Ruvers
RV
vk.com
image

Злодейский путь!..

Узнай и прими

Ровно к назначенному времени Шен заявился в нужную таверну. Это было единственное заведение подобного рода на улице Дракона, так что найти ее не составило труда. Волчара обернулась уменьшенной формой и спряталась к нему за шиворот. Приходя сюда, Шен беспокоился, что столкнется с остальными. Ему претило их видеть, и он всеми способами старался избегнуть встречи. Но ему повезло – из знакомых лиц, обведя помещение взглядом, он выцепил лишь молодого господина Гура, сидящего за столиком. Должно быть остальные не горят видеть его столь же сильно, как и он их. Логичная часть Шена понимала, что подобное поведение несколько абсурдно, и бегством от проблемы не скрыться, но вместе с тем абсолютно не видела решения. Он не может отрицать поступки оригинального Шена, и не может просить просто забыть о прошлом. Поступки этого человека сломали человеческие жизни и изменили судьбы – это не то, что можно простить широтой души. И все же если он может хоть чуть-чуть улучшить положение вещей – он это сделает. Снова поиграет с человеческими судьбами. Шен поприветствовал Агена и сел за столик напротив него. - Что желает господин? – тут же подлетел к нему хозяин, признав в его одеждах человека высокого достатка. Шен помахал рукой, отказываясь (у него же все равно не было денег), но Аген заказал рисового вина с закусками. - Я приятно удивлен, что вы все-таки пришли, - заметил Шен. – Вы хотели о чем-то поговорить со мной? Аген ответил не сразу. Они дождались, пока хозяин поставит кувшин с вином, Аген налил себе, пригубил, и лишь затем произнес: - Да… Я хотел более обстоятельно ответить на ваш вопрос о прекрасной женщине с васильковыми глазами. - Так вы все же видели ее. - Видел… Несколько раз. Первый раз – еще в детстве. Тогда она играла со мной и расчесывала мои волосы. Потом несколько лет назад, она уберегла меня от несчастного случая. И совсем недавно… когда вспыхнул пожар… она отвела от меня языки пламени. Кто… она такая? - А разве… вы сами еще не поняли? Аген поднял на него взгляд. Шен прочитал в его глазах волнение, смешанное с растерянностью. Ну… это было куда лучше, чем страх. - Она… моя мать? - Да, - просто ответил Шен, улыбнувшись. Аген с силой сжал стакан с вином, а затем залпом выпил. - Я рад, что она столько раз приходила к вам, - добавил Шен. – Это значит, что вы ей небезразличны. Аген удивленно посмотрел на него. - Но… кто она такая? Она стала демоном после своей смерти? В этом моя вина? Или моего отца? - О. Вот куда завели вас ваши мысли… Нет. В этом нету ничьей вины. Она с самого начала была демоном, еще до вашего рождения. Духом лесного горного озера. Может, в какой-то мере даже богиней… - Богиней? – Аген растерянно глядел на него. Говоря все это, Шен улыбался. Его улыбка была печальной и ободряющей, но сейчас он изменил выражение лица, помрачнев. - Мне нужно рассказать вам еще кое-что… И когда он закончил, Аген резко вскочил из-за стола и выбежал прочь из таверны. Шен проводил его тревожным взглядом. Ну да, он ведь сам додумался расстроить его до того, как тот оплатил счет. Пришлось еще какое-то время уговаривать хозяина записать все на имя семьи Гур. Когда он вышел из таверны, все следы Агена давно уж затерялись в ватных сумерках. «Система! – позвал Шен. – Можешь привести меня к этой демонице-богине Лэйвор? Предоставь там бонусный рояль или что…» [Я так дорогу объясню. Не хочу генерировать рояль и захламлять сюжет бессмысленными никому не сдавшимися костылями.] «Да ты прямо ценитель! Что же ты тогда так терпеливо писаку Ера терпишь? Он же только роялями сюжет и двигает!» […] «Иногда мне кажется, что ты и сама неплохо развиваешься, как личность…» [… Я всего лишь слежу за пользователем номер два и предоставляю поддержку. Моя главная задача – выстроить достойный сюжет.] «Достойный чего? – ехидно уточнил Шен, отправляясь вверх по улице. – Золотой малины?» [Я отказываюсь продолжать этот диалог!] «Ладно. Тогда просто объясняй, куда идти» [Лучше вам полететь.] Воспользовавшись дельным советом, Шен взмыл в воздух. Солнце уже опустилось за горизонт, вечерняя прохлада окутывала и пробирала до костей, пахло росой. [Вот здесь], - через какое-то время сообщила Система. – [Снижайтесь.] Он успел подняться довольно высоко в горы, небо усеяли плеяды звездных огней, а на лес опустились чернильные сумерки. Спустившись между деревьями, Шен сначала собирался зажечь талисман, но потом осмотрелся по сторонам и осознал, что не так уж плохо видит в темноте. Волчара вылезла из-за шиворота и спрыгнула на землю, оборачиваясь своей формой средних размеров. «Ну и где? Я так понимаю, она должна обитать у озера?» [Вам еще какое-то время нужно будет подниматься вверх. Здесь установлен особый барьер ее владений.] Шен пошел вверх, внимательно смотря по сторонам, стараясь не пропустить озеро. Ночной лес не был молчалив: стрекотали цикады, ухали совы, словно предвещая грустную меланхолию или чью-то смерть. И вместе с тем в лесу казалось так тихо, что каждый шаг Шена сопровождался громким хрустом сухих веток. Через какое-то время он стал различать впереди огоньки. Постепенно приближаясь, он не смог сдержать улыбку, наблюдая за желтыми моргающими летающими брюшками. Светлячки. Они казались ему магическими созданиями еще в прошлой жизни. И плевать на все научные объяснения их свечения! Это!.. Это же чудо как волшебно! Рой светлячков кружил над темными водами лесного озера. Шен остановился у кромки воды и долго наблюдал за их хаотичным танцем. Ладно. Бессмысленно предаваться унынию из-за злодейского прошлого Шена. В мире еще остались вещи, которыми он может просто наслаждаться. Этот момент – волшебный. Наверное, потому, что в нем нет ни толики магии. Просто лесное озеро, ночь и светлячки. И в этот момент его прошлое не имеет никакого значения. - Не думала, что у тебя может быть такое выражение лица, - произнес глубокий мелодичный голос. Шен обернулся по направлению к нему и увидел в стороне от озера зев пещеры, а перед ним – женщину с длинными темными волосами. Невозможно было разглядеть цвет ее глаз в подобной темноте, но Шен не сомневался, что перед ним именно та, к кому он шел. Дух лесного горного озера Лэйвор. Он медленно двинулся в ее направлении, упреждающе положив руку на холку насторожившейся Волчаре. - Также не думала, что еще когда-нибудь тебя увижу, - добавила Лэйвор. – Человеческие жизни столь скоротечны, даже бессмертных заклинателей… Из глубины пещеры струился тусклый зеленоватый свет. Подойдя ближе, Шен смог разглядеть раскосые васильковые глаза, потрясающие своей красотой черты лица, обтянутую роскошным бледно-голубым нарядом фигуру и струящиеся до ступней темные пряди волос. Даже странно, что дух выглядел настолько хорошо. Должно быть в далеком прошлом ей и в самом деле поклонялись, как богине. Может, у нее даже был свой храм… - Идем за мной, - усмехнулась демоница. Шен вошел в пещеру вслед за Лэйвор. Стоило ему переступить невидимую черту, он заметил, что Волчара не может последовать за ним. - Слабые духи не способны преодолеть барьер, - заметив его взгляд, объяснила Лэйвор. В пещере не было ничего, похожего на жилище. Просто желтый песок, зеленый мох, черные камни и часть темного озера. Свет источало нечто, застывшее на стенах, - то ли плесень, то ли грибок или минерал. Лэйвор внимательно вгляделась в черты лица Шена. - Не думала, что ты сам придешь. С тобой что-то случилось? Ты как-то слишком сильно изменился. Я даже не сразу узнала тебя. - Ничего, заслуживающего отдельного разговора. Я… - Не думала, что ты рискнешь сам явиться ко мне. Прийти