Ruvers
RV
vk.com
image

Злодейский путь!..

Пшеничный волчара

Разговор со старостой прошел по старой схеме: он обалдел, что на его просьбу откликнулись целых два старейшины ордена и больше кланялся и рассыпал благодарности, чем говорил по делу. Хотя по делу много сказать-то было и нечего. Повадился некий зверь ночью пшеницу топтать, селяне собрались как-то на него половиной селения, а зверь бегал-бегал по полю, а потом словно растворился. Только серый пушистых хвост и смогли углядеть. Злой дух это, вестимо. Говорят, раньше на том поле дом стоял богатый, лет тридцать назад, и бабка-ведунья не советовала-то на недобром месте поле засевать. Но больно хорошее солнечное расположение, прошлый год выдался неурожайным, вот и решили в этом году засеять и этот пустующий холмик. Но видимо бабка не зря вещала. Из полезного староста еще сообщил, что духа обычно видят при свете луны или на рассвете. Что ж, видимо эту ночь им придется провести на свежем воздухе. Прикупив еды (на сей раз не споря), заклинатели двинулись в обратную сторону. Уже вечерело, когда они расположились на опушке леса, Ал профессионально разложил костер, и все уселись вокруг, греясь и поджаривая хлеб и остывшие булочки. На землю опустились вечерние сумерки. Шен умиротворенно коптил булочку, насадив на длинный прут, и ловил себя на мысли, что это похоже на поход на природу с друзьями. Прямо как в старые добрые времена, когда не нужно было беспокоиться ни о каких злых духах. Не хватало только нескольких баночек пива и палатки. Затем Ал ушел за хворостом, а Аннис через какое-то время покинула их по каким-то своим женским делам. Следя за огоньком в костре, Шен отрешенно думал, не являются ли их разрозненные уходы отвлекающим маневром для того, чтобы потом встретиться глубже в лесу и… Неожиданно место рядом с Муаном и Шеном, которое все это время прикидывалось ворохом сухих листьев, пришло в движение, и оттуда в сторону метнулась змея. Не оборачиваясь, Муан с быстротой молнии пробил ее голову палочкой, с которой только что снял аппетитно запекшийся хлеб. С интересом рассмотрев змею, он повернулся, чтобы показать ее Шену, и увидел его чрезвычайно бледное лицо. - Что это с тобой? - Убери ее, пожалуйста, подальше, - попросил тот, неестественно выпрямившись и замерев на месте. - Она же уже дохлая, чего ты переживаешь, - удивился Муан. - Я ненавижу змей! - Правда? – Муан задумчиво покрутил тушку змеи в своих руках. – А я и не знал… Но посмотри, она явно уже тебя не укусит, - он протянул змею в сторону Шена, но тот резко вскочил на ноги, роняя булочку, и отскочил от него на шаг. Это показалось Муану довольно забавным. Он поднялся вслед за Шеном и сделал шаг к нему, покачивая перед ним рукой со змеей. - Это глупо, Шен, - заметил он. – Тебя не укусит мертвая змея. Шен попятился от него, цепенея от бесконтрольного страха. Это был его детский страх, логика перед которым была бессильна. Он шарахался от змей, даже если они были просто нарисованы на бумаге. А Муан тем временем приближался к нему, явно решив над ним поиздеваться. Он повел змеиной головой, зажатой между пальцами, из стороны в сторону, создавая эффект змеиного движения. Шен отступил еще на шаг и уперся спиной в дерево. - А тебе не кажется, что недостойно бессмертного заклинателя бояться каких-то маленьких змеек? – ехидно поинтересовался Муан, приближаясь. – Ты же можешь искрошить их в капусту одним движением пальцев. Конечно, он бы все это сделал, если бы логика не пасовала. Но когда он видел змей – его настигала паническая атака! - Муан, пожалуйста, прекрати, - произнес Шен, напряженно следя за змеей в его руке. - А почему? – спросил Муан, делая резкое движение рукой со змеей по направлению к Шену и пугая того этим до боли в сердце. – Или ты так боишься укуса сдохшей змеи? Шен ничего не ответил, а Муан, увидев, как тот испуганно стоит, уперевшись спиной в дерево, издевательски поинтересовался: - А ты не боишься так прислоняться? Вдруг на этом дереве еще есть змеи? Шен и так