Ruvers
RV
vk.com
image

Злодейский путь!..

Большой верный пес*зачеркнуто* волк

Шен пожалел, что не рассмотрел вовремя возможность, что они могут быстро справиться, и не забронировал комнаты в гостинице. Сейчас было чуть за полночь, все еще не так уж поздно, чтобы нормально выспаться, но слишком поздно, чтобы будить хозяев гостиницы и просить их сдать комнаты. Пришлось следовать первоначальному плану с ночевкой на свежем воздухе. Правда, соображение о том, что здесь могут быть змеи, несколько отягощало его отдых. Ал снова развел костер, в темном лесу стало уютнее, но не настолько, чтобы Шен прекратил беспокоиться. Пытаясь отогнать тревожные мысли, он поглаживал серый комок шерсти, сейчас лежащий у него на коленях. Постепенно дух совсем расслабился и пригрелся возле костра, и вытянулся во всю длину, демонстрируя коротенькие лапки и большой пушистый хвостик. Мордочку Шен частично рассмотрел тогда, когда дух укусил его за палец, но сейчас имел эксклюзивную возможность даже дотронуться до холодного влажного носика маленького серого зверька. Система назвала его «пшеничным волком», хотя пока что на волка он не особенно походил. Лапки слишком короткие, а морда – со слишком длинной вытянутой челюстью, полной мелких остреньких зубов. Но Шен все равно считал его миленьким. «Кажется, у Ала появился конкурент…» - ухмыляясь, подумал он. Постепенно Аннис придвинулась поближе к Шену и даже стала гладить волчару вместе с ним. «Точно, пока не придумаю нормальное имя, пусть будет Волчарой», - решил Шен. Аннис уже сидела так близко, что прислонялась к нему плечом. Несмотря на пыль путешествия и тяжелый день, от нее все еще приятно пахло каким-то незнакомым Шену цветком. Старейшина Проклятого пика решил, что пока они не наедине, в подобном не может быть усмотрено ничего слишком предосудительного, и позволил ей вот так прислоняться. Но Ал был совершенно другого мнения. Он буравил Аннис таким взглядом, словно желал испепелить на месте. Когда Шен заметил, наконец, этот тяжелый взгляд, до него дошло, что он делает. Это ж главный любовный интерес главного героя! Даже если она просто села к нему так близко, чтобы погладить миленького зверька, главный герой может истолковать все куда более превратно! От черт возьми! Мысли его заметались. Как легче выйти из этой затруднительной ситуации?! Наконец, до него дошло: - Ал! Хочешь подержать Волчару? Ал встрепенулся, выныривая из своих волн ненависти и негодования, и удивленно посмотрел на учителя. А тот уже резко встал, заставляя Аннис недовольно поджать губы. - «Волчару»? – переспросил Муан. - Ну да, я его так назвал. - Назвал? Это тебе не домашнее животное! Фраза Муана натолкнула Шена на мысль, что он как раз хотел завести собаку. Мысль его воодушевила. - Так хочешь? – вновь обратился он к Алу. - Да! - эмоционально воскликнул тот. Шену казалось это идеальным планом: он передает зверька главному герою, главная героиня перебирается к нему, чтобы вновь гладить эту пушистую шерстку, подростки счастливы – баланс восстановлен! Он подошел к Алу, присел рядом с ним и попытался переложить Волчару ему на колени. Именно что попытался. Потому что как только Волчара почувствовал, что знакомые руки собираются отпустить его, как снова ухватил Шена за палец. - Ай! – прокомментировал тот. - Больно? – тут же насторожился Ал. - Не стоит беспокойства, - усмехнулся Шен. – А благодаря твоему лекарственному артефакту – и вовсе как комариный укус. Вот только, похоже, дать его тебе подержать не выйдет… - А погладить можно? - Конечно, можно, - улыбнулся Шен, протягивая руки со зверьком-духом к Алу. Ал аккуратно дотронулся до