Ruvers
RV
vk.com
image

Злодейский путь!..

Хрупкие вороньи куклы

Когда они вышли на дорогу, дождь начал лупить так, что и их плетеные шляпы, и зонтик Мори совершенно от него не спасали. Косые потоки били по лицу и насквозь промочили одежду. Холодный осенний ветер обжигал кожу. Несмотря на то, что заклинатели могли довольно долго претерпевать подобные неудобства без существенного вреда для своего тела, Шен все-таки беспокоился о своих неокрепших учениках, да и идущую с ними барышню нельзя было подвергать таким испытаниям. Поэтому им пришлось кратчайшей дорогой возвратиться в дом старосты. Две служанки тут же увели молодую госпожу и Аннис принимать горячую ванну, а хлопотливые тетушки проводили заклинателей в уже прогретые покои. Переодевшись в одеяло, Шен отдал хлопотливым тетушкам высушить свою одежду на печи, а сам устроился греться рядом с квадратной жаровней с насыпанными в ее центр раскаленными углями. Муан последовал его примеру, разве что у него оказался сменный комплект одежды, Ал же укутался в другое одеяло. Грея руки над жаровней, Шен произнес: - Надо как-то избавиться от соглядатаев. - Мы остаемся в деревне? – вздохнул Муан. - Нам придется. Как только дождь поутихнет, нужно будет незаметно выскользнуть отсюда и попытаться все-таки отыскать человека, пославшего запрос в наш орден. - Не похоже, что он жаждет встречи, - заметил Муан. – Вести о том, что в деревню прибыли заклинатели, должны были уже облететь всех местных. Однако никто не выказал желания поговорить с нами. - Возможно, у них просто не было удобного случая. Сегодня заклинатели снова ужинали со старостой и его семьей. Мать Мори сидела по правую руку от мужа, дочь – по левую, рядом с ней посадили Муана, Шен сидел напротив него рядом с госпожой, а справа от него – Ал и Аннис. Сегодняшняя трапеза была не в пример менее роскошной, чем вчерашняя, хотя ее тоже можно было назвать достойной. Госпожа И разлила вино, но после первой пиалы никто не спешил к нему возвращаться. - Мори сказала, что вы осмотрели почти всю деревню. - Только южную ее часть, - возразил Шен. – Молодая госпожа также поведала нам о заброшенном монастыре на горе. Расскажете подробнее? Как долго он уже заброшен? Рука госпожи И слегка дрогнула, когда она тянулась за кувшином вина, чтобы наполнить пиалу мужа. - О, вас заинтересовала эта древняя история? – усмехнулся тот. – От этого места уже давно ничего не осталось. Помню, дед рассказывал, что монахи покинули его в период неурожайного года, когда было мало шансов пережить зиму. Тогда они думали, что весной вернутся, но никто так и не пришел. С тех пор это место порастает мхом. - Жаль, что нам не удалось туда прогуляться. - Уверяю вас, там нечего смотреть. - Мне нравятся живописные старые места. - В таком случае, вы должны были оценить нашу деревню, да? – усмехнулся староста. - Конечно. Места у вас невероятно живописные, вот только народу почему-то кажется маловато. Староста горестно вздохнул. - Деревня переживает свой упадок, это так. Я не уверен, сможет ли она уже возродиться. Многие перебираются отсюда на большую землю, ищут лучшей доли. Но урожай нынешнего года вполне неплох, есть все шансы, что в будущем году станет лучше. - Я слышал странное поверье. О том, что люди с белыми волосами у вас не в чести. Староста чуть изменился в лице, когда это услышал. Взгляд его застыл, а щека дернулась от отвращения. - Эти суеверия – пережиток прошлого. Только местный дурачок продолжает в них верить. - Кто мог прибить к деревьям те куклы? – Шен скакал с темы на тему, стараясь подловить мужчину. - Вы уже спрашивали об этом. Я бы рассказал, если бы что-то знал. [Разблокировано достижение «Злодей-детектив»!] – внезапно разразилась Система. «Что? – удивился Шен. – Я же ничего не добился» [Но попытка была хороша!] Шен чуть не рассмеялся в голос. Он вовремя осадил себя, но его смешок напряг старосту и его семью. Староста переглянулся с И Мори, которая напряженно молчала. После ужина заклинатели попрощались с хозяевами и удалились в свои гостевые покои. Аннис Шен прихватил с собой, чтобы затем дать ей поручение не спускать глаз с молодой госпожи и всеми силами удерживать