в мое логово. – Лэйвор сделала несколько шагов к нему, становясь какой-то зловеще-опасной, заставляя Шена отступить на шаг. - Мне всего лишь нужно спросить… Лэйвор принюхалась, словно собака. - Нет, в тебе определенно что-то изменилось. – Она в два шага оказалась подле него, заставляя еще отступить. Шен врезался спиной в стену пещеры. - На что ты рассчитывал, явившись сюда? На разговор? – хищно улыбнулась Лэйвор, подходя вплотную. - Да. Послушай… Ее рука потянулась к его груди, пробежалась пальцами между ключиц и сжала шею. Шен нахмурил брови. - Я пришел поговорить! Хватка не ослабевала и не усиливалась. Она просто стояла напротив него, установив руку на его шее, и пытливо вглядывалась в его черты лица. Шен же не собирался с ней сражаться. Словно придя к решению в своих каких-то мыслях, Лэйвор покачала головой из стороны в сторону. Хватка на шее Шена усилилась. - Не думай, что я совсем не благодарна тебе… - приблизив губы к его уху, прошептала демоница. – И все же благодарность не уймет мою боль! Аура вокруг Лэйвор уплотнилась, давя черным ватным полотном. Шен почувствовал, как дрожь охватывает его тело. Он, наверное, мог сопротивляться, но не стал, когда посмотрел в ее глаза. До этого момента он все еще хотел обманывать себя, что дух не может горевать так же, как человек, не может чувствовать такую же сильную боль и страх. Но в глазах этой женщины он прочитал хранимое много лет отчаяние, трансформировавшееся в тягучую печаль. Печаль вечного создания под смертным миром, которое знает, что мимолетное счастье уже никогда не вернуть. - Я… сожалею. Хватка чуть ослабла. Лэйвор удивленно вскинула брови, глаза ее были полны невыплаканных слез. - О чем ты сожалеешь? Разве ты не сделал все, что было в твоих силах? Просто судьба распорядилась иначе. Я злюсь, что поверила тебе и вообще решила попытаться. - Э? Лэйвор отпустила его и отступила на шаг, а Шен осел на песок, съехав по стеночке. - Ты… - нахмурилась женщина. – Ты что, не помнишь? Шен вздрогнул. - Не помнишь? Как же так? Как ты можешь не помнить?! - Я… знаю, что обманом заставил тебя переспать с человеком, решив посмотреть, что из этого получится… «Система! Ты же клялась мне, что все рассказала!» [Я нигде не соврала. Возможно, у нас могут быть разные трактовки произошедшего.] Шен поднял напряженный взгляд на стоящую перед ним демоницу. Та растерянно вглядывалась в его лицо, закусив губу. - Нет! – решила она. – Я не могу это так оставить! Даже если ты не переживешь эту ночь – ты должен понимать причину! Схватив его за одежду, она резко рванула и опрокинула его на песок. Он дернулся в сторону, но она перехватила его руки, склонившись сверху, словно хищный зверь над добычей. - Лежи смирно, если хочешь понять. Шен замер, вглядываясь в искаженные болью черты прекрасного лица. Лэйвор отпустила его руки, медленно провела пальцами по груди и остановила правую руку в районе сердца. Острые когти стали медленно удлиняться. Шен почувствовал, что они дырявят багряный наряд и впиваются в его плоть. - Может, я не заставлю тебя вспомнить, но зато заставлю понять! – в сердцах прошептала Лэйвор. На лицо Шена упали несколько холодных капель. Она плакала. Потусторонний дух, которому чужды человеческие эмоции и не понятны человеческие желания. Образ демоницы утопал в молочном тумане. Вскоре кроме тумана не осталось ничего, только боль, разливающаяся в районе сердца. А затем Шен увидел другой образ: маленькая девочка сидела на краю красивого лесного озера и водила палочкой по воде. Вдруг она встрепенулась, прислушиваясь, и затем быстро спряталась в камышах. К озеру галопом несся взбеленившийся конь. Завидев воду, он встал на дыбы, скидывая своего маленького наездника. Тот упал в воду и камнем пошел ко дну. Конь ускакал прочь вдоль озера, а девочка вышла из камышов