Ruvers
RV
vk.com
image

Бесконечные царапины божественного древа

Сяочжао

Глава 06. Сяочжао Согласно обычным методам совершенствования, новичкам сначала нужно было научиться втягивать Ци в свои тела, а затем позволить ей пройти через меридианы тела, чтобы превратить в свою собственную энергию. Тип Ци, который они воспринимали, варьировался в зависимости от их духовных качеств. Например, Mо Тяньляо теперь должен был поглощать Ци дерева и огня и собирать оба вида этой энергии в своем теле, чтобы достичь первой стадии совершенствования. Тем не менее, в этой «Технике воспламенения дерева» не было даже упоминания о поглощении Ци. Даже будучи опытным Демоническим Владыкой, он мог только в замешательстве почесать голову от таких инструкций. Только когда кто-то постучал в дверь, Мо Тяньляо очнулся от оцепенения. – Шишу, внешние ученики принесли тебе еду. В комнату вошла стройная ученица с коробкой еды. Прежде чем Мо Тяньляо успел хоть что-то сказать, она положила ее на стол. В совершенствовании было пять этапов: стадия Конденсации Ци, Заложения основания, Формирования ядра, Зарождающейся души и Полубога. Те, кто достиг стадии Формирования ядра, могли использовать Таблетку питания, чтобы удовлетворить свои телесные потребности, тогда как те, кто находится на стадии Зарождающейся души и выше, вообще не должны были есть. Таким образом, большинству учеников в секте все еще приходилось утолять голод. Приготовление этих блюд, естественно, ложилось на плечи внешних учеников секты. Однако внешние ученики не могли войти в обитель, поэтому внутренним ученикам приходилось приносить пищу. Мо Тяньляо слегка нахмурился и поднял взгляд на ученицу. У девушки были прекрасные черты лица и стройная фигура, и ее даже можно было считать редкой красавицей в мире совершенствования. Тем не менее, неприкрытая надменность не добавляла ей привлекательности. Су Синь была ученицей второго поколения с атрибутом огня. Eе духовный потенциал совсем немного не достигал божественного. Если кто-то с такой квалификацией мог быть только учеником второго поколения в Обители Воцин, то как человек с двойными духовными атрибутами, который был старше шестнадцати лет, мог стать прямым учеником Мастера Цин Тун? – Оставь это, – спокойно сказал Мо Тяньляо, его хорошее настроение исчезло. Он не мог не заметить пренебрежения на лице девушки благодаря сотням лет жизненного опыта в качестве Демонического Владыки. Если бы он начинал свой путь в Обители Тысячи Ростков как обычный ученик внутренней секты, он бы посчитал нормальным презрение от прямого ученика. Однако теперь он занимал гораздо более высокое положение, чем она. Как у младшей, ее действия были неуважительными по отношению к нему. Спокойный лед в черных глазах Мо Тяньляо заставил Су Синь бессознательно отступить. Только теперь она, наконец, оценила его внешность. Его черты были довольно красивыми, но он все еще сохранял властный вид. Хотя прямо сейчас молодой человек все еще был смертным, его глаза были очень пронзительными. Внушительная аура вокруг него могла быть сравнима с аурой Главы секты… или, возможно, была еще более грандиозной! Испугавшись проявления силы ее смертного Шишу, Су Синь почувствовала, что смущение постепенно переросло в ярость, и она не могла не выпустить свою собственную силу в ответ. Она вступила в секту совсем недавно, поэтому только недавно достигла стадии Заложения основания. Тем не менее, силы в ее душе было достаточно, чтобы заставить смертных преклонить колени перед ней. Мо Тяньляо окинул девушку странным взглядом. Что она делала, пытаясь использовать такой грубый метод, чтобы запугать своего старшего? Ведь от этого не будет никакой