Ruvers
RV
vk.com
image

Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону

Наконец-то нашел тебя

Глава 1. Наконец-то нашел тебя У подножия горы секты Чунюнь [1] сотни молодых людей ожидали начала испытания на огромной площади, вымощенной синими и серыми плитами. Горный массив испытания уже открылся. Атмосферное давление снизилось. Внезапно, над пиком испытания появилось и, казалось, застыло странное скопление черных туч, напоминающее вершину соломенной шляпы. Безумный горный ветер выдувал колючий крупный песок, кружась по всей горе. Завывание ветра походило на скорбный вой волка, заставляя чувствовать себя угнетенными в такую мрачную погоду. Издали могло показаться, что горная дорога извивается и крутится как длинная змея, обернувшаяся вокруг горы, а голубые каменные врата у входа – это большой рот, жадно пожирающий людей. Чунюнь – знаменитая праведная секта совершенствующихся на континенте Цанлань [2], открывающая свои двери для приема учеников только раз в десять лет. Все присутствовавшие здесь молодые люди стремились попытать счастья. Ведь если они смогут пройти испытание секты Чунюнь, то, даже невзирая на статус и происхождение, сумеют полностью преобразиться, ступив на Путь к бессмертию. Площадь окружало более дюжины колонн из темно-синего камня, вершины которых венчали головы свирепых причудливых драконов. Говорят, что при их создании основатель секты Чунюнь использовал технику Дао, призванную отгонять злых духов и защищать гору. Колонны возвышались там в течение нескольких тысяч лет, но ни дождь, ни ветер не смогли оставить на них ни единого следа. В данный момент на вершину самой высокой каменной колонны опустился легкий как перышко молодой мужчина. На вид ему было около двадцати, из-за стройного телосложения он казался несколько худым и слабым. Но, в то же время, прекрасное и изящное лицо напоминало искусно вылепленную скульптуру, на которой невозможно было отыскать ни единого изъяна. А на изысканной белоснежной одежде с широкими рукавами не видно было ни пылинки. Украшали его одеяние лишь тонкие золотые бамбуковые листья на отвороте воротника и манжетах. Золотистая нефритовая корона аккуратно скрепляла длинные волосы, слегка развевающиеся на ветру. Молодого мужчину окутывала туманная дымка, придающая ему бессмертный, отчужденный и благородный вид. Его внезапное появление ошеломило учеников, отвечающих за испытание, заставив их застыть на месте. – Приветствуем Великого мастера! Мы с уважением приветствуем прибытие Великого мастера! – подали голос несколько дрожащих от волнения юношей, одетых в одежду учеников третьего поколения, сразу же склонившихся в почтительном приветствии. Секта Чунюнь владела шестью дворцами, двенадцатью дворцовыми залами, тридцатью шестью вершинами и семьюдесятью двумя пещерами, а оставшихся маленьких гор и пещер слишком много, чтобы их возможно было сосчитать. Тем не менее, эти шесть дворцов, включая дворец Главы секты – Дворец Чунян [3], являются наиболее важными, так как представляют собой основу секты Чунюнь. Му Чэнь являлся главой пятого дворца, Дворца Яньян [4]. Хотя Му Чэнь достаточно поздно вступил в секту, его положение к данному моменту было на одну ступень выше, чем у Главы секты. Oн пятый среди мастеров. Каждый раз, при встрече с ним, Главе приходится склонять голову и называть его «Пятый дядя». Он единственный личный ученик величайшего в мире совершенствования Мастера алхимии, к тому же заложивший свое Основание в шестнадцать лет. Не прожив и сотни лет, он уже стал гениальным алхимиком на стадии Полубога. Му Чэнь всегда являлся объектом восхищения учеников секты Чунюнь. Жаль только, что его нрав всегда был равнодушным и безразличным, и он никогда не показывался в людных местах. Кроме