и нырнула в озеро. Она вытащила на берег мальчика. Она сидела над ним, вглядываясь в черты лица, пока мальчик не нахмурил брови и не открыл глаза. Его взгляд упал на сидящую рядом девочку. В глазах его вспыхнуло неприкрытое восхищение. - Ты… спасла меня. «Ты же знаешь, обычные люди иногда способны увидеть духов, - услышал Шен мелодичный голос Лэйвор. Он доносился откуда-то издалека, из тумана. – Тогда я еще не понимала, что сразу влюбилась в него. Это было обычное любопытство – так я себе объясняла. Я последовала за ним в надежде, что он сможет увидеть меня еще хотя бы разок. Я меняла свое тело по мере его взросления, из девочки превращаясь в подростка, а затем – в женщину. Я все ждала и ждала, когда он меня увидит. Сидела рядом с ним на террасе его дома. Убиралась в саду. Наблюдала, как он ловит рыбу в пруду. Мне этого было достаточно. Я готова была всю жизнь сопровождать его как молчаливый дух-хранитель. Просто мечтала, что он однажды снова на меня так посмотрит… Затем он нашел милую девушку, женился. Я продолжала убираться в саду и позволила себе мечтать о будущем, в котором у них родится сын. Может, он бы меня увидел? Было бы здорово. Но затем его жена заболела. Он был сам не свой, совсем потерял волю к жизни, умирал вместе с ней. Я боялась, что и он решит уйти из жизни, как только ее не станет. Я с замиранием сердца видела ее последний вздох. Он бы этого не пережил. Тогда я воспользовалась ее телом, словно сосудом, чтобы хотя бы чуть-чуть продлить иллюзию ее присутствия… Так продолжалось еще какое-то время. Он видел ее, но смотрел ведь на меня. Я была почти счастлива. А потом пришел ты. Ты сразу понял, что я сделала. Но, вопреки моим ожиданиям, не стал тут же изгонять меня. Ты предложил эксперимент. Сказал, что знаешь способ, как мне на время стать видимой для него и материальной. Эффект не должен был продлиться долго, но времени должно было хватить, чтобы провести с ним ночь и обрести ребенка. Ты сказал, что сделаешь так, что он не узнает, что я не его жена, и я согласилась. Ты дал мне выпить сосуд с неким снадобьем, а затем завязал глаза. В назначенный час мой любимый пришел ко мне, смог коснуться меня и поцеловать меня. Я была счастлива. Но в пылу страсти он сорвал с меня повязку, закрывающую глаза, и я увидела, что его глазницы пусты. Я сразу же поняла, что ты скормил мне, и не смогла сдержать крик ужаса. Он понял, что я – подмена, не его жена, и был в ярости. Он прогнал меня, не дав объясниться. Я жаждала прикончить тебя за то, как ты поступил с моим любимым человеком. Я ждала, пока эффект от выпитого пройдет, и я вновь обрету свою демоническую сущность. Я знала о том, что дух может стать материальным, если внутри него окажется часть человеческой плоти, отданной добровольно. Я понимала, что в надежде спасти свою жену, он добровольно отдал тебе свои глаза. Ты специально выбрал глаза, чтобы он не увидел перед собой подмены. Я собиралась вернуть себе свой демонический облик и разорвать тебя на куски. Вот только я не знала, что уже носила в себе еще одну частицу человека, отданную добровольно. Я осталась человеком. Я не хотела этого, мне было страшно и некуда идти. Но моей красотой восхитился другой человек, он приютил меня и был добр ко мне. И через девять месяцев на свет появился чудесный малыш. К тому времени мне хотелось быть человеком всегда, быть рядом с ним пока он растет, взрослеет, состаривается. Но в тот же миг я вновь обрела свою демоническую сущность, лишившись права находиться среди людей…» Боль трансформировалась в безбрежную усталость. Шену бы хотелось расплакаться, но он не мог. Он просто лежал, глядя на женщину, его черные волосы переплелись с желтым песком, а сердце желало остановиться. - Зачем ты пришел? - А это теперь имеет значение? Разве ты не хочешь просто