ее от ночных прогулок. Почему-то ему стало казаться, что от этой наивной с виду барышни можно ожидать чего угодно. Получив задание, девушка удалилась. Остальных двоих Шен тоже без дела не оставил. Ал должен был сторожить их комнату от посягательств посторонних, а также следить за тем, чтобы никто из вдруг пришедших нежданных гостей, буде таковые объявятся, не понял, что заклинатели в комнате не в том количестве, в котором были оставлены. Как Ал с подобным разберется – Шен не представлял, но верил в его творческие способности. Для Муана должно было быть тоже свое задание: постараться поговорить с местными жителями, несмотря на поздний час. Однако выскользнув за порог вместе с Шеном, прославленный хозяин пика Славы наотрез отказался разделяться. - Ты в темноте что ли плохо видишь? – раздраженно поинтересовался Шен. В конце концов, шутки шутками, но на сей раз они были заняты серьезным делом, и здесь было не место ребячеству. - А ты чем собираешься заняться? - Чем? Хочу еще раз внимательнее изучить те куклы. - Хорошо, - кивнул Муан. – Тогда сначала обойдем деревню, пока есть шанс, что кто-то еще не спит, а затем пойдем к куклам. Шену не показалось это такой уж плохой идеей, поэтому он не стал возражать. И дело было совсем не в том, что одному как-то боязно идти ночью в лес изучать проклятые куклы, а в том, что он далеко не был уверен в способностях Муана заметить какую-то недосказанность или двусмысленность в словах местных жителей. Если днем деревня казалась тихой, то к ночи совершенно вымерла. Шен и Муан шли по дороге, стараясь ступать как можно тише. - Я понял, что еще не так в этой деревне! – воскликнул Шен, внезапно нарушая тишину. - Что? - Я не слышу лая собак! Ни одной собаки днем не видел, и сейчас мы гуляем по ночной деревне, и нигде не слышно ни лая, ни рыка. - Да, это так, - согласился Муан. – Я еще днем обратил на это внимание. А сейчас обращаю твое внимание на то, что вон в том доме, похоже, горят свечи. Шен и Муан подошли к дому на окраине улицы. За ним находился еще один дом, но тот был явно заброшен, так что последним домом можно было считать этот. Теперь они отчетливо различали, что внутри горит свеча. Калитки не было, поэтому заклинатели подошли и остановились у входной двери. Легонько постучав, Шен прислушался. Он отчетливо ощущал человеческое присутствие внутри. Напряженный голос спросил: - К-кто там? - Простите, что тревожим вас так поздно, - начал Шен. – Мы – странствующие заклинатели из ордена РР. Он хотел добавить какую-нибудь просьбу, но дверь отворилась прежде, чем он смог придумать и озвучить ее. - Заходите! – возбужденно потребовал стоящий на пороге мужчина. Шен переглянулся с Муаном, несколько удивленный таким энтузиазмом местного жителя. - Случайно не вы послали запрос на изгнание злого духа в наш орден? – спросил Шен. - Что? – удивился мужчина. – Нет. Он был среднего возраста, можно сказать в расцвете лет. Загорелое лицо и грубые руки – скорее всего он возделывал рис на полях. - Но я хотел вас предупредить. Болото скоро разольется из-за осеннего паводка, тогда деревню станет невозможно покинуть. - Спасибо за беспокойство, - слегка поклонился Шен, решив не уточнять, что они всегда смогут покинуть деревню, улетев на мечах. - Вам не стоит бродить здесь. Вы нам ничем не поможете. Тому, что обитает в нашей деревне, уже не один десяток лет. - О чем вы? - Я был еще мальчишкой, когда что-то поселилось здесь. Люди стали погибать один за другим, калечиться, страдать, будто их прокляли. Постепенно с улиц пропал смех, затем и сами жители предпочли лишний раз не показываться на улицах, выходить строго по делам и ни с кем зря не трепать языком. Кажется, это место уже покинула сама жизнь. - Но когда все изменилось? Было какое-то событие? Отправная точка? Мужчина потряс головой. - Не знаю. Все происходило постепенно. Это не сразу стало бросаться в глаза. Казалось, просто неудачный год, второй. Только оглянувшись на годы назад я понял, что это не может быть просто очередным неудачным годом. К сожалению, я понял это слишком поздно. - Поздно? - Женщина, которую я любил и на которой хотел жениться, умерла в том месяце. Если