того, он всегда жил особняком, в соответствии с собственным представлением о жизни, и не любил создавать крепкие отношения с другими людьми. Он даже прославился как таинственное существо. И вот такой человек появляется на испытании секты Чунюнь. Как подобное может не шокировать многочисленных зрителей? Все до единого тут же забыли о предстоящем испытании, а их взгляды сосредоточились исключительно на фигуре Му Чэня. Стоявшие напротив осмеливались смотреть только на его одежду, опасаясь встретиться с ним взглядом и этим навлечь на себя бедствие. Пристальное внимание окружающих совершенно не беспокоило Му Чэня: он занимался своим делом, скользя взором по окрестностям. Одна нога свободно ступила на голову дракона. Казалось, молодой мужчина делал так прежде уже бесчисленное количество раз, его шаги обладали естественной легкостью. Глядя на эти действия, ученики секты Чунюнь испуганно вздохнули. Но сам Му Чэнь не нашел ничего неуместного в способе своего передвижения. Выражение его лица, как и прежде, оставалось холодным и чистым как морозный воздух, когда он смотрел свысока на людей под ним, сощурив свои длинные и узкие глаза феникса [5]. Он искал конкретного человека. Точнее ребенка, но не знал ни его возраста, ни внешнего вида. Перебрав взглядом множество детских лиц среди тех, кто ожидал испытания, Му Чэнь, наконец, остановился на ребенке в простой черной одежде. По сравнению с остальными детьми, которым было в среднем около десяти лет, этот мальчик казался намного младше. На вид ему нельзя было дать больше пяти-шести лет. В настоящее время он в одиночестве сидел на каменной плите и медитировал. Неизвестно, нарочно так вышло или случайно, но поблизости от ребенка не находилось ни души. Несмотря на желтоватое лицо и изможденное тело, мягкие и нежные черты лица выглядели чрезвычайно милыми. Видимо, почувствовав, что кто-то наблюдает за ним, мальчик открыл глаза и повернулся взглянуть на Му Чэня. У него оказались насыщенно-черные, как чернила, спокойные и бездонные изящные персиковые глаза [6]. А в уголке левого глаза располагалось родимое пятно в форме слезинки: ослепительно красивой и очень привлекательной. В одно мгновение Му Чэнь приземлился рядом с ребенком и склонил голову, чтобы внимательнее рассмотреть лицо мальчика. Его взгляд устремился к маленькой чарующей «слезе». Сложные и непостижимые эмоции мелькнули в его обычно безразличных глазах, когда он спросил: – Как тебя зовут? Голос мужчины оказался таким же холодным и чистым, как и его характер, пробирая холодом от макушки до пальцев ног. Заданный вопрос заставил очнуться от транса ошеломленных людей, а также позволил потрясенному ребенку прийти в себя. – Гу Юньцзюэ, – ответил мальчик, показывая милую улыбку и застенчиво глядя на Му Чэня. В его черных глазах отразилась фигура молодого человека, а взгляд наполнился восхищением от такого захватывающего дух зрелища. Му Чэнь кивнул и, к удивлению всех присутствующих, взял Гу Юньцзюэ на руки. После чего, поленившись сказать еще хоть слово, он попросту ушел. – Старший… Старший мастер! – торопливо закричал ученик третьего поколения, пытаясь остановить Му Чэня. Этого ребенка, назвавшегося Гу Юньцзюэ, выбрал лично Глава секты. Даже не достигнув шести лет, мальчик уже вступил на стадию Конденсации Ци и обладал Небесным огненным духовным корнем. Независимо от результатов сегодняшнего испытания, было решено, что он попадет во внутренний круг секты. Тем не менее, сейчас ребенка забирают на его глазах. Что же он доложит Главе? К сожалению, белый силуэт уже пролетел мимо, оставив после себя только изысканный и сладкий лекарственный аромат. Образ элегантного бессмертного уже исчез. Издали, скрываясь за облаками, два старика наблюдали за произошедшим