Ruvers
RV
vk.com
image

Злодейский путь!..

Чуть порочнее нормы

Благодаря лекарственному артефакту и довольно большому количеству духовной энергии, Шен чувствовал, что рана на плече практически затянулась. А солнце уже стояло в зените, а к нему так никто и не зашел. Не то, чтобы он так желал видеть Ала или Муана после всего, что они ему наговорили, но бездействовать в комнате тоже было довольно скучно. Проблема заключалась в том, что его верхняя одежда полностью пришла в негодность. Шен, как человек, которому никогда особо не доводилось путешествовать в прошлой жизни, сейчас сокрушался, что было довольно недальновидно с его стороны не прихватить с собой запасной комплект одежды. Какое-то время он лежал на кровати, размышляя, как выйти из этого затруднительного положения. Можно было бы попросить Муана или Ала купить ему одежду, но а) они все равно явно не собирались с ним видеться в ближайшее время, б) он не хотел их ни о чем просить. Аннис он не мог попросить, потому что она девушка, и это было бы предосудительно… В конце концов Шен психанул и вышел из комнаты, обмотавшись постельным бельем. «В сложных обстоятельствах самое главное – сохранять невозмутимость!» - определил он. Волчара стала чуть меньше и поплелась за ним, напоминая обычную собаку. Шен величественно проплыл по коридору, сохраняя присущую своему образу хозяина пика Черного лотоса мрачную элегантность, о которой он иной раз забывал, даже находясь в более подобающем (одетом) виде. Спустившись на первый этаж, он снискал много пораженных взглядов и несколько разбитых тарелок, но в целом остался доволен произведенным эффектом и подозвал к себе хозяина. «И почему в этих отелях нет вызова в номер?» - тоскливо подумал он. Вслух же сказал: - У меня к вам есть личная просьба. - Да, благородный господин, - тут же закивал мужчина. - Отправьте одного из ваших работников, чтобы он купил для меня соответствующую одежду. А то моя несколько прохудилась. - Я понял! – выдохнул мужчина. - Расходы оплатят мои спутники. - Да, господин, конечно, господин. - Сделайте это как можно скорее. Я буду ждать в своей комнате. Он развернулся и стал подниматься по лестнице, а хозяин вздохнул с облегчением. Уже идя по коридору своего этажа, Шен столкнулся с Муаном, который как раз покидал свою комнату. Увидев его облачение, Муан, вопреки ожиданиям Шена, не заржал как конь, а просто спросил: - Тебе что-то понадобилось? - Ничего такого, о чем бы я не мог позаботиться сам. Глаза Муана гневно полыхнули. - Вот именно поэтому рядом с тобой и нет ни единого человека, который мог бы назваться твоим другом. - Что? – опешил Шен. - Ты не ценишь чужую заботу. Вообще. А что бы ты делал, если бы я не помогал тебе? У Шена чуть нервно не задергалась бровь. - Ты сегодня удила прикусил или что? Начнем с того, что именно ты не поблагодарил меня за спасение твоей задницы от секты Хладного пламени. Или ты особенно помог мне, когда я не дал тебе убить Волчару? Или ты о том, что перевязал мое плечо? Так я бы и без этого не помер. Спасибо, конечно, но ты меня по гроб жизни обязанным из-за этой мелочи сделать хочешь? Кто из нас двоих еще менее здраво мыслит? Муан молчал. Не найдясь, что ответить, он собирался уйти, но Шен заступил ему дорогу. - Нет уж, подожди! Я за сегодня уже сыт по горло тем, что вы смеете вообще на меня наезжать! Особенно это тебя касается. Да, ты можешь уже составить целый списочек из моих слабых мест, но не смей использовать их против меня! Благодарность? Не надо навязывать свою помощь, а затем требовать за нее благодарность! Что за подмена понятий, а? Или я обязан вам в ножки кланяться из-за того, что вы проявили снисхождение к проклятому старейшине? Все дело в этом? В том, что ты считаешь верхом благородства уже просто вежливо со мной разговаривать? А если еще и поможешь мне – так вообще возносишься к непогрешимым небожителям по лестнице из самолюбования и пафоса? Не надо делать мне одолжения, словно кому-то, кому необходимо твое снисхождение, а затем требовать от меня, чтобы я ценил твое милосердие и заботу! Муан удивленно моргал, глядя на него и пытаясь осмыслить