бы я раньше понял, что дело в месте… что это не неудача, а нечто куда более темное… я бы бежал с ней далеко, пусть бы у нас почти не было денег, у нас был бы хоть какой-то шанс на нормальную жизнь. Но я все тешил себя надеждой, что в следующим году будет лучше, что наши места по-прежнему прекрасны, что здесь не могло поселиться зло… Если бы я только прекратил убеждать себя… А теперь у меня ничего нет. Мне незачем сбережения. - Мне… очень жаль. Как умерла ваша жена? - Мы не были женаты. Я думал, подкоплю немного денег, и устроим пышную свадьбу на всю деревню. Дураком я был. Нужно было хватать все сбережения и бежать отсюда. Она… однажды она просто схватилась за сердце и упала замертво. - Думаете, это проклятье ее сгубило? - Здоровые женщины ни с того ни с сего не падают замертво. К тому же, это далеко не первый случай в нашей деревне. Люди по-всякому умирают, но всегда неожиданно. Это ли не проклятье? Шен молчал. Описанное этим человеком и впрямь сильно напоминало действие проклятья. Чья-то сильная воля могла сделать так, что колдовская кукла, прибитая к дереву в соответствии со специальным ритуалом, и в самом деле могла лишить человека жизни. Однако подобной силой не обладали обычные люди, случайно узнавшие о ритуале кукольного проклятья. Одного человека – еще ладно. Сильная ненависть вкупе со специальными знаниями могла помочь отправить человека в могилу с помощью проклятья. Но по словам этого человека и по количеству прибитых к деревьям кукол казалось, люди в этой деревне подвергаются проклятью десятками. Шен не представлял, как обычный человек мог бы сделать подобное. А заклинателей или других незаурядных личностей, отличающихся особой аурой, они пока в деревне не обнаружили. - Я вскоре покину деревню, - произнес мужчина. – И вам советую не задерживаться. Вы все равно ничем не поможете. Слишком поздно помогать. Шен вышел на деревенскую дорогу, тонущую в густом мраке, в смешанных чувствах. Оглядевшись по сторонам, он отчетливо смог различить только верхушки домов. «Система, не хочешь ли мне ничего сказать? Как я должен выполнить эту часть задания, если никакого духа здесь нет?» [А кто сказал, что дело в духе? Ваш опыт должен бы подсказать вам, что обычно все несколько сложнее.] «Как насчет подсказки?» [Активировать бонусный рояль?] «Активируй!» Стоило ему мысленно произнести эту команду, как Муан схватил его за предплечье, тихо привлекая внимание. В их сторону по дороге медленно шла сгорбленная фигура. Шла она в полной темноте, ни фонаря, ни свечи при ней не было, заклинатели с трудом различали ее во мраке. Сами же, благодаря светлым одеждам Муана, были куда лучше различимы в ночной темноте. Только когда фигура подшаркала к ним почти вплотную, Шен понял, что перед ними сгорбленный старик. Он шел, тяжело опираясь на палку-посох. Ничего не говоря, он настойчиво поманил их за собой. Шен не раздумывая последовал за стариком, а Муан, все еще держащий его за руку, двинулся следом. В молчании они медленно и долго шли, пока не оказались на другой стороне деревни. Старик пригласил их в дом, закрыл за ними хлипкие ворота, а затем – хлипкую входную дверь. Не зажигая свечу, он в практически кромешном мраке предложил им присесть на пол. Заклинатели уселись перед ним. - Вы – заклинатели из ордена РР? – шепотом спросил старик. «Хорошо начало! – подумал Шен. – А что бы он делал, если бы после всей этой более чем часовой прогулки выяснилось, что мы – не те, кто ему нужен?» Однако вслух он немногословно произнес: - Да. - Это я послал письмо в ваш орден! - Что ж, могу я спросить, почему вы сделали это только сейчас? Как нам удалось уже узнать, ваша деревня уже довольно давно претерпевает трудности. Что же изменилось? - Я – изменился. - Простите? - Как вам кажется, сколько мне лет? – вопросил старческий голос. - Кхм… В темноте, конечно, трудно разглядеть, но… могу предположить… что более семидесяти? Старик горестно прерывисто вздохнул. - В этом году мне исполнилось двадцать два! – в сердцах прошептал он. Шен пораженно вытаращился во тьму. Он не мог настолько ошибиться! - Старейшина Муан?.. - Да, я бы согласился с тобой. Этот человек выглядит как