непредвиденным событием. Один из них негромко произнес: – Так молод, но уже достиг начальной стадии Полубога. Этот мальчик с мягкой кожей и нежным мясом выглядит так вкусно. Уровни совершенствования делились на стадии: Конденсации Ци, Заложения основания, Золотого ядра, Зарождающейся души, Полубога, Синтеза, Обретения бессмертия и Вознесения. Из них лишь стадия Конденсации Ци включала в себя девять уровней. Все остальные делились на начальную, среднюю и позднюю стадию. Му Чэнь почти сто лет шел по Пути к бессмертию, и его совершенствование уже достигло начальной стадии Полубога. В глазах других совершенствующихся он действительно был слишком молод для таких свершений. Вот только другой старик усмехнулся. – Советую не делать глупостей. Если из-за твоих действий наш план провалится, Молодой мастер наверняка живого места на тебе не оставит, а то и на куски разрубит, скормив останки демоническим зверям. Услышав эти слова, первый собеседник затрясся, не посмев больше и рта раскрыть. Держась на расстоянии и скрывая свое присутствие, они последовали за Му Чэнем. Но увидев взмах маленькой ручки, старики молчаливо кивнули, приняв приказ. И никем незамеченные, они сменили направление и скрылись из виду. _________________ Му Чэнь держал ребенка на руках несколько неловко. До перерождения у него был всего один ученик – Гу Юньцзюэ. Изначально Глава секты лично воспитывал мальчика десять лет, а после передал на обучение Му Чэню. И на тот момент уже давно прошли те времена, когда его можно было поднять на руки. Говоря точнее, Му Чэнь даже не знал, как Гу Юньцзюэ выглядел в детстве. Если бы не бросающаяся в глаза темно-красная «слеза», то потребовалось бы куда больше усилий, чтобы его отыскать. В прошлой жизни Му Чэнь принял Гу Юньцзюэ как личного ученика по настоянию Главы секты. Он не ожидал, что пятьдесят лет спустя, тот воспользуется его уходом в уединение и совершит скрытную атаку на запретную область. Эта атака разбила на куски запечатывающую скалу между мирами бессмертных и демонов, вызвав ужасную неразбериху. Так его ученик, являющийся гением в мире совершенствующихся, одним махом превратился в Демонического владыку мира демонов. Самого Му Чэня запечатали в Пагоде подавления духа, поскольку были твердо убеждены, что учитель и ученик заодно. Но неожиданно все это оказалось заговором. В конце концов, на помощь ему пришел никто иной, как тот самый предавший его нерадивый ученик. К сожалению, к тому времени Му Чэнь уже достаточно долго подвергался воздействию огненного яда. Из-за дополнительного воздействия Пагоды подавления духа, запечатавшей духовную силу, его душа была нестабильна. Тогда Гу Юньцзюэ весь в крови ворвался в Пагоду, чтобы спасти его, и перелил всю свою силу в тело Учителя. Но, в итоге, самого Гу Юньцзюэ скрытно атаковал близкий друг Му Чэня, с которым тот пережил множество радостей и трудностей жизни. В конечном счете Му Чэнь все же не избежал смерти. Даже после перерождения, мужчина так и не понял, почему еще толком не поживший на свете Гу Юньцзюэ рискнул прийти и спасти его? И что с ним случилось потом? Вероятно, лишившись духовных сил и навыков, он попал в руки тех лицемеров, окончив свою жизнь крайне мрачно и прискорбно. Сразу после возрождения, первая информация, полученная Му Чэнем, касалась проведения испытания для приема учеников в секту Чунюнь. Разум мужчины заработал невероятно быстро, и в голову пришла неожиданная мысль. Если в новой жизни он лично, с малых лет, воспитает Гу Юньцзюэ, будет нежно любить его, обучать словом и делом, возможно, таким образом получится предотвратить переход ученика к практикам темных искусств, тем самым полностью изменив предначертанную им обоим судьбу? Следовательно, Гу Юньцзюэ не придется