шерстки духа. Тот чуть недовольно дернулся, но больше ничего не предпринял, позволяя мальчишке продолжить. Разве что еще чуть сильнее сжал зубы вокруг пальца Шена. Несмотря на неприятные ощущения, тому это показалось чем-то умилительным, он почувствовал некий материнский инстинкт к маленькому духу. А если из этой пусички вырастет большой верный пес – вот будет здорово! Постепенно поляна погрузилась в сон. Дети уснули недалеко друг от друга, Муан сидел с закрытыми глазами возле костра, и то ли спал сидя, то ли медитировал. Первоначально Шен вообще не собирался ложиться спать, намереваясь медитировать всю ночь. Он в этом достиг некоторого профессионализма, поэтому не сомневался в своих возможностях. Но на рассвете обнаружил себя лежащем на земле. Вокруг запястья левой руки разливалась жгучая боль, она и пробудила его ото сна. Прекратив обнимать кого-то большого и пушистого, Шен перевернулся на спину и посмотрел в небо над головой, заслоненное высокими кронами. Затем до него, наконец, дошло происходящее, и он резко сел, выдергивая запястье из пасти зверя-духа. Каким-то образом за ночь тот успел подрасти так, что пальца ему стало явно маловато, и он перешел на запястье. И сколько крови успел выкачать из него этот вампирюга духастый?! Шен прижал руку к груди – запястье все еще саднило. Лишившийся своей поилки-соски-сиськи или чем он там оценивал руку Шена, Волчара недовольно заурчал и поднялся на передние лапы, сев напротив Шена. И ростом сидящий дух оказался с Шена! На хозяина пика Черного лотоса уставилась пара черных слегка осуждающих глаз. - Тебе нельзя вот так пить мою кровь!! – тихонько зашипел на него Шен. - Хзяинн, - отозвалось странное существо, забив длинным пушистым хвостом из стороны в сторону и поднимая волны пепла от потухшего костра. Морда его была треугольная и вытянутая, слегка напоминающая бультерьера, только более острая. На голове торчала пара больших острых ушек, а лапы все еще казались непропорционально маленькими, словно у таксы-переростка. «Ничего себе он так за ночь подрос на дармовой кровушке», - с интересом рассматривая существо, поразился Шен. Рядом завозилась и села главная героиня, разбуженная их шебуршанием и перешептыванием. - Это… Это Волчара?! – пораженно воскликнула она. Ее возглас разбудил Муана и Ала. Оба они тут же уставились на сидящего перед Шеном духа. - Как он смог так подрасти всего за одну ночь?! – поразился Муан. - Ну… Кто его знает… - отозвался Шен, пряча запястье под длинным рукавом. Вторым квестом Шен вновь избрал избавление от злого духа. Отправив Ала к старосте поселения, чтобы тот сообщил о том, что их пшеница успешно спасена, сам он коротал время, расчесывая серую шерстку Волчары гребнем Аннис. Дух положил голову ему на колени и блаженно закрыл глаза. Ал быстро обернулся, и вскоре они были готовы к отбытию. И тут до Шена кое-что дошло: «Едрены пассатижи! А как же мы Волчару с собой возьмем??» В своем стоячем положении дух на своих коротких лапках доходил Шену где-то до середины бедра, но его тело было достаточно массивным, чтобы даже не помышлять о том, чтобы взять его на ручки. Муан, понимая, о чем тот думает, злорадно усмехнулся. - Волчара… - несколько поколебавшись, решил попытаться Шен. – А ты можешь обернуться своей маленькой версией в виде серого комочка? Волчара преданно, но непонимающе смотрел на него. - Хзяинн? Шен отметил, что голос у духа скорее женский. А какого оно вообще пола? Хотя, какая разница, – все едино будет Волчарой. - Можешь стать маленьким? – для понимания Шен еще руками размер показал. Волчара все так же сидел(-ла?), уставившись на него. Шен уже успел