старик. - Как это случилось с вами? – спросил Шен. - Не знаю. Но однажды я укрылся от дождя в развалинах монастыря. А когда спустился с горы – уже выглядел так. Шен почувствовал, что ему стало как-то не по себе. Его не слишком пугали проклятья, принцип действия которых был ему известен и понятен, но всякие загадочные происшествия, о природе которых он мог лишь строить догадки, будоражили кровь. - Кто-нибудь еще из жителей деревни подвергся такому же недугу? – спросил Муан. - Нет. Я ничего о подобном не слышал. Да и не ходит никто в тот монастырь. Это я, дурачок, решил поискать сказочную поляну желтых цветов, чтобы сорвать их для возлюбленной. - Сказочную поляну? - Да. По легенде, где-то в окрестностях монастыря есть большая поляна желтых цветов. Никто ее из живущих не видел, но все в деревне знают о ней. И моя возлюбленная, дорогая И Мори, сказала мне, что выйдет за меня в том случае, если я принесу ей букет желтых цветов с этой поляны. «Не ту ты себе возлюбленную выбрал, дружок, - подумал Шен. – Дочка старосты решилась бы выйти за такого бедняка, судя по дому, в который ты нас привел, только в случае очень большой любви. Скорее всего она сказала это просто чтобы отвадить дурачка. Однако очень жестокая девица. Гораздо предпочтительней и достойней прямой отказ, чем эдакая нереальная надежда. Хотя… Будь этот дурачок чуть смышленее, он бы понял, что в подобном запросе о желтых цветах скрыт именно отказ. Но все равно жестоко там насмехаться над искренними чувствами наивного человека». - Расскажите подробнее про эту поляну. - Говорят, на южной горе есть поляна желтых цветов, что не вянут весь год. Несмотря на погоду в других местах, на поляне всегда тепло и хорошо, круглый год цветут желтые цветы и аромат их достигает небес. Эти цветы способны подарить вечную молодость и избавление от всех болезней, но сорвавшему цветок нужно тут же бежать с горы не оборачиваясь. Тем, кто обернется, в тот же миг завладеют демоны, и он обратится еще одним цветком на желтой поляне. - Звучит как сказка для детей, - заметил Муан. - Это правда, мой дед видел поляну. Говорил, что монахи ухаживают за цветами и живут в дружбе с хрупкими. Но с тех пор, как монахи ушли, никто не может найти эту поляну. Несмотря на это, я, не жалея сил, искал ее на протяжении многих дней. Однажды мне даже показалось, что я почувствовал нежный цветочный аромат. Наверное, мне могло померещиться. И все же я думаю, что оказался близко к ней. - И где, по-вашему, она находится? - Она точно где-то в окрестностях заброшенного монастыря. - Дайте мне вашу руку, - попросил Шен. Старик тут же протянул ему свои немощные старческие кисти. Шен дотронулся до них и закрыл глаза. В полной тьме почему-то легко было уловить малейшее чужое присутствие. И он был более чем уверен, что стариком не овладел никакой злой дух. Тогда что же вызвало столь преждевременное старение? - Что за хрупких вы упомянули? Это вы о цветах? – уточнил Муан. - Хрупкие жили среди цветов… Но теперь хрупкие живут на болоте. Им больно, а когда они страдают, они злятся и неистовствуют. - Кто такие «хрупкие»? Старик замотал головой, будто не в силах продолжать. - Вы… вы сможете избавить меня от проклятья? Сможете вернуть мне мои годы? - Я не знаю. – Шен ответил не то, что надеялся услышать старик. Но он не мог говорить голословно. – Я могу лишь обещать вам, что мы не уедем отсюда, не разобравшись со всем происходящим. Когда они вновь вышли на дорогу и остались наедине, Муан тут же спросил: - Ты уверен, что это наше дело? Что нам вообще под силу разобраться в происходящем? Этот старик… скорее выглядел умалишенным. Думаешь, он говорил правду? - Думаю да. Во всяком случае, не стоит отмахиваться от его слов. Даже если это было иносказание, эта наводка может привести нас к истине. - А нам она нужна? Эта истина. - Я не могу… Точнее, я не хочу оставлять это место, не разобравшись с тем, что здесь происходит. Если один человек действительно смог наложить проклятье на стольких жителей деревни, мы должны выяснить, кто это, и обезвредить его. Подобная сила опасна и для него, и для окружающих. Пока что эта сила сконцентрировалась в маленькой