убить меня? Я… думаю, я слишком устал, чтобы сопротивляться. Во мне нет силы так жить. Жить за этого человека. Возможно, не так уж плохо будет все закончить? Справляться с его грехами. Пытаться наладить отношения с окружающими. Вновь видеть презрение в их глазах. Почему именно главный злодей? Почему именно он стал его судьбой? Почему он вообще смог занять это тело? Ненавистное тело презренного человека. Почему Ер вообще создал такого ублюдка? Ему было весело за этим наблюдать? Какой же это круг ада? Он на самом дне? Он не понял, в какой момент Лэйвор исчезла. Он продолжал лежать на песке, затуманенно глядя перед собой. Прошли часы, занимался рассвет, холод пронизывал до костей. Не в силах подняться, Шен перевернулся на бок и свернулся калачиком. Он не задумывался о времени, ни о чем не думал, не спал и не терял сознание, хотя ему бы очень хотелось укрыться в забытьи от боли. Черная меланхолия разливалась в нем, словно смертельная болезнь. Перед его головой остановилась пара сапог, ворох светлой одежды закрыл проникающий в пещеру свет белесого дня. Шен очень долго безучастно смотрел на носки этих сапог, совершенно не анализируя, что это значит. - И долго ты еще собираешься тут лежать? Сапоги двинулись, уходя с угла обзора. Их обладатель отошел и присел на камень неподалеку. Вопросивший голос принадлежал Муану. Шен только сильнее сжался, уткнувшись лбом в изгиб локтя и не делая ни малейшей попытки подняться. Он собирался лежать здесь до скончания времен. Ему было все равно, в каком виде он предстает перед Муаном, его даже мысль об этом на сей раз не посетила. В конце концов, невозможно сделать все еще хуже. - Ты меня весь вчерашний вечер избегал. И я не смог кое-что тебе сказать… Муан издалека смотрел на Шена, сидя на камне, но тот никак не реагировал на его слова. - Не знаю, что творится в твоей голове… Но хочу кое на чем акцентировать внимание… Как бы сказать… Шен отстраненно слушал его голос. - Как бы это сказать… Я принимаю твое прошлое. Я знаю, кто ты такой, уже очень давно. Вот только… почему-то у меня такое ощущение, что это для самого тебя стало сюрпризом. Шен вздрогнул. - Что происходит, Шен? Это на самом деле так выглядит? Он попался! Но он не может рассказать ему правды! Это будет концом всего! Но Муан сделал свои выводы: - Ты забыл какие-то события из своего прошлого? Ты потерял память? Поэтому ты так странно ведешь себя в последнее время? Шен на мгновение забыл, как дышать. Вот она! Эта спасительная ниточка! И он бы никогда и предположить не мог, что именно Муан бросит ему ее. - Я… - и все же врать о таком неприятно. Не так уж много было тем, в которых он может быть откровенен, и сейчас он выбирает погрузиться в еще одну большую ложь. – Наверное… Он медленно поднялся, опираясь на руки, и сел на песке. - Я… прав?! – поразился Муан. Он подошел к Шену, присел перед ним на корточки и сжал его плечи, держа его на вытянутых руках. - Ну и? Как это произошло? Что именно ты не помнишь? – требовательно спросил он, слегка встряхнув его. С одежды и волос Шена стали падать песчинки. - Это… Я не знаю… Просто постепенно осознал, что в памяти появились пробелы… - Мог бы и сказать! - Кому сказать? Тебе? – криво усмехнулся Шен. Его тон недвусмысленно намекал, что он не настолько доверяет хозяину пика Славы, чтобы добровольно поведать о такой своей слабости. - Ты стал счастливее, когда многое забыл, - произнес Муан и внезапно обнял его. Шен пораженно застыл. Муан прижал его к себе и провел рукой по его голове, гладя, стирая песок и – одновременно – наваждение, в которое тот все это время погружался, постепенно утопая с головой. - Надеюсь, тебе не придется вспоминать. Мысли в голове Шена запутались. Как к нему, черт побери, относится Муан? Он его не ненавидит? Он принимает его прошлое? Как он может