печально вздохнуть, когда зверь вдруг подернулся клубами дыма, а через мгновение вспрыгнул к нему на плечо маленький серым комком шерсти. - Победа! – воскликнул Шен, довольно оборачиваясь к Муану. Тот только покачал головой. - Подобные забавы с духами до добра не доведут. - Может быть, это мой духовный зверь! - Что за глупости ты несешь? - Ладно, ты что-то имеешь против Волчары? Посмотри, какой он милый и дружелюбный! Муан перевел взгляд на комок шерсти, ластящийся к щеке Шена. - Это же дух, Шен, а не собака. Пытаться приручить духа – все равно, что пытаться приручить дикого зверя: даже если он будет принимать от тебя еду и позволит себя гладить, ты все равно никогда не поймешь, что у него на уме. - Муан, тебе провести лекцию о духах? Духи, подобные Волчаре, скорее всего раньше являлись домашними животными. Из-за своей сильной привязанности к людям, даже после смерти их желание быть рядом настолько сильно, что превращает их в духов. Но, став духами, они пугают обычных людей. Они вынуждены обитать в одиночестве. Этот малыш должно быть многие годы провел в том подвале. Я не хочу бросать его только потому, что он дух. - Похоже, ты на самом деле начинаешь более трепетно относиться к духам, чем к людям! Шен уязвленно промолчал. Опять эти странные намеки о его темной сущности! Но все, что он сделал, – это перестал видеть зло в самой природе существования духов. Муан же сам был на шествии и тоже видел, что многие из духов вполне милые! Да, конечно, потом они попытались убить его всем скопом… Но это вряд ли бы сильно отличалось от того, как если бы он попал в стан врагов-людей. Размышляя подобным образом, Шен не забывал еще одно: Система сказала, что Волчара – дополнительный сюжетный персонаж, а значит – он может быть полезен. Но не объяснишь же Муану все таким образом. - Ответственность за этого духа лежит на мне. Вы все можете не беспокоиться за свою безопасность. Муан только фыркнул от этих слов. Аннис и Ал тут же кивнули, но они-то никогда и не сомневались в возможностях учителя приручить какого-то мелкого духа. Город Хех располагался на юго-западе в долине у подножья гор. Лететь до места было не больше двух часов. Они уже преодолели практически весь путь, дома виднелись на горизонте, дороги становились шире, а широкую реку, словно стяжки швов, пересекали мосты. Полоса свободного пространства под ними вновь сменилась лесом, когда Шен внезапно для себя почувствовал, как перед глазами все темнеет. Тьма постепенно и быстро застилала взгляд, начиная с боков и продвигаясь к центру. Шен пошатнулся, теряя концентрацию, его повело в сторону, и он упал со священного меча. Ощущение свободного падения сменилось полной тьмой. Они уже подлетали к городу, когда Шен, словно подстреленная птичка, пошатнулся и упал с меча. Осознание этого заняло у Муана три мгновения-кадра, просто раз – два – три – и Шен уже летит вниз. Муан резко развернулся, пытаясь догнать его стремительное падение и безнадежно отставая на пару секунд. Шен открыл глаза и понял, что сидит на земле, опираясь спиной обо что-то мягкое. Что это было вообще? У него и раньше перед глазами иногда темнело, но обычно быстро проходило. А сейчас еще капец как невовремя! А что, если бы он разбился?! Побил бы рекорд по абсурдности смерти злодейского персонажа! Ах, шерстка была такая мягкая, что хотелось зарыться в нее, закрыть глаза и продолжить спать. Сто-оп! Шен обернулся к тому, на кого опирался. Подросший еще раза в три Волчара смотрел на него черными глазами-бусинами. Обернув хвост вокруг Шена (словно не давая тому сбежать), он высунул язык и лизнул его в щеку. Точнее, из-за размеров