Ruvers
RV
vk.com
image

Злодейский путь!..

Развитие отношений

Встреча со старым приятелем несколько рассеяла меланхолию Шена, и он понял, что не так уж ищет чужого общества. [+10 к злодейскому образу], - прокомментировала Система. «Да что не так со всеми этими людьми?!» - взорвался Шен. Он летел обратно на свой пик, когда почувствовал, как в голову ударили те пару пиал вина, что он успел выпить вместе с Левом. Отменное он все-таки выбрал вино, не зря кувшин был такой красивый. Его так повело, что он чуть было не свалился с меча. Пришлось делать аварийную посадку на пике Таящегося ветра. Шена это обстоятельство не слишком опечалило, пейзажи пика Таящегося ветра ему всегда нравились, а в лунном свете они приобретали новые очертания. Он шел, рассматривал эти очертания, и заметил под раскидистым деревом в стороне от дороги несколько другие очертания… Фигурные такие и соблазнительные. Звуки, доносящиеся с той стороны, недвусмысленно дополняли картину. Любовные утехи юных сердец, луна, звезды, романтика. Эх, где его годы молодые. На мгновение даже стало как-то обидно, что он не переродился в подростка. Обо всем этом он размышлял, идя мимо по дороге, так как прятаться в кусты, чтобы не смущать юную парочку, было поздновато и недостойно прославленного заклинателя. На семьдесят процентов Шен был уверен, что они все равно слишком заняты, чтобы обратить на него внимание. Но видимо ученики ему попались способные, почувствовав чужое присутствие (так как шел Шен бесшумно), они отлипли друг от друга и уставились на него как раз, когда Шен с ними поравнялся. «Ох ты ж ничего себе!!» - Шен чуть это вслух не воскликнул. Оказалось, судьба-злодейка в очередной раз случайно столкнула его с главным героем. А целовал он под деревом главную героиню! Шену пришлось применить все свое самообладание, чтобы не расплыться в счастливой ухмылке. - У-учитель! – пролепетали застигнутые врасплох подростки. Шену все-таки не удалось справиться с собой, он расплылся в улыбке на все тридцать два и, махая на них рукой, поспешно заверил: - Не обращайте на меня внимания, я просто проходил мимо. Считайте, что меня тут не было. Он отвернулся и двинулся было дальше, намереваясь дать им возможность поскорее вернуться к прерванному занятию, но его тут же нагнал топот двух пар копыт ног, а дорогу заслонили главные герои. С горящими глазами оба стали наперебой кричать на него, что это не то, что он подумал! Выглядели они при этом отчаянно. Справившись с удивлением, Шен резко вскинул руку ладонью к детям, заставляя их замолчать. - Не бойтесь, я не собираюсь никому докладывать о нарушении вами правил, - заверил он их. - Нет же, учитель! – в сердцах воскликнула Се Аннис, топнув ножкой. Глаза ее, кажется, слегка увлажнились от сдерживаемых слез. – Мы просто тренировались! - Ладно-ладно! – Шен вскинул вверх уже обе руки, защищаясь от ее напора. – Не думаю, что мне так уж необходимо знать подробности. Я никому не скажу, не беспокойтесь. - Учитель! – еще более требовательно воскликнула Аннис. – Вы считаете меня ребенком?! Какой опасный вопрос! Шен замер, не зная, что нужно ответить, чтобы это не привело к еще большей буре. Инстинктивно он почувствовал себя в западне. Аннис смотрела прямо на него в ожидании ответа. Шен перевел взгляд на главного героя. Тот все это время молча смотрел на учителя горящими глазами. «Что-то какая-то очень странная ситуация», - подумал Шен. Найдя единственно безопасный выход в спешном отступлении, он воскликнул: - Смотрите, что там?! И за пару секунд, пока дети поворачивали головы, осознавали, что он их провел, и оборачивались назад, он схватил свой меч и взмыл в воздух. - Я никому не скажу, не переживайте! – напоследок крикнул он им и растворился в ночи. Ал и Аннис смотрели на его фигуру, пока он не скрылся за деревьями, а затем перевели взгляд друг на друга. - Это все твоя вина! – одновременно выкрикнули они. «Система, а Система! Почему ты молчишь, а? Почему не прибавляешь баллы за развитие отношений главных героев? - все еще довольно улыбаясь, восклицал Шен. – Ты плохо работаешь, Система!» [Система функционирует исправно], – тут же отреагировала та. Шен благополучно вернулся на свой пик, но спать совершенно не хотелось. Походив по пустынным залам, он вскоре взвыл, вновь спустился в погреб за вином, а затем вышел из замка навстречу новым приключениям. - Рурет! – крикнул он, став ровно в том месте, которое ранее ему так не понравилось. Бамбук подхватил его голос. - Какого черта ты меня прокляла?! Резкий порыв ветра растрепал его черные волосы. Вкупе с черным лесом вокруг, в своих серебряных одеждах, отражающих лунный свет, он казался гармоничным дополнением пейзажа. - И почему до сих пор мне снишься?! Деревья скрипели от напора сильного ветра, их скрип был похож на тихий плач. Шен пробудился в своей постели, когда лучи полуденного солнца резко ударили его по глазам. Как он сюда добрался, он совершенно не помнил, ну да ладно. Дополз как-то. Вчера он конкретно немножко перебрал. Вообще-то, выпивать вот так в одиночестве довольно прискорбная картина, но Шен еще в прошлой своей жизни к такому привык. Одиночество сопровождало его, словно самая верная подруга. Приведя себя в надлежащий