пользы, кроме мимолетного удовлетворения… Он спрыгнул с кровати и медленно пошел к столу. Было ясно, что ее сила никак не повлияла на него. Наоборот, именно Су Синь почувствовала, что огромная сила давит на нее и выдавливает воздух из легких. Когда Мо Тяньляо находился всего в нескольких шагах, ноги девушки подкосились, и она тяжело опустилась на колени. – Шичжи, для чего это? – Мо Тяньляо спокойно уселся на стул. Хотя он еще не начал снова совершенствоваться, но все же сохранил душу Демонического Владыки на стадии Полубога. Как мог простой совершенствующийся на стадии Заложения основания противостоять силе его души? Теперь на лице Су Синь был виден страх: – Шишу, помилуй! Эта ученица совершила ошибку! Получив реакцию, которой добивался, Мо Тяньляо внезапно почувствовал, что бессмысленно быть таким мелочным с юной девушкой. Он сразу же снова скрыл свою ауру и махнул рукой: – Мне не нужно, чтобы кто-то служил мне, когда я ем. Нет необходимости в такой формальности. Шичжи, ты свободна. Одним этим предложением Мо Тяньляо преднамеренно показал, что она опустилась на колени, чтобы попросить о возможности служить ему во время еды. Су Синь сопротивлялась желанию выплюнуть глоток крови и поспешно ушла, ничего не сказав. – Эй, как все прошло? После того, как Су Синь покинула двор Мо Тяньляо, ученики отвели ее в сторону для расспросов. – Шицзу выбрал Шишу, потому что у Шишу есть талант, – быстро ответила бледная Су Синь, прежде чем уйти, отказавшись давать объяснения. Что касается духовной мощи Шишу, то она не осмеливалась рассказать что-либо об этом. В противном случае выяснится тот факт, что она пыталась запугать его, и тогда она будет сурово наказана в соответствии с правилами секты. Это был долгий день. После того, как Мо Тяньляо закончил есть, он заметил, что небо уже потемнело. Таким образом он бросил нефритовый свиток в свой браслет для хранения и пошел спать. В окружающих горах было много Ци, и вся Обитель Воцин находилась под властью его нового Учителя, поэтому здесь не было никаких опасностей. Впервые, за триста с лишним лет, Мо Тяньляо наконец-то смог хорошо выспаться в мягкой постели, не беспокоясь о своей безопасности. Юноша спал так крепко, что солнце уже поднялось высоко в небо, когда он, наконец, проснулся. После завтрака Мо Тяньляо продолжил изучать «Технику воспламенения дерева», но все же он сумел получить доступ только к началу. Похоже, он должен был следовать инструкциям из первой главы, чтобы прочитать следующую… Мо Тяньляо почесал затылок и оделся. Он собирался найти кого-то, с кем можно поговорить и узнать, где могут расти деревья с ароматом фруктов. На вершине горы никого не было. Мо Тяньляо взглянул на пустынный Дворец Циннин и не удержался, чтобы не заглянуть туда. Вход во внутренний зал все еще был плотно закрыт, Учитель все еще находился в закрытом совершенствовании. Он не мог не вздохнуть. Даже если бы он не смог найти ответ на свои вопросы, было бы неплохо полюбоваться красотой Учителя. С тех пор, как он встретил его, всем красивым мужчинам и женщинам секты, похоже, теперь чего-то не хватало. Например, взгляды прекрасной Су Синь до вчерашнего дня могли бы заработать ей место среди его прислуги у печи в его прошлой жизни. Однако теперь он чувствовал только то, что она выглядела… некрасивой. Мо Тяньляо в унынии повесил голову и отправился на соседнюю гору. На вершине горы была платформа из лазурита, около тридцати метров в длину с каждой стороны. Группа учеников, одетых в простые одежды, сейчас тренировалась там с мечами. Их магическое оружие сияло серебряным светом, и Ци меча вырывалось с каждым ударом. Мо Тяньляо неосознанно остановился. Эта техника меча