языка было бы правомочнее сказать, что лизнул всю левую сторону лица и даже намочил слюнями волосы. Шен вытерся рукавом, уклоняясь от остальных попыток проявления нежности, и поднялся на ноги. - Это ты меня подхватил? – спросил он, хотя ответ, в общем-то, был очевиден, просто очень удивителен. Волчара забил по земле хвостом, поднимая волны сухих листьев, мелких веток и пыли. - Хсяинн… Мое. Шен усмехнулся и потрепал его по наглой морде. Они стояли посреди осеннего леса, вокруг больше не было ни души. Дороги тоже не было, и тропинок было не видно. Шен сложил руки в управляющем жесте и призвал свой меч. Тот быстро прилетел к нему откуда-то слева. И все-таки, что это сейчас было? Последствия ментальной раны настигают? Но она уже значительно залечилась благодаря кулону Ала. «Система! Можешь пояснить, что сейчас случилось?» [Нет.] Никогда она еще столь коротко не отвечала! Шену даже стало немножко не по себе. - Шен! – донесся до него приглушенный крик. - Учитель! Шен перевел взгляд на Волчару. - Можешь стать меньше хотя бы в два раза? Дух тут же обернулся уменьшенной формой, став Шену по колено. Тот отметил, что несмотря на трансформации, у зверька все так же остаются маленькие лапки, большой пушистых хвост и непропорционально-большая голова. И смотрится все это вместе просто умилительно. - Хорошо, - одобрил он. – А теперь пойдем к ним навстречу. Дух потерся об его ногу и тихонько заурчал. Вскоре Шен с Волчарой вышли к Муану с учениками. Завидев выходящего из чащи старейшину Проклятого пика, Муан тут же кинулся к нему и как заботливая мамаша запричитал: - Ты жив? С тобой все в порядке? При этом он схватил его за плечи и крутил из стороны в сторону, пытаясь визуально выискать повреждения. - Да упокойся ты! – через несколько секунд Шену надоело такое издевательство над своей персоной, и он резко вскинул руки, сбивая хватку Муана и заставляя того отойти на шаг назад. Ал и Аннис, которые летели впереди и вообще не видели, что произошло, а только потом последовали за Муаном, сейчас все еще непонимающе смотрели на старейшин, пытаясь молча разобраться в происходящем. - Что это было вообще? Хороший вопрос, Муан! Как всегда, умеешь подобрать и время, и место, и настроение собеседника остро чувствуешь! - Меня заинтересовало это место… - туманно изрек Шен, смотря по сторонам. «Пусть сам решает, что я имею в виду: что я упал, потому что меня заинтересовало это место, или я сначала упал, а теперь меня оно заинтересовало!» - Что же в нем такого «интересного»? - Идем за мной и посмотрим. Муан был полностью уверен, что Шен несет какую-то пургу, только чтобы не признаваться в своем плохом самочувствии. Однако вскоре он вывел всех на древнее кладбище. - Ты не мог заметить его с неба – кроны слишком плотно его скрывают! - А я и не говорил, что я его увидел. Я его почувствовал. «Зло притягивается ко злу и все такое…» - Думаю, именно здесь обитает беспокоящий город дух. - Почему ты так решил? Может, где-то есть еще кладбище… Или дух вообще не на кладбище, тут скорее призракам место. «Закон жанра, Муан, - мысленно ответил Шен. – С нами же главный герой, а значит, – все происходящее априори важно для сюжета». - Может, я и не прав, - вслух протянул он, прохаживаясь между могил. Волчара, чуть отошедший в сторону, неожиданно недобро зарычал. Заклинатели поднялись на холмик вслед за ним и увидели живого человека. Тот определенно точно тоже был заклинателем, и, судя по одежде, с соседствующего с орденом РР на юге небольшого (но гордого) клана заклинателей. Что это он тут делает? Заклинатель держал в руках свиток и заканчивал вырисовывать что-то на