принимать злодейского Шена, он же всегда его на дух не переносил? Он ему помогает не потому, что его заставили? Они все еще недруги? Коллеги? Друзья? Раньше Шен рассматривал присутствие Муана, как выгодную боевую единицу, с которой определенно нужно держаться настороженно и не подходить слишком близко, но которая достаточно удобна, так как в большинстве случаев слушается указаний и не проявляет заметной инициативы. Неужели, пользуясь образом эгоистичного Шена, это он сам все это время использовал этого человека, не замечая его искренности? Но… Неужели ему на самом деле удалось переменить мнение Муана о злодейском Шене? Настолько хорошо удалось, что даже все происходящее не поколебало его веры в то, что Шен не так уж плох? «Система! Как ко мне относится Муан?! Разве он не должен меня презирать?!» [Не мое дело!] – фыркнула та. Муан еще раз провел рукой по его голове, словно успокаивая маленького испуганного ребенка. Шен понял, что если позволит сделать ему так в третий раз – навсегда превратится для него в слабого беззащитного «братишку». Он, приложив некоторые усилия, так как хватка у Муана была... эм… муанская, отстранился и посмотрел ему в лицо. Забавно, но Муан выглядел несколько растерянным. - Мм… как вообще ты меня нашел? - Ну, я тебя искал… А затем меня привела Волчара. Она выглядела сильно встревоженной. Шен смущенно потер правую щеку, смахивая остатки песчинок. - Ну и что ты здесь делал? Решил податься в отшельники и уже нашел пещеру? Точно! Шена словно раскаленной спицей вновь пронзило беспокойство. Он ведь так и не сделал того, за чем пришел! И пусть на душе у него стало гораздо спокойнее после того, что сказал Муан, там все еще кошки скребли из-за всей этой дрянной истории, в которой он оказался замешан. Лэйвор… Лэйвор его не убила. До Шена только сейчас дошла эта мысль. В голову ударила кровь, когда он понял, как странно себя вел. Реально мог позволить себя убить. Правда, в саму идею смерти не верил. Скорее… вел себя как самоубийца, который режет вены поперек, чтобы привлечь внимание. Как бы… Крик о помощи что ли? Он перевел взгляд на Муана. Неужели он его услышал? - Чего это ты? – удивился тот. – Покраснел прямо. Я что, снова в точку попал про пещеру? - А? – Шен не сразу понял, о чем он говорит. – Да-а… Какой-то ты сегодня сильно проницательный. Съел что-то не то? Муан как-то устало посмотрел на него и только вздохнул. - Где Ал и Аннис? – поинтересовался Шен, поднимаясь на ноги и отряхивая одежду. - Я оставил их охранять Агена. Шен прощальным взглядом окинул пещеру. Лэйвор было не видно, да и не хотелось звать ее в присутствии Муана. Все-таки его отношение к духам далеко от радушного. - Ладно, пора возвращаться, - решил Шен. Стоило ему переступить незримую черту, выходя из пещеры, на него набросилась Волчара. Шен чуть устоял на ногах, когда большущая зверюга закинула передние лапы ему на плечи и принялась лизать лицо. - Ну все! Все, хватит! – отфыркиваясь, восклицал Шен, отпихивая Волчару в сторону. Та встала на все четыре лапы и радостно завиляла хвостом. Шен присел перед ней и погладил духа по холке. - Спасибо, Волчара. Извини, что заставил беспокоиться. Волчара издала радостный звук, нечто вроде «Ваф!». Шен поднялся на ноги, с улыбкой глядя на нее. - И эту прелесть ты хотел загубить, - указывая на Волчару двумя руками, посетовал Шен, обернувшись к старейшине пика Славы. – Стыдись, Муан! Однако Муана оказалось так легко не пронять. - Ты сильно рисковал, противясь ее убийству. Повезло, что все закончилось хорошо. Но вероятностей развития событий, в которых все закончилось бы плохо, было гораздо больше, и я бы не поступил иначе в любом случае. Волчара смотрела на него внимательными умными глазами. - Но… я рад, что все вышло именно так. Признаю, что этот дух… возможно… не так плох.