была очень изящна. Она была похожа на стиль «Севший гусь» из «Руководства по мечу Тысячи солнц», за исключением того, что была слегка изменена… Стиль казался теперь намного проще и практичнее. Кто бы ни изменил его, он должен быть гением! – Шишу! – ученик секты в передней части группы сразу же заметил его. Оказалось, это всегда улыбающийся Су Хэн. Мо Тяньляо кивнул в знак приветствия. Су Хэн вложил меч в ножны и жестом предложил остальным сделать то же самое, а затем быстро подошел к нему и поклонился: – Приветствую Шишу. – Ты руководишь практикой? – Мо Тяньляо посмотрел на Су Хэна. Вчера он использовал силу своей души, чтобы проверить этого Шичжи. Мужчина уже был на этапе Формирования ядра, поэтому ему не следует практиковать такие базовые техники. Наиболее вероятной причиной было то, что он обучал младших учеников. – Нет, мы проводим утреннюю тренировку, – Су Хэн вытер пот со лба. Когда он заметил растерянность Мо Тяньляо, то улыбнулся и объяснил. – Все ученики второго поколения Обители Воцин должны практиковать здесь свои техники меча каждое утро в течение двух часов независимо от уровня их совершенствования. Удивление Мо Тяньляо проявилось на его лице. Его потенциал был средним в его предыдущей жизни. В течение трех сотен лет он пришел только к стадии Полубога через упорный труд и прочный фундамент. Каждый день он обязательно практиковал свои заклинания, а также некоторые физические приемы, чтобы укрепить свое тело. Его Учитель действительно был необыкновенным. – Есть ли какое-нибудь дерево на этой горе, которое обладает фруктовым ароматом? – Мо Тяньляо наконец-то вспомнил причину, по которой пришел сюда. – Ты собираешься совершенствоваться, Шишу? – глаза Су Хэна были полны зависти. Он слышал, что его Учитель, Шисюн Мо Тяньляо, также практиковал какую-то таинственную секретную технику, которую дал Шицзу, когда тот вступил в секту. Он даже знал, что первой задачей было найти дрова с запахом фруктов. – На солнечной стороне, в горах позади, растут деревья с ароматом фруктов. Я слышал от своего Учителя, что это деревья около двух метров в высоту и такие же тонкие, как рука младенца. О, и что их кора зеленовато-черная. На горах позади был установлен барьер. Ученики второго поколения не имели доступа к этой области, поэтому Су Хэн никогда раньше не видел этого дерева с ароматом фруктов. Когда Мо Тяньляо услышал, что его Шисюн тоже выполнял эту задачу раньше, его сомнения в технике исчезли. Он нашел нож для рубки дров и с волнением направился туда. Пройдя через темный бамбуковый лес за Дворцом Циннин и путешествуя по небольшому склону, задняя часть горы, наконец, оказался в его поле зрения. Вокруг пышных зеленых склонов в небе летали птицы, поэтому казалось, что там не было никаких барьеров. Ничто не преградило ему путь, когда Мо Тяньляо шел к горам, но пейзаж неожиданно изменился прямо перед его глазами: мирные зеленые холмы исчезли и были заменены великой горой, заполненной странными травами и густыми лесами! Согласно тому, что сказал Шичжи… Мо Тяньляо обошел солнечный склон и быстро нашел группу деревьев с густым ароматом фруктов. Он взял свой нож и попытался срубить старую сухую ветку. Бац! Его нож согнулся назад… Мо Тяньляо посмотрел на нож в своих руках, затем снова посмотрел на ветку, которая была той же толщины, что и его большой палец, и потерял дар речи. Он повернул обратно вниз по склону и поискал что-нибудь, что мог бы использовать. Когда он нашел черный железный камень размером с плод боярышника в горной долине внизу, Мо Тяньляо сжал камень в руке и подумал: «гори!» Зеленоватый древесный огонь вспыхнул на его ладони на короткое мгновение, прежде чем снова