эту пылкую речь. - Мы с тобой вообще на одном языке говорим? – наконец, уточнил он. Шен раздраженно смотрел на него. - А-а, ну да, - догадался он, - слишком длинно для тебя. Ты же запомнил, должно быть, только последнее предложение? Не переживай, я тебе потом, возможно, на листик запишу. Будешь читать и вникать постепенно. Шен слегка кивнул ему в знак прощания и прошел мимо, направляясь в свою комнату. Муан обернулся и растерянно посмотрел ему вслед. [+10 к злодейскому образу.] Прошло не больше получаса, когда в комнату Шена постучали. Шен крикнул, чтобы входили, но дверь так никто и не открыл. В раздражении, он резко отворил дверь и удивленно приподнял бровь, так как в коридоре никого не было. Затем он заметил лежащий на пороге сверток. «Э? Они так испугались моего неподобающего вида?» - подумал он, поднимая сверток, уверенный, что обнаружит внутри заказанную одежду. Так оно и оказалось: Шен развернул сверток и слегка нахмурился, увидев ткань багряно-алого цвета. «Надо было составить просьбу более конкретно!» Хотя качество ткани, на удивление, оказалось выше всяких похвал. Возможно, только самую малость уступая его обычной одежде (Шен в тканях не особо разбирался, но на ощупь и внешний вид было похоже). Облачившись в новую одежду, он посмотрел на свой образ в большое настенное зеркало. Смотрелось зловеще. В плане… Если раньше все просто знали, что он злодей, то теперь он еще и одет был, как злодей. Темно-багряная одежда вместе с его длинными черными волосами создавала мрачный и тревожный образ. Однако вместе с тем смотрелось довольно стильно, и Шен решил, что, как временное решение, вполне сносно. Самое главное – наконец-то можно спокойно выбраться из комнаты! Что он тут же и сделал, пропуская вперед Волчару. Как раз в это же время из своей, расположенной напротив, комнаты выходил Муан. Они застыли друг напротив друга. Шену требовались некоторые усилия, чтобы уговорить себя забыть все, сказанное до этого, и снова начать беззаботно его подкалывать. Какие усилия требовались Муану – не понятно, но через некоторое время он выдавил только: - Ты выглядишь… - Темновато? – подсказал Шен, так и не услышав продолжения. - Я хотел сказать… э… - Зловеще? – снова предположил Шен. - Нет, скорее… Шену пришлось еще некоторое время подождать. - Ты закончишь свою мысль? – наконец, уточнил он. Муан тряхнул головой и отвернулся. - Не бери в голову, - заявил он. «Мда… - мысленно сокрушенно протянул Шен. – Интеллект не твой конек, да, Муан?» - Я хочу закончить дело с тем злым духом, - вслух сообщил он. – Не знаю, захочешь ли ты дальше нас сопровождать или пойдешь за своим «чаем»… - Я продолжу, раз уж начал, - сухо уведомил Муан. - Что ж, ладно. - Только… разве со злым духом не покончено? - Я в этом не уверен. Главные его сомнения заключались в том, что Система сообщила, что выполнено 2/6 сюжетного задания «Поручения совета старейшин». А, учитывая, что 1/6 этого – определенно полученный им свиток с заклинаниями, то это значило только одно – с духом они все еще до конца не разобрались. Позвав Ала и Аннис, Шен предпочел не заметить их взгляды, кидаемые на его новый образ, и быстро направился прочь из гостиницы. Они шли по улице в сторону восточного выхода из города, когда дорогу им преградила толпа зевак. Сначала они услышали скорбные крики, а, пробившись сквозь толпу, увидели, как из богатого дома напротив выносят закрытое тканью тело. Шен поинтересовался у человека, стоящего рядом с ним, что случилось. - Да дух его загрыз! – воскликнул тот, тыча в погружаемое в повозку тело. – Что же это делается?! - А когда его обнаружили? - Вы хоть знаете, кто это? Это молодой господин Ним! Кто бы мог подумать, что на его семью падет такое несчастье! С утра его обнаружили во дворе. Тело по одежде опознали! Кроме скелета там ничего не осталось! - Пойдем в дом убитого? – спросил Муан, наблюдая, как повозка медленно отъезжает от дома, а следом бредут бледные родственники. Шен смотрел в сторону от шествия, на пустой угол дома. Муан проследил за его взглядом, но в той стороне вообще ничего не было. - Так что будем делать? Думаешь, это