трясся от страха, а когда услышал эти слова – вообще перестал дышать. - Не двигайся, - с ленцой произнес Муан, - кажется, я вижу еще змею. Шен и так не двигался, и почти не дышал, змея перед его глазами уже расплывалась. Он постарался замереть на месте, но ноги его подкосились и он осел на землю. Только сейчас, казалось, Муан смахнул наваждение и понял, что шутка зашла слишком далеко. Он заморгал, словно пытаясь избавиться от попавшей в глаз соринки. Сейчас он обратил внимание на реальное состояние Шена, который сидел под деревом, тяжело дыша. Его бледное лицо покрывал лихорадочный румянец, глаза блестели, словно от невыплаканных слез, и в целом он выглядел так, будто в любое мгновение может бухнуться в обморок. Муан поспешно выкинул змею очень, очень далеко. Но остался стоять на месте, наблюдая за тем, как Шен постепенно успокаивается. Эта ситуация напомнила ему его детство, когда он, что уж греха таить, не самый добросердечный ребенок, любил подшутить над более мелкими соседскими детьми. У него даже была своя шайка, и он был заводилой… Он давно позабыл об этом времени. - Шен? Шена все еще так трясло, что на ноги встать было сложно. Да почему этому человеку с завидной периодичность удается увидеть и воспользоваться всеми его слабостями?! [Рейтинг злодея понижен. -100 к крутости главного злодея. -50 к злодейскому образу. Разблокировано достижение «Герпетофобия»!] «Иди ты нахрен!» Шен с трудом поднялся на ноги, опираясь о ствол дерева. - Луна уже взошла, - произнес он ровным голосом, не смотря в сторону Муана. – Пойду погляжу, не появился ли дух на поле. С этими словами он постарался побыстрее уйти, искренне желая как можно скорее оказаться подальше от Муана. Муан так и остался стоять на том же самом месте, потрясенно размышляя, зачем он сейчас все это сделал. Шену уже удалось полностью взять себя в руки, когда он услышал приближающиеся шаги за спиной. Муан и ученики остановились в паре шагов от него. Ал и Аннис думали, что Муан начнет разговор, но мастер молча смотрел в спину Шена. Вообще-то, ему сейчас было очень совестно. Шиан послал его приглядывать за этим человеком, потому что думал, что тот может быть еще нездоров, да и не понятно, насколько дар черной лисицы, губительный для обычных заклинателей, повлиял на Шена… А он, вместо того, чтобы оберегать его, пустился в такие глупые шуточки, словно им по десять лет. Муан хмуро смотрел ему в спину, понимая, что извинения Шен точно не примет. Кажется, он снова умудрился ухудшить их взаимоотношения. - Я не чувствую никакого злобного духа, - нарушая молчание, произнес Шен. – Однако я заметил серый комок шерсти, шмыгнувший под камень. - Так может, это все-таки и есть тот, кто нам нужен? – воодушевился Муан, радуясь, что можно спокойно переключиться на разговор о деле. – Где тот камень? Через минуту все вчетвером склонились над средних размеров валуном. - Кажется, под ним что-то есть, - заметила Аннис. – Я сейчас гляну! Она присела на корточки и рукой стала смахивать землю из-под камня. - Похоже… на дверцу. Может, погреб? Она, не вставая, подняла взгляд на нависшего над ней Шена. Тот чуть наклонился, рассматривая расчищенный ею кусок дерева, и девушка заметила выбившийся из-под одежды кулон, висящий у него на шее. Моментально она узнала в нем артефакт, что забрал Ал Луар с поляны тысячи духов. Глаза ее сузились, а взгляд заледенел, в душе поднималась досада. Шен попросил ее посторониться и сам присел перед дверцей. Отодвинув в сторону валун, он поддел дверцу ножнами меча и резко откинул в сторону. Открылся черный проход, вниз и в самом деле уходили крутые ступени. - Староста говорил, что здесь раньше был дом, - припомнил Муан. – Может, этот погреб вырыт глубоко под землей? - Думаю, нужно это проверить. - Ночью? – вырвалось у Аннис. - Он же под землей, какая разница. Шен попросил Ала вернуться к костру и зажечь фонарь, предусмотрительно прихваченный им у старосты. И затушить костер заодно. Мальчишка так быстро исполнил эти поручения, словно