вид, Шен покрутился перед зеркалом и счел свой образ подобающим встречи с другими членами ордена РР. Все равно с какими. Вскоре он решительно покинул замок, намереваясь столь же решительно пересечь мост, но на пороге его ожидал Шиан. В первую секунду обрадовавшись, через мгновение Шен напустил на себя грозный вид. - Ну надо же, кто почтил проклятого старейшину своим присутствием! Его брата подобное холодное приветствие вовсе не проняло. Он тепло улыбнулся и окинул его внимательным взглядом. - Я рад. Ты выглядишь здоровым. - Со мной все прекрасно. И было бы еще лучше, если бы мне не пришлось столько скучать здесь в одиночестве. Идем за мной. Шиан удивленно проследовал за братом в черный замок, в который его никогда не пускали. За время своего условного заточения Шен успел досконально изучить свой замок и нашел в подвалах мебель, должно быть оставшуюся с незапамятных времен, когда пик Черного лотоса был просто пиком Лотоса. Конечно же он не преминул этим воспользоваться и оборудовал в одном из пустых залов гостиную со столиком для чайных церемоний, сервированным на двоих. И с тех пор как идиот раз за разом пил там чай в гордом одиночестве. Наконец-то у него появилась возможность проявить гостеприимство и использовать гостиную по назначению! Шиан в удивлении опустился за столик, наблюдая за тем, как Шен заваривает чай. - А это что за веточка с корнями? – подивился Шиан, заметив странное украшение на столе. - Она пустила корни?! Шен ставил ее тогда в воду, не питая ложных надежд. - Это просто удивительно!.. – произнес его брат. - И то верно, - согласился Шен, не очень-то понимая, что в этом Шиан нашел такого удивительного. - …ведь после проклятья ни одно растение не способно выжить на пике Черного лотоса. А это живет! Откуда оно у тебя? - Да так… - Может быть, проклятье ослабевает? Я принесу тебе завтра вазон с цветком, проверим! - Договорились, - усмехнулся Шен, разливая зеленый чай по чашкам. – С какими новостями ты ко мне пожаловал? - Мне удалось уговорить старейшин не прибегать к радикальным мерам, если ты отдашь артефакты, что взяли с поляны твои ученики. Они пользуются ими уже больше месяца, но вещицы слишком сильные, и такие молодые люди могут не совладать с их энергией. - Хочешь сказать, что все эти клеветнические обвинения посыпались на меня из-за того, что старейшинам захотелось заграбастать артефакты? Шиан развел руками. - Я выбыл с шествия практически сразу и не знаю, что там происходило. - Но ты же мне веришь? – напрягся Шен. Шиан мгновение колебался, затем произнес: - Просто отдай артефакты, и старейшины забудут это недоразумение. У Шена чай комом в горле стал. Даже родной брат не доверяет его словам! Вообще-то очень обидно. Сколько лет, интересно, потребовалось оригинальному Шену, чтобы так испортить свою репутацию? - Шен, - Шиан посмотрел в его нахмуренное лицо и ободряюще улыбнулся, - для меня самое важное – что с тобой все хорошо. Он накрыл руку Шена своей. Какое-то время Шен смотрел на этот ободряющий жест, задумавшись, а затем заметил, что пальцы Шиана сжали его запястье, измеряя пульс. Они сидели так достаточно долго, чтобы мысли Шена вновь переключились на посторонние темы. Он задумался, не завести ли ему собаку. Хоть в чьей-то преданности он будет полностью уверен. - Ну что, убедился, что я здоров? – спросил Шен, когда брат наконец отпустил его руку. - Я бы не назвал это «здоров», - хмуро заметил тот. - Я не жалуюсь. - Ты никогда не жалуешься! – вспыхнул Шиан, словно Шен наступил на какую-то больную мозоль. Шен постучал кончиками пальцев по столешнице, игнорируя эту вспышку. Шиан встал из-за стола и поправил одежду. - Резюмируя вышесказанное, - перейдя на крайне деловой тон, начал он, - тебе следует как можно скорее забрать артефакты у своих учеников и передать их совету старейшин. - Хорошо. Но просто для ясности: они не мои ученики, они просто ученики, которых я взял с собой на шествие духов. - Да? А они называют тебя «учитель Шен». - Ну и что? Меня многие так называют. Шиан усмехнулся, не приняв его слова всерьез. - Еще ты отстраняешься от занятий в лектории. Ну, ты и так там почти не появлялся, так что это не должно иметь для тебя значения. И тебе запрещено приближаться к ученикам. Гнев постепенно разгорался в груди Шена, но он молчал, сдерживая недовольство. - Ты можешь взять личных учеников – на такой компромисс старейшины согласились пойти. Но к ученикам других пиков приближаться не должен. - Сдались мне эти личные ученики! - Я так и думал, - кивнул Шиан. – В конце концов, пусть мы и не говорим об этом, никто ничего не забыл. И, думаю, ты помнишь обо всем лучше всех. Ладно, у меня еще есть дела. Шен недовольно проводил его удаляющуюся спину взглядом, хмуро пытаясь понять, что он имел в виду. Опять что-то касательно прошлого, о котором он не знает? А вообще все не так плохо, как он боялся. Во всяком случае ему разрешено спокойно покидать пик Черного лотоса, а преподавательство никогда не было в его приоритетах… Черт. До Шена только сейчас дошло, что сие означает, что он не может видеться с Алом. [Сделайте его личным учеником!] – предложила Система. «И каждый день его видеть?!» [А у вас есть выбор?] «Что-то ты много комментируешь, помолчи!»