наш злой дух его загрыз? – продолжил Муан. - Нет… - отозвался Шен, все еще не сводя взгляда с того места. – Я начинаю подозревать, что это не злой дух. Муан удивленно посмотрел на него, но Шен не стал разъяснять. - На что ты смотришь? На маленькую тонкую девушку в окровавленном внизу живота белом нижнем платье. - Думаю, нам нечего там делать. Пойдем на кладбище. Только… - он посмотрел на Ала. – Прихватим лопаты. Сегодня был ветреный день. Красные кленовые листья срывались с деревьев и падали на дорогу. Иногда их подхватывали порывы ветра, закручивали в спирали и вихри, заставляли танцевать. Деревья шумели, тоскливо скрипели и словно бы бормотали слова древних проклятий. Дорога до кладбища казалась кроваво-серой. И по этой дороге шел черноволосый заклинатель, облаченный в багряные цвета. Ветер подхватывал полы его верхней мантии. А рядом с ним шел большой серый дух. И сам он больше походил на духа, чем человека. За ним было очень тревожно наблюдать. Муан словил себя на мысли, что верит словам черной девятихвостой лисицы. Шен на самом деле постепенно становится одним из них. На кладбище Шен сказал всем искать свежую могилу. Сам же подошел к уничтоженной Сагоном печати. «Что ж, - определил он, потыкав в одну из линий носком сапога, - проход и в самом деле был закрыт. Вот только… Как же этому талантливому адепту вообще удалось сотворить такое?!» Шен увлеченно перерисовывал печать на бумагу, пока с дальней части кладбища не раздался крик Ала, призывающего всех подойти к нему. Вскоре заклинатели сгрудились над могилой. Та не казалась свежей, но еще была достаточно недавней, чтобы земля сверху подернулась лишь невысокими побегами. Возле надгробия земля и вовсе выглядела так, будто ее копали только сегодня. Что-то казалось не так для такой новой могилы, и Шен разглядывал ее какое-то время, пока не понял, что не видит на ней никаких подношений, вообще ничего. - Думаю, именно она нам и нужна. - На надгробии женское имя, - заметил Муан. – Кто она такая? - Дочь того пьянчуги, кого убили первым. - И зачем нам ее могила? - Затем, что город беспокоит не злой дух… А демон-мертвец. - И как ты это понял? - Кое-что было странным в расположении тех домов, на которые нападал «дух». Если бы это был дух, то он просто нападал на все дома подряд, или же выбирал те, на которые напасть легче. Но вы заметили расположение домов? Словно его что-то привлекало именно в них. К тому же, дома были довольно зажиточные, пробраться внутрь было сложнее, но это «духа» не остановило. В одном даже висело несколько талисманов, отпугивающих нечисть, на заборе. И все равно «дух» выбрал именно этот дом. Выбивался из этой картины только пьянчуга. - И какой вывод? - Нападения начались через несколько дней после смерти его дочери. Напали сначала на него… Затем «дух» перепрыгнул в более зажиточную часть города и стал орудовать там. Все еще не догадываешься, что произошло? - Месть мертвеца? Но почему она убила своего отца? - Потому что он продавал ее для утех. Во всех этих домах жили мужчины, которые были его клиентами. Возможно, кто-то из них ее и убил. А может, она сама наложила на себя руки. - Это… - Муан скривился от отвращения. Аннис ахнула, закрывая рот рукой. Только Ал продолжал невозмутимо смотреть на учителя. - Не может быть, чтобы подобное было правдой… Он таким образом использовал свою дочь ради денег? Даже думать о подобном слишком гадко! Шен посмотрел на него, чуть прищурившись. - Конечно, я понимаю, что ты бессмертный заклинатель, которому чужды пороки человеческого мира… Но в моей истории нет совершенно ничего, что бы не вписывалось в мотивы обычной человеческой жестокости. - Как ты можешь так спокойно об этом рассуждать? Это просто бесчеловечно! - Ах, это бесчеловечно? Тогда как насчет того, чтобы помочь бедняжке отомстить? Может, этого хочет твоя прославленная честь воина? Потому что я собираюсь выкопать ее гроб и избавить, наконец, мир живых от ее присутствия. Муан хмуря брови смотрел на него. - Это неправильно. Если все, что ты сказал, правда, то нам следует… - Что «следует»? Привлечь ответственных к закону? Назначить справедливое