от скорости зависела его жизнь. Шен взял у Ала фонарь и собирался спускаться внутрь, но Муан молча придержал его за плечо, вырвал фонарь из руки и заступил ему путь, первым становясь на ступеньки. Чтобы через мгновение оступиться и кубарем полететь вперед. Звук падения прекратился только через несколько секунд. Любознательно заглянув в темный проход, где скрылся Муан, Шен с учениками заметили, что фонарь слабо мерцает на внушительном отдалении и глубине. Шен был все еще слишком зол, чтобы всерьез переживать за Муана, хоть сейчас его настроение значительно поправилось. Дети были слишком высокого мнения о старейшине пика Славы, чтобы смеяться над этой ситуацией. Шен зажег талисман и стал аккуратно спускаться вниз. Лестница уходила на глубину около пяти метров. Когда Шен с учениками достигли света фонаря, Муан уже отряхнул одежду, сделал абсолютно непроницаемое лицо и принял величественную позу. От этого становилось только смешнее, и Шен одарил его легкой усмешкой. Муан как ни в чем не бывало пошел вперед и не церемонясь выбил ногой хлипкую деревянную дверь, которой заканчивался проход. Спускаясь, Шен думал, что перед ними предстанет нечто вроде квадратного помещения с соленьями или винным погребом, но сейчас мысленно признал, что абсолютно не предвидел настоящее положение вещей. Они оказались в небольшом помещении с деревянным полом, стенами и потолком. Комната была декорирована полотнами черной ткани и пирамидами человеческих черепов, аккуратно сложенными по углам. Шен бы решил, что это склеп, если бы не обычный тканый ковер, лежащий по центру комнаты. - Что это за место такое? – нарушил тягостное молчание Муан. «Это же не может быть старой базой секты Хладного пламени, нет?» - спросил Шен как бы у Системы, но та не отозвалась. - Напротив еще одна дверь, - заметил Муан. Он решительно пошел вперед, когда Шен не был так уверен, что стоит открывать эту дверь. «Ты тут самый проклятый и темный! - одернул он сам себя. – Не время беспокоиться о привидениях!» - Что там? – спросил Шен после того, как Муан заглянул за дверь. Сам же пока не двигался с места. - Еще одна комната, - поведал Муан. Шен вздохнул и зашел в комнату вслед за ним. Ему и в предыдущей комнате казалось, будто сотни голосов нашептывают что-то ему на ухо, но он старался не обращать на это внимание. На самом деле, он думал, что и Муан, и дети тоже это слышат, и будет слишком нелепо, если именно он начнет жаловаться по этому поводу. Но когда он зашел в эту комнату, на него словно обрушилась лавина человеческих криков. Не сдержавшись, он скривился и воскликнул: - Как же истошно они орут! - Кто орет? – Муан обернулся и обескураженно уставился на него. Шен в это время хлопал по ушам ладонями, даже не услышав вопроса старейшины пика Славы сквозь крики. - Ты что-то слышишь? – продолжил допытываться Муан. Шен выпрямился и окинул взглядом комнату, все еще не слушая вопросов Муана. Насколько хватало света фонаря и зажженного им талисмана, можно было судить, что эта комната минимум втрое больше предыдущей. Пирамид из черепов, благо, не наблюдалось, зато в центре помещения из черепов был выложен большой круг. - Четырнадцать черепов, - посчитал Муан. – Число тьмы. Ал зашел в комнату вслед за учителем и встал рядом с ним. Аннис держала обнаженный, тускло светящийся меч. А за Аннис в комнату быстро вошла девушка в белых одеяниях. Шла она так решительно, что Шен только дернуться в сторону успел, пытаясь уступить ей дорогу, когда почувствовал, как она пролетает сквозь него. Призрак! Хотя это было очевидно, так как она слабо светилась в скрытом полумраком помещении. У Шена перехватило дыхание, когда она прошла сквозь него. Он обернулся, чтобы проводить ее взглядом, и вдруг почувствовал, что лежит на деревянном полу. Руки его были прибиты гвоздями к полу, он лежал в центре круга, образованного четырнадцатью отрубленными головами. Головы были совсем свежими, из них к центру круга тянулись тонкие линии крови. Над Шеном стоял человек в красном