с большим риском для себя проникать в Пагоду подавления духа, после чего переливать свою энергию ради спасения Учителя, и в итоге терять жизнь. Впервые увидев ребенка, Му Чэнь испытал противоречивые чувства. Он не ожидал, что Гу Юньцзюэ будет настолько истощенным и болезненным мальчиком, одетым в потертую и грубую одежду. Да еще и выглядящим так, словно перенес множество трудностей в жизни. Одинокая душа, такая маленькая, но уже отвергнутая всеми. Ощущая скованность молчаливого ребенка в своих объятиях, Му Чэнь решил, что тот сильно взволнован. К счастью, он не плакал и не шумел, когда его неожиданно без объяснений унесли. Размышляя об этом, мужчина неуклюже похлопал Гу Юньцзюэ по спине. Стараясь, чтобы его голос звучал как можно мягче, без каких-либо резких нот, он сказал: – Не бойся, я… Я – дядя Главы секты. Его слова были очень убедительны, ведь всякий раз, видя его, последователи секты сперва цепенели, а потом реагировали примерно так же, как те ученики с испытательной площадки, дрожали с головы до пят, кланялись и рассыпались в бесконечных уважительных приветствиях: «Пятый старейшина», «Старший мастер», «Великий мастер», «Старший дядя» и другие различные виды обращений. Гу Юньцзюэ послушно кивнул, наконец-то улыбнувшись краешками губ, и постепенно расслабился. От такого послушания мальчика Му Чэнь почувствовал неописуемое утешение и сам вздохнул с облегчением. Если бы ребенок начал плакать, он даже не знал бы, как его успокоить. Му Чэнь всегда был немногословен. Он остановился, только пройдя всю дорогу до внутренней Зоны регистрации учеников секты. – Я хочу принять тебя в качестве личного наследуемого ученика, – сказал он ребенку на своих руках. Первоначально Му Чэнь собирался объяснить Гу Юньцзюэ разницу между личным и обычным учеником. Однако мальчик неожиданно протянул руки к его лицу и серьезно спросил: – Личный ученик означает, что ты будешь воспитывать меня, пока я не стану старше. А когда вырасту – уже я позабочусь о тебе? Му Чэнь поднял взгляд к небесам, на мгновение замешкавшись с ответом, а затем кивнул. – Можно и так сказать. Пока его ученик еще так мал, он должен заботливо воспитывать его, давать ему только самое лучшее, искренне любить и всегда находиться рядом с мальчиком, чтобы в будущем тот не пошел по кривой дорожке. А повзрослев, ученик будет относиться с искренним уважением к своему Учителю, практически считая его отцом, так как: «Учитель на день, отец на всю жизнь». Гу Юньцзюэ удовлетворенно улыбнулся. – Тогда будем считать, что мы заключили договор, а Небесный закон будет в качестве свидетеля. Му Чэнь удивленно кивнул. Поразительно, что такой маленький ребенок знает, как использовать Небесный закон. Этот вид договора является роковым ограничением для совершенствующихся. Давая такое обещание, стоит ему назвать мальчика умным или скорее хитрым? _________________ Небольшое безответственное шоу от автора: Черная кошка, смотрящая искоса: «Му Чэнь, твой ученик извращенец! Ты должен быть осторожен!» Му Чэнь: «Не говори глупости, он всего лишь ребенок». Черная кошка, смотрящая искоса: ╮ (╯ ▽ ╰) ╭ «Если ты не слушаешь старших, то впереди тебя ждут страдания. Я твоя мать, дитя моё!» _________________ 1. 崇云 [chóng yún] – возвышенное / величественное облако. 2. 沧澜 [cāng lán] – 沧 = голубой, синий, студеный; 澜 = большие волны; волнение. 3. 崇阳 [chóng yáng] – возвышенное / величественное солнце. 4. 炎阳 [yán yáng] – палящий зной / палящее солнце. 5. Глаза феникса – глаза удлиненной миндалевидной формы с небольшими лучистыми морщинками у внешнего края, приподнятого вверх. 6. Персиковые глаза – эти необыкновенно прекрасные, яркие, светлые глаза очень выразительные и «чаруют, словно бегущая вода, восхищают, словно персиковый цвет».