земле. Волчара продолжал рычать, смотря на него. Завидев поднявшихся на холм заклинателей, мужчина выпрямился и склочно произнес: - Уберите своего пса! - Волчара, успокойся, - отреагировал Шен. – Прошу прощения, если он напугал вас. - Ты шутишь? – фыркнул мужчина. – Я просто сдержался, чтоб не прикончить наглую шавку. Одет он был в темно-синие одеяния, на рукавах которых серебряной нитью были вышиты цветы. А сам он имел узкое вытянутое лицо и темные длинные волосы, на несколько тонов светлее, чем у Шена. - Рад приветствовать старейшину Муан Гая, - затем поклонился он, пока Шен его рассматривал. - Ты его знаешь? – обратился он к Муану. - Это первый ученик главы клана Тихих цветов Сагон Рой. - Ммм, - протянул Шен и обратился к тому. – Адепт Сагон, позволите узнать, что вы здесь делаете? Этот рисунок на земле напоминает что-то не очень хорошее. Шен обратил внимание, что Волчара больше рычал, глядя на рисунок, чем на человека. Он до сих пор косился на линии, боясь подходить близко. - Наш клан получил просьбу от жителей этого городка избавить их от злого духа, старейшина, - высокомерно пояснил тот, глядя на него. – И я как раз собираюсь этим заняться путем изгнания духа в мир иной. - Изгнания? – удивился Шен, походя отмечая, что похоже для соседствующего с ними клана его персона тоже оказывается нон грата. – Не знал, что у клана Тихих цветов есть подобные специалисты. - Ты прав, - согласился адепт. – Подобные действия для меня в новинку. Но я имею должные знания, чтобы не сомневаться в своих силах. Шен посмотрел на свиток в его руках. Да ну, нет. Не может быть. - А это, случайно, не тот ли свиток, что напал на библиотекаря города Хех? - Вам тоже поступал этот запрос? – догадался адепт Сагон. – Ну конечно, для заклинателей такого огромного ордена, как орден РР, это слишком мелкие просьбы… Да, это именно тот свиток. Я избавил его от вселившегося духа, а затем нашел в нем много интересного. Здесь подробно расписан процесс изгнания. Места лучше не найти – я испытаю этот способ сегодня здесь. И вам лучше мне не мешать. С духом этого места я успешно справлюсь, старейшинам лучше продолжать путь по своим делам. - Да как ты!.. – начал было Муан, но Шен его перебил: - Ладно, желаем вам успехов. Муан возмущенно посмотрел на него, но тот только помахал на него руками, призывая скорее оставить доблестного заклинателя наедине со своей пентаграммой. Ал нарушил молчание, когда они уже вышли за пределы кладбища. - Учитель, мы что, вот так и уйдем? - А почему нет? – не понял Шен. – Разве это не удача? Одним махом вычеркнем два пункта из нашего списка. Я ведь взялся за эти поручения не потому, что так уж горю помогать всем подряд. Ал слегка нахмурился, видимо не совсем согласный с концепцией «не помогать всем подряд». - Как он дерзко говорил! - тем временем пыхтел от гнева Муан. – Этот мелкий клан слишком много о себе возомнил! - Он поэтому такой и дерзкий, потому что из маленького клана, - резонно заметил Шен. – Подобные ему чувствуют притеснение, даже когда его и в помине нет, и пытаются доказать свою значимость, даже когда все остальные и не ставят под сомнение их усилия. Муан все равно продолжал пыхтеть. - Нет смысла вступать с ним в полемику. Сходим к главе города, узнаем о духе, а затем вернемся, когда молодчик уже провернет свое «изгнание». - То есть, на самом деле ты не веришь, что у него может получиться? – уточнил Муан. - Конечно, нет. Что можно ожидать от человека, который назвал Волчару «шавкой»? Он даже не понял, что это дух! - Да у него, небось, и в мыслях не было, что такое вообще возможно! Шен усмехнулся и потрепал Волчару по голове.