одеянии со свитком в руках и бормотал что-то непонятное. Закончив на высокой ноте, он выхватил кинжал и, резко опустившись на колено, вонзил его прямо в грудь Шена. Почему-то все это время тот не чувствовал вообще ничего: ни холода, ни боли. Вот и сейчас он отрешенно-пораженно наблюдал за тем, как душа в виде перламутрово-зеленоватой энергии вырывается из его тела и сплетается над ним в подобие меча. Когда последняя частичка души покинула тело Шена и взгляд его померк, меч стал материальным. - Шен! Шен моргнул и понял, что все еще стоит в темной комнате. Муан потянулся к его плечу, но Шен отклонился, сделав шаг назад, а затем покачнулся. В раздражении Муан сделал резкий выпад вперед и схватил его за локоть. - Тебе плохо? – требовательно спросил он. - Нет, я… только что видел призрак. Вы не видели, что ли? - Не видели, - сухо произнес Муан, отпустил его локоть и отстранился. Даже отошел на шаг. Шен перевел дух. «Неужели это был меч для Ала?!» - завопил он Системе, но та снова не отозвалась. Как же его найти? Шен перевел взгляд на Муана. Он же бонусный помощник. Должен бы отыскать этот самый меч. - Что? – уточнил тот, когда молчание затянулось, а Шен все так же смотрел на него. - Ничего. Продолжим исследование комнаты. Пока они ходили кругами, осматривали пустые стены в надежде найти потайную дверь, так как обычной тут явно не наблюдалось, Шена посетила еще одна интересная идея. - Ал, встань-ка в центр этого круга, - попросил он. Ученик с недоверием посмотрел на него. Вставать в центр круга из четырнадцати черепов казалось не самой лучшей идеей. И все же он молча подчинился. Кинув на Шена еще один взгляд, но так и не распознав, что за эмоции выражает его лицо, Ал медленно переступил круг из черепов и прошел в его центр. Мгновение ничего не происходило, и Шен успел было подумать, что идея не оправдала себя, но тут Ал провалился под землю. В буквальном смысле провалился: хрупкие доски прогнили в центре круга и пол проломился под весом главного героя. Хотя, может просто все дело в том, что он главный герой и с ним постоянно что-то случается. Шен, Муан и Аннис аккуратно подошли к дыре в полу и заглянули внутрь. - Ал, ты там как? - Все в порядке, учитель! – тут же отозвался тот. Шену стало как-то совестно, будто он со зла это все затеял. Через минутку они уже все вчетвером рассматривали нижнее помещение. Оно вот походило на погреб, набитый всевозможными вещами. Осматриваясь по сторонам, Шен с Муаном одновременно заметили шевеление. Заглянув за стеллаж, они увидели сжавшийся там комок серой шерсти. - Это тот дух! – воскликнул Муан, обнажая меч. - Эй, полегче, бравый воин! – осадил его Шен. - А что не так? Убьем его – и дело с концом. - Он никому не вредил. Посмотри, он трясется от страха! Это не злой дух. - А какой же тогда? - Добрый? Нейтральный? – предположил Шен. – Да какая разница? Он наклонился, протягивая к комку шерсти руку. Комок шерсти тут же тихонько зарычал и хватанул его за палец. - Ну, доигрался? – прокомментировал это Муан, когда Шен поднял руку с висящем на ней комком шерсти. Тот держался изо всех сил, сжимая зубы вокруг его указательного пальца и тихонько рыча. Шен подхватил комок шерсти другой рукой и усадил на руки. - Тебе нормально? – уточнил Муан. – Кажется, ему твоя кровушка приглянулась. Не похоже, что он собирается отпускать. - Ему просто нужно время, чтобы успокоиться и понять, что мы не собираемся причинять ему вред. Слушай, дружок, - обратился он к духу, слегка поглаживая того по шерстке свободной рукой, - мы не собираемся причинять тебе вред. Но ты топчешь местную пшеницу, а это не хорошо. Лучше тебе оставить это место. Муан хмуро смотрел на Шена. Он не припоминал, чтобы тот раньше так трепетно относился к духам. Да, этот дух маленький и кажется безобидным, но все же это дух, и разговаривать с ним, как с человеком… Это просто часть его эксцентричного характера или так проявляется действие энергии демонической поляны? Муан не был уверен, но ситуация ему не очень-то