наказание? Девчонка мертва. Главный виновник – отец – уже получил наказание. Еще одной действующее лицо, которое, должно быть, приняло не последнее участие в ее смерти, тоже погибло. Но подробностей мы уже никогда не узнаем. Так чего ты хочешь? - Я… Не знаю. - Что ж, хорошо. - Хорошо? – возмущенно переспросил Муан. - Да. Солнце уже заходит. Дождемся ночи, чтобы наверняка ее успокоить. Не слишком вдаваясь в обсуждения, заклинатели спрятались неподалеку, чтобы хорошо видеть интересующую их могилу. Шен окружил их кругом из нескольких талисманов, прикрепленных к деревьям. Теперь они станут невидимыми для всякой нечисти. - Как ты обо всем этом узнал? – после довольно продолжительного молчания, спросил Муан. - Я видел… светлую часть ее души. Муан долго испытующе вглядывался в его лицо. Через какое-то время этого молчаливого созерцания, это все-таки заставило Шена смутиться. - Что? – не выдержал он. - Тебе не кажется это ненормальным? Шен саркастично скривился. «Серьезно? В мире, где люди летают на мечах и обладают духовной энергией, способной творить заклинания, а горожане жалуются на духов, как на бешеных лисиц, Муан хочет убедить его, что видеть призраков не нормально?» Молчание вновь затянулось, и на сей раз было прервано звуками, доносящимися со стороны свежей могилы. Земля над гробом пришла в движение и стала слегка приподниматься, будто кто-то толкал ее изнутри. Затем она приподнялась еще сильнее, и на поверхность высунулась белая рука. Пыхтя и издавая неприятное мычание, наружу высунулась голова, руки стали подтягивать тело, и через несколько томительных минут мертвец полностью оказался на поверхности. При жизни она определенно была хрупкой девушкой, даже некоторая красота ее облика все еще сохранилась, хоть и подернулась ужасом гниения и смерти. Скованно передвигая конечностями, мертвец медленно побрел прочь с кладбища. Подождав, пока труп скроется за деревьями, Шен скомандовал Алу и Муану брать лопаты. Первый выполнил распоряжение с энтузиазмом и беспрекословно, второй – возмущенно буравя в Шене дыру взглядом. - А что? – уточнил тот, даже слегка скрывая в тоне злорадство. – Ты заставишь раненного человека заниматься тяжким физическим трудом? Муан фыркнул, но так ничего и не сказал. - Мастер, я могу копать вместе с Алом, - вызвалась Аннис. Муан и это заявление проигнорировал, и вскоре, в свете талисманов, Шен и Аннис застыли возле могилы, а Ал и Муан быстро вкопались на приличную глубину. Уже через несколько минут лопаты стукнули о крышку гроба. Доски с одной стороны будто были выломаны изнутри. Впрочем, никто не сомневался, что именно так все и было. - Доставай давай, - распорядился Шен. Муан выпрыгнул из могилы, предоставляя остальное Алу. Парень подцепил крышку гроба лопатой и надавил. Хлипкий гроб легко поддался, Ал выкинул крышку на траву, а присутствующие увидели пустой, слегка заваленный землей гроб. - И что теперь? – не понял Муан. – Тело-то ушло. - Сначала сожжем крышку – это ее ослабит. - А дальше что? Может, она уже в городе кого грызет, пока мы тут прохлаждаемся. - Ну не зря же я по дороге сюда развесил на деревья талисманы! – возмутился Шен. – Она не сможет покинуть пределы леса и скоро приползет назад. - Ладно… Ал, разводи костер. Они уселись на траву рядом с разрытой могилой, поломанные доски крышки гроба весело затрещали, импровизированный костер озарил древнее кладбище уютным золотым светом. Шен умиротворенно улыбался, глядя на пляшущий огонь. Спиной он опирался на Волчару, слегка утопая в ее мягкой серой шерстке. Он украдкой кидал взгляды на своих спутников. Муан сидел в позе для медитаций и, казалось, все еще слегка попыхивал, но скорее из желания выдержать характер, а не реального недовольства. Аннис скромно сидела слева от Шена, обхватив колени руками и внимательно следила за язычком пламени. Ал казался напряженнее всех: он сидел, положив меч на колени и настороженно вслушиваясь в каждый лесной шорох. Шен вскользь отметил, что надо бы потом натренировать его чувствовать присутствие духов. Золотое ядро Ала все так же пламенело. Вряд ли оно уже когда-либо поблекнет. А