто больше не посмеет запугивать его. Только после ухода молодого человека, управляющий охлопал себя по груди и вздохнул с облегчением. Утерев холодный пот со лба, старик посмотрел на свои дрожащие руки. Даже если бы он захотел заплакать, у него не было слез. Мастера шести дворцов и двенадцати дворцовых залов должны были получать одобрение Главы секты для принятия личного ученика. Так как Му Чэнь зарегистрировал пятилетнего ученика без ведома, это казалось полным игнорированием существования Главы секты. Если его обвинят в произошедшем, каким образом он сможет снять с себя обвинения? Еще более неприятным было то, что старшинство в шести дворцах и двенадцати залах совершенно особенное. С пятой позицией Му Чэня, его личный ученик также наследует пятое место. Что касается Мастера, находящегося на шестой позиции, хотя его ученики и старше, но встретив Гу Юньцзюэ, им всем придется с уважением называть его «Пятым старшим братом». Размышляя об ужасной судьбе других, управляющий растирал шею. Он так испугался, что весь покрылся мурашками. Глава секты Юэ Минцзэ также был ошеломлен полученным известием. Как Му Чэнь может выбрать своим личным учеником случайного ребенка? Первое, что нужно сделать при выборе личного ученика, это проверить его прошлое. Затем оценить характер выбранного ребенка. Однако, избранным стал обычный пятилетний мальчик. Они пока не могли предположить, каково его понимание сути вещей и во сколько он сможет заложить свое Основание. Почему же Му Чэнь выбрал его в качестве личного ученика? У ребенка обнаружились действительно хорошие способности, однако Гу Юньцзюэ нельзя было назвать лучшим. Кроме того, он был слишком мал и нуждался в большем внимании, чем другие. Му Чэня вряд ли можно охарактеризовать как разговорчивого или внимательного наставника. Он хоть знает вообще, как заботиться о других? Опыт Юэ Минцзэ подсказывал – если такой маленький ребенок будет находиться рядом с Му Чэнем, то Мастер Му совершенно точно накормит его непонятными вещами. Ответ на вопрос, сможет ли Гу Юньцзюэ вырасти в целости и сохранности под присмотром Му Чэня, вызывал серьезные сомнения. Му Чэнь действительно не задумывался, как это, воспитывать ученика. Возможно, просто дать ему все самое лучшее, было бы правильным решением. Молодой человек, вместе с Гу Юньцзюэ, отправился обратно во Дворец Яньян. По пути они привлекали взгляды многих учеников. Те, засмотревшись, иногда сваливались со своих мечей. Му Чэнь, время от времени, гладил Гу Юньцзюэ по спинке, постоянно хмурясь. Мальчик слишком худой. Должно быть, он перенес много трудностей в своей жизни. Когда они вернутся, он должен приготовить несколько пилюль, чтобы вылечить мальчика. Через несколько дней он обязательно поправится. – У тебя есть семья? – Му Чэнь вдруг осознал, что Гу Юньцзюэ еще слишком мал для того, чтобы самостоятельно добраться до секты Чунюнь. Независимо от того, сколько родных у него было, мужчина не возражал обеспечить еще несколько человек, если это позволит Гу Юньцзюэ получить внимание близких родственников. Му Чэнь никогда не испытывал семейной любви, но понимал, что таким маленьким детям нужна поддержка родителей. Отсутствие семьи также могло послужить причиной искажения характера. Тем не менее, Гу Юньцзюэ улыбнулся и покачал головой. – Двое пожилых слуг привели меня сюда, но они уже ушли. – А где твои родители? – Маму убил отец. У него более десятка сыновей. Из всех них я самый бесполезный, – губы Гу Юньцзюэ скривились, словно он говорил о ситуации другого человека. На его лице не было ни следа гнева. Мальчик не собирался лгать своему Учителю, поэтому просто рассказал правду. Редко, когда Учитель бывал настолько обеспокоен, чтобы начать расспрашивать о таких пустяках. Ему повезло, что сейчас он обладал внешностью маленького ребенка и мог вести себя перед Учителем избаловано. Сердце Му Чэня сжалось. На мгновение заколебавшись, он все же погладил голову Гу Юньцзюэ, успокаивая: – Теперь у тебя есть Учитель, переживать больше не о чем. Гу Юньцзюэ взял Му Чэня за руку и удовлетворенно улыбнулся, чувствуя тепло его ладони. Независимо от того, сколько всего пережил Маленький мастер, его характер так и не изменился. У него всегда безразличное лицо, он не любит говорить и редко улыбается. Каждое действие и каждое убийство всегда совершаются им твердо, без малейшего сострадания к врагам. Это заставляло других считать, что у него хладнокровный, бесчувственный нрав, и с ним нелегко поладить. Однако, на самом деле, Маленький мастер был нежным и мягким человеком. Как прискорбно, что он известен как безжалостная личность. Теперь он понимал правду, и пока этого было достаточно. _________________ Небольшое безответственное шоу от автора: Му Чэнь с важным видом: «Дайте самую вкусную еду этому маленькому ученику! Относитесь к нему лучше, чем к кому-либо! Дайте ему все самое полезное… Дайте все, что любит мой маленький ученик! Я позабочусь о том, чтобы в этой жизни этот милый маленький ученик никогда не стал «кривым»!» Гу Юньцзюэ широко улыбнулся: «Учитель, твой ученик совсем не «кривой». После встречи с тобой я особенно «прям»». _________________ [1] 小宫主 [xiǎo gōngzhǔ] – Маленький хозяин дворца и 小公主 [xiǎo gōngzhǔ] – Маленькая принцесса произносятся одинаково.