нравилась. А Шен искренне считал, что убивать такого маленького духа, не причиняющего существенного вреда людям, будет не совсем правильно. Благодаря шествию духов он понял, что те и люди во многом похожи, и убийство духа может быть, в какой-то мере, на самом деле убийством. Ну, не то, чтобы у него рука дрогнула, но их ведь можно изгонять, зачем убивать всех без разбору. Аннис подошла к Шену и с интересом посмотрела на комок шерсти в его руках. Она протянула к нему руку, но тихое рычание стало сильнее. Девушка одернула руку и отошла на шаг, нахмурив брови. Дух еще какое-то время рычал, потом тихонько заурчал, а затем отпустил палец Шена, свернулся в еще более круглый комок и тихо засопел. - Наелся и завалился спать, - прокомментировал его поведение Муан. Шен усмехнулся и провел пальцами по его шерстке. Пальцы за что-то зацепились. Шен аккуратно раздвинул шерсть и увидел красную нитку, обмотанную вокруг духа. - Похоже на поводок… Как будто его кто-то удерживал в этом месте. - Кому мог понадобиться этот комок шерсти? - Может, он здесь уже слишком давно и поэтому ослабел и стал так выглядеть? И все, на что он способен, это выбираться ночью на поверхность и прыгать по полю над подвалом, а уйти дальше от этого места не может. Шен пальцами разорвал красную нить и снял ее с духа. - Думаю, наше задание здесь выполнено. - И что ты будешь делать с ним? - Еще не знаю, я не очень хорош в изгнании. Заберем его с собой и придумаем позже. - Я не уверен, что это хорошая идея, - сомневался Муан. - Ответственность за него ляжет на меня, не беспокойся, - отмахнулся Шен. Сказать, что это хоть как-то успокоило Муана, значило бы соврать. - Ладно, нужно выбираться отсюда, - хмуро сказал он. Шен еще раз огляделся по сторонам и остановил взгляд на хозяине пика Славы. Неужели они так отсюда и уйдут, не найдя тот меч? Но ведь на меч должен помочь наткнуться именно Муан! «Система! Система!! Ты что, дрыхнишь там что ли?! Система!» [Ненавижу подземелья], - невнятным голосом отозвалась та. - [Поговорим, когда вы выберетесь на поверхность.] Вот ведь мелкая зараза! Слишком он на ее помощь последнее время полагается. - Сначала внимательно осмотрим этот погреб! – скомандовал Шен. - Зачем еще? Мы же уже нашли духа. - Может, найдем еще что-то ценное. Муан пожал плечами, но спорить не стал. За следующие полчаса Шен нашел несколько банок с соленьями, старый ковер и фигурки из дерева, Муан – мешки с заплесневевшим зерном и шкатулку с паутиной, Аннис – пару чашек с отбитыми ручками и большое блюдо из металла, напоминающее серебро, а Ал Луар – мешочек с монетами и флакон со странным зельем. Это так уморительно походило на мелкий квест в игре, что Шену даже не хотелось как-то комментировать эту ситуацию. Вот только была одна проблема – меч они так и не нашли. «Система, можно мне еще один рояль в кустах? А то что-то я торможу». Система так и не отозвалась, и Шену пришлось смириться и покинуть погреб вместе со всеми. [Поздравляем!] – тут же взорвалась Система, как только он вышел на поверхность. – [1/6 сюжетного задания «Поручения совета старейшин» выполнена! Приобретен дополнительный сюжетный персонаж «Пшеничный волк»! Получен бонусный предмет «Меч души»! +50 двигателя сюжета. -10 крутости главного героя!] Походя оценив, что крутость главного героя видимо стала ниже оттого, что он свалился под пол, Шен обратился к Системе: «Получается, я видел там не меч главного героя?! Что за глупые шутки?» Подумав еще немного, он добавил: «И что значит «получен»? Мы же его так и не нашли! И что, получается, этот вот комок шерсти – сюжетный персонаж?» [Дополнительный сюжетный персонаж], - поправила Система. – [Вы можете его оставить – и тогда он будет участвовать в сюжете, а можете избавиться от него. Очки за это списаны не будут.] Шен снова перевел взгляд на комок шерсти на своих руках. По его ощущениям, он слегка потяжелел. Или же у Шена просто слегка устали руки его нести. «Получается, он может мне пригодиться?» Система ничего не ответила.