исчезнуть. Он продолжал пробовать снова и снова, пока, наконец, не сумел использовать древесный огонь, чтобы расплавить железную руду. Как только она расплавилась, он быстро нанес жидкость на нож, снова выпрямив его. Черная железная руда не была ценным материалом, но она была как минимум в десять раз тверже, чем этот обычный нож. Еще одним ударом ему удалось срубить ветку фруктового дерева. Теперь, когда у него было достаточно дров, Мо Тяньляо легко отыскал оленя, в котором нуждался для следующего шага. Мужчина снял шкуру с животного, выпустил кровь и позаботился о внутренностях у небольшого ручья. Оружейник по-прежнему был ремесленником в глубине души. Если они могли создавать изящные и сложные артефакты, то их навыки могли бы также быть направлены на обработку материалов. Мо Тяньляо насадил оленя на только что изготовленную жаровню, а затем щелкнул пальцами, чтобы вызвать небольшой язычок древесного огня, чтобы зажечь ароматные дрова. Свежие ветки не подходили для сжигания, но древесный огонь не был обычным. Немного пламени поглотило дрова, а затем взревел большой огонь. Мо Тяньляо замер, держа сухие листья и ветви, которые собирался добавить, чтобы разжечь огонь. Он поднял тушу оленя повыше, чтобы пламя не сожгло ее в мгновение ока. Из ревущего огня донесся приятный фруктовый запах, медленно проникающий в мясо оленя. Мо Тяньляо проверил нефритовый свиток, но следующая глава так и не появилась, поэтому он отложил его. В ожидании, пока олень приготовится, больше нечем было заняться, поэтому он снова взял в руки нож и начал вырезать фигурку из рога оленя, срезанного ранее. Заостренные ушки, маленькое тело, длинный хвост… Мо Тяньляо посмотрел на фигурку котенка, которую вырезал, и подумал, вырос ли Мо Сяочжао… Необъяснимым образом юноша почувствовал, что за ним кто-то наблюдает. Он резко обернулся, чтобы взглянуть на крону дерева, и увидел пару кристально чистых глаз, которые смотрели прямо на него, не мигая! Мо Тяньляо умолк, увидев эти глаза. Владельцем этих глаз был небольшой кот без примеси другого цвета в его белоснежной шерсти. Он тихо сидел на ветке дерева и пристально смотрел на него. На его передней левой лапке было небольшое кольцо, инкрустированное драгоценными камнями и выгравированными на нем бесчисленными изысканными узорами. Оно было выполнено в том же стиле, что и его браслет. И оно также могло менять размер, чтобы соответствовать росту или движениям животного… Мо Тяньляо схватился за ветку дерева и проворно поднялся вверх. Он лег на ветку и медленно приблизил свое лицо к котенку. Белый котенок вообще не двигался, казалось бы, ожидая, когда он заберется на дерево. – Сяочжао? – с недоверием позвал Мо Тяньляо. После чего получил удар лапой. Мо Сяочжао не нравилось это имя, поэтому он шлепал Мо Тяньляо каждый раз, когда тот его произносил. Мо Тяньляо был переполнен радостью! Он поднял маленького котика и уткнулся лицом в его мех: – Сяочжао… Сяочжао! Это действительно ты! – Мяу! – Его Превосходительство резко взбесился в гневе. «Ты, черт возьми, идиот! Что ты делаешь! Как смеешь тереть лицо о живот своего Мастера! Это полное неуважение к своему Учителю!» _________________ Шишу (师叔) – буквально «учитель-дядя», термин, используемый для обозначения старшего совершенствующегося, у которого тот же Учитель, что и у твоего Учителя. Шичжи (师侄) – буквально «учитель-племянник», термин, используемый для обозначения младшего совершенствующегося, Учителем которого является твой Шисюн / Шиди (брат под руководством твоего Учителя). Шицзу (师祖) – буквально «учитель-предок», термин, используемый для обозначения старшего совершенствующегося, который является Учителем твоего Учителя.