деревне, закрытой от внешнего мира. Но если эта сила получит распространение… трагедии куда больших масштабов не избежать. - Пойдем осматривать куклы? - Пойдем. Тучи, закрывающие тонкие полумесяц, стали еще темнее. Принялся накрапывать мелкий дождик. По лесу стелился сизый туман. - Что ты хочешь увидеть? – уточнил Муан. - Я не знаю, - покачал головой Шен. Он тихо ступал по покрытой пожухлой травой земле, сойдя с дороги. В воздухе пахло болотом. Блуждая между деревьями какое-то время, Шен остановился перед прибитой к стволу соломенной куклой. Он медленно потянулся к ней рукой и сорвал с дерева. - Все, что я могу понять, так это то, что человек, которого символизировала эта кукла, давно мертв. Муан остановился у соседнего дерева, к которому также была прибита кукла. Посмотрев на нее, он перевел взгляд на Шена. - Нужно поискать нет ли здесь новых кукол, - произнес тот. – Заодно оценим реальные масштабы этого проклятья. - Ты говоришь, что обычному человеку совершить подобное не под силу? – через какое-то время нарушил молчание Муан. Они уже довольно далеко продвинулись на северо-запад, болотом стало пахнуть сильнее, куклы продолжали появляться на деревьях, но им так и не удалось найти свежую. - Проклятье – это всегда палка о двух концах. Обычно тот, кто решается на применение подобного ритуала, понимает, что и сам может пострадать от последствий. Да, темные силы могут помочь ему отомстить или изжить со свету ненавистного человека, но часть из них всегда бумерангом вернется проклинающему, и этот человек никогда не сможет жить долго и счастливо. Если же ритуал пройдет не по правилам или будет прерван – может быть так, что проклятье обрушится на самого проклинающего. Но обычно человеческая ненависть настолько сильна, что они, не задумываясь о последствиях, идут на подобное. Шен остановился перед очередной куклой. - Поэтому я не представляю, кто мог совершить подобное тому, что мы сейчас видим. И на протяжении десятков лет. - Мы могли бы по кукле найти того, кто ее использовал для проклятья? - Поэтому я и надеюсь найти свежую. Но мы бродим тут уже около часа. Надежда становится все призрачнее. Стучащий по ветвям дождь заглушал все лесные шорохи. Шен вздрогнул, когда мимо него пронеслась ворона, мазнув по его щеке крылом. Он резко обернулся ей вслед, но птица скрылась во мраке. - Думаю, нам пора возвращаться, - задумчиво произнес он. – Не похоже, что нам удастся еще что-то найти здесь. Мы почти уперлись в болото. Этой ночью он почувствовал, что веревки мертвеца несколько сдерживают его духовные силы. Это не было существенной помехой, но раздражало. То, из-за чего ему приходилось довольствоваться подобным «украшением», раздражало еще сильнее. Лично он за все это время не чувствовал никакой особой связи с Муаном, и начинал думать, что все это могли быть домыслы Эры. Он был не против подыгрывать ей, пока это никак ему не мешало, но теперь он начал замечать неудобства, связанные с подобным положением вещей. Оценивающе посмотрев на Муана, Шен решил, что ни за что не будет просить его снять веревки. Если эта гнида бессовестная делает вид, будто ничего об этом не знает, что ж, ему остается только подыгрывать, беспечно не обращая «на подобные мелочи» внимания. Воронье карканье и звуки хлопающих крыльев, донесшиеся со всех сторон, прервали ход его мыслей. Птицы сорвались с деревьев. Одна из них с силой самоубийцы врезалась в спину Шена. Толчок оказался так силен, что он упал бы ничком, если бы стоящий напротив Муан не сделал пары шагов вперед и не поддержал его за плечи. В результате Шен уткнулся носом в его светлое одеяние в районе груди. - Ты в порядке? – уточнил старейшина пика Славы. - Да что не так с этими птицами? – возмущенно воскликнул Шен, выпрямляясь. – И откуда они вообще взялись? Он крутил головой по сторонам, но воронья словно след простыл. Только птица-суицидница лежала у его ног. Шен присел на корточки возле нее. Пришлось зажечь талисман, чтобы лучше ее рассмотреть. Ничего необычного он в ней не обнаружил – только что сдохшая ворона. - Зачем эта сумасшедшая птица это сделала? Шен поднял взгляд на Муана. Тот смотрел на него, напряженно хмурясь.