это ведь только самое начало его становления великим главным героем. Скорее всего, потом все станет еще хуже. Шен все еще пытался привыкнуть к его новой силе, но пока равновесия найти не получалось. Он либо должен был притупить свое восприятие, чтобы прямо смотреть на Ала, либо терпеть то, что глаза начинают слезиться. Отвернувшись от главного героя, Шен вновь стал смотреть на огонь. (Который светил не так ярко!!) «Может, грибов пойти поискать?» - подумалось Шену. Сейчас бы нанизать какую-нибудь еду на палочки и поджаривать на костре. Было тепло, мягко и уютно, а главное – так безопасно. И пусть он и сидел ночью на кладбище перед горящей крышкой гроба в ожидании ожившего мертвеца, но в данный момент его окутало ощущение уюта и спокойствия. Ему подумалось, что даже Муану он может доверять. Наверное, завтра он снова выкрутит подозрительность на максимум, чтобы не расслабляться, и будет изучать каждое действие Муана, чтобы понять, какие мотивы им движут, но сегодня хотелось просто отпустить поводья и наслаждаться этим милым, теплым и кратким моментом. Впервые за очень долгое время Шен почувствовал, что является частью всего этого, частью этой маленькой компании из четырех человек и одного духа, он сам, а не придуманный образ, который все видят, смотря на него. Шен откинул голову, опираясь на Волчару, и посмотрел в усыпанное звездами небо. Крышка гроба постепенно догорала. И, вообще-то, чтобы ослабить мертвеца, не нужно было разрушать весь гроб и было достаточно крышки, но Ал не поленился слазить в могилу и отодрать пару больших досок. Костер разгорелся с новой силой и посиделки продолжились. Шен все так же смотрел на небо, когда почувствовал чужое приближение. - Она почти притащилась, - сообщил он, резко выпрямившись. Ничего не говоря, Муан перевел взгляд на Ала. - Я с ней справлюсь! – решительно согласился тот. – Не терпится испытать свой бессмертный меч в деле! - Покроши ее помельче, - напутствовал Шен. – Нам ее еще сжигать. Ал кивнул и, обнажив меч, замер наизготовку. Прошло несколько минут и все, наконец, могли слышать приближение зловещего мертвеца. Почуяв живых, она значительно ускорила шаг, даже не страшась открытого пламени. И, стоило ей показаться на границе кладбища, как Ал молнией бросился к ней. Костер неплохо освещал то место, где главный герой схлестнулся с ожившим мертвецом. Почти равнодушно наблюдая за битвой, Шен подумал о том, что для Ала это, должно быть, очень волнительно. Припоминая череду событий до этого момента, Шен пришел к выводу, что Алу и не доводилось никогда драться с подобной тварью. Конечно, для него это большое дело. Хотя битвой это назвать было бы сложно. Первым же взмахом меча Ал снес трупу голову, а еще несколькими – искрошил на кусочки. Трое оставшихся у костра заклинателей поднялись и захлопали в ладоши, выражая восхищение этой короткой схваткой с объективно гораздо слабейшим противником. А Ал брезгливо тянул части тела, чтобы выкинуть их в огонь. Зашипела плоть, запахло палеными волосами, а затем – мясом. Дыма стало больше, чем огня, и Шену пришлось воспользоваться несколькими талисманами, чтобы магически ускорить процесс горения. [Поздравляем! 3/6 сюжетного задания «Поручения совета старейшин» выполнено! +100 к силе главного героя. +20 к силе главного злодея!] Дождавшись, пока от трупа останется только пепел, Шен приказал Алу высыпать его в могилу и закопать ее. Через какое-то время на кладбище вновь все стало довольно благопристойно. - Что ж, вот и все. Возвращаемся. До рассвета еще несколько часов, и мы вполне успеем выспаться. - Ты уверен, что достаточно выздоровел, чтобы лететь на мече? – напрягся Муан, видя, что Шен вынимает свой бессмертный меч. «А что, Муан, тоже хочешь взять меня на ручки?» - мысленно едко прокомментировал Шен, одаривая хозяина пика Славы тяжелым взглядом. Волчара обратилась своей маленькой формой серого комка шерсти и вспрыгнула ему на плечо. К полету готовы! Взмыв в воздух и вновь посмотрев в это безумное звездное небо, Шен почему-то не сдержался и прокричал: - Э-хе-хей! Ветер сорвал с его губ эти звуки и эхом разнес по всему лесу.