Ruvers
RV
vk.com
image

Злодейский путь!..

Чертовка-судьба опять выхватывает у злодея последнюю миску риса!

Проснувшись с петухами, Шен в первые мгновения чувствовал себя вполне благодушно. Однако затем потянулся. Все тело свело от боли! Особенно выделялось на общем фоне плечо. Шен было решил, что это какая-то фантомная боль после столь реалистичного ломания этого плеча главным героем во сне, но потом припомнил, что накануне Недонебожительница стукнулась об него своим металлическим, не иначе, лбом! Так вот что значит слово «твердолобая», стоило понимать его более буквально! «Нет, так дело не пойдет! Система! Почему тело главного злодея такое слабое?? Разве не он является сильнейшим заклинателем ордена РР?» [Это не тело слабое – это пользователь номер два не умеет пользоваться духовными силами.] «И что же делать?» [Научиться пользоваться духовными силами.] «Спасибо, Система! Ты очень помогла!!» - зло прокричал Шен и задумался. Но он же вроде может использовать духовные силы. Легко управляет своим бессмертным мечом, летает на нем, направляет энергию для лечения. Что не так-то? Размышляя об этом, он с прискорбием осмотрел свою верхнюю одежду. И почему он не додумался взять в эту поездку сменный комплект?! Пришлось одеваться в подранную, кое-как наскоро маскируя дырки. Зеркала в его комнате, к сожалению, не было, поэтому Шен вслепую прибрал волосы, без возможности посмотреть, насколько плохо он выглядит. «Система, скажи, как я выгляжу?» [Учитывая обстоятельства, приемлемо. Хотя волосы не мешало бы уложить. Настоящий Шен ни за что бы не вышел на люди в таком виде], – тут же с большой готовностью отозвалась Система. Последовав ее совету, Шен тщательнее уложил волосы, но повторно мнения спрашивать не стал. Выйдя из своей комнаты, он тут же столкнулся с главным героем. - Учитель, вас уже все ждут! – с готовностью поведал тот. - Спасибо, - с достоинством кивнул Шен, следуя за учеником. Глядя в его спину, Шен чувствовал некое нарастающее беспокойство. Словно он забыл выключить чайник или утюг, прежде чем выйти из дома… Только сейчас его накрыло осознание, что он совершенно забыл о ране главного героя! В то время, как даже его недруг Муан пришел к нему, чтобы позаботиться о мелких царапинах! «Минус сто баллов Слизерину!» – мысленно констатировал Шен. Выйдя на крыльцо вслед за Алом, Шен увидел, что повозка уже запряжена, а ученики стоят рядом со своими гарцующими скакунами. - Я что, проспал какой-то сигнал к всеобщему сбору? – удивился Шен. Видимо все посчитали вопрос риторическим, так как никто не отозвался. Муан молча сидел на козлах, даже не начиная по сотому кругу свою шарманку, что «он Шену не возница». Рядом с ним стоял мешок с заключенной. Пожав плечами, Шен открыл двери и запрыгнул внутрь экипажа. А затем развернулся и поманил за собой Ала. Глаза мальчишки блеснули, когда он передал уздечку своего коня Инь и последовал за учителем. Экипаж дрогнул, кортеж развернулся к ордену РР. Внутри повозки воцарилось молчание. Некоторое время главный герой сидел, съежившись под пристальным взглядом главного злодея. Затем учитель Шен молча взял его руку и закатал рукав. Так и есть, на предплечье красовались четыре глубоких безобразных шрама, еще только начавшие обрастать тонкой запекшейся корочкой. Ал дернул рукой, желая скрыть неприглядное зрелище от глаз учителя, но вырваться из его захвата не смог. - Не двигайся, - приказал тот, и мальчик замер на месте. Достав из недр своего рассыпчатого серебристого одеяния маленькую изящную шкатулочку, он открутил фарфоровую крышку. Повозку заполнил аромат можжевельника и еловых иголок. Аккуратно подцепив мазь ногтем, учитель склонился над его рукой и стал очень бережно, едва касаясь кожи, наносить мазь на поврежденные участки. От этого действа у Ала перехватило дыхание. Еще ни разу, никто в его жизни не проявлял к нему подобную бережность! Грубость окружающих была знакома ему с младых ногтей, он привык к ней, как к чему-то неизбежному и незыблемому в этом мире. Грубость сильных всегда была чем-то обычным, на что он уже давно не обижался, принимая как должное. Но этот человек перед ним… Один из сильнейших заклинателей в мире, старейшина легендарного Проклятого пика, дотрагивался до его кожи так нежно и бережно, будто опасался, что, приложи он чуть больше силы, мальчишка рассыпится под его руками! Ал почувствовал, как по спине побежали мурашки. - Ну вот, - Шен отпустил его руку, довольный проделанной работой, и всучил ему шкатулочку с мазью. – Мажь почаще, и может даже шрамов не останется. Ал недоверчиво смотрел на шкатулочку в своих руках. Учитель на самом деле так заботится о нем, что дает лекарство? Но ведь это всего лишь царапина? Разве на отбросах все не заживает быстро, как на собаках? Наблюдающий за реакцией главного героя Шен увидел, как лицо мальчишки потемнело, и понял, что явно что-то сделал не так. Не зная, что еще может сделать, чтобы перестать пугать мальца, он откинулся на лавку и посмотрел в окно. Ал поднял взгляд, внимательно изучая учителя. Его шрамы на правой щеке превратились в четыре тонкие розовые полоски. А вот к синякам на шее добавились еще три на левой щеке. Откуда? Ал точно не видел их вчера. Следивший краем глаза за тем, как мальчишка за ним наблюдает, Шен увидел, что тот неожиданно еще сильнее нахмурился. Подобное поведение начинало его пугать! И чего главному герою все неймется? Что за мысли там витают в его голове, он вспоминает самые отвратительные разы, когда Шен издевался и изводил его?? Великие боги, ну почему все выходит именно так?! - Ладно, - хмурясь, сдался Шен, - можешь вернуться на свою лошадь. Проехался с главным героем в повозке, ничего не скажешь! Да им определенно лучше не находиться наедине в замкнутом пространстве! Шен крикнул Муану, чтобы тот остановил экипаж. Вылезая, мальчишка кинул на Шена жалобный взгляд, но мозг того отказывался как-то это трактовать. В орден РР они прибыли после полудня, как раз перед вечерней трапезой. Отпуская учеников ужинать, Шен кое-что припомнил и попросил главного героя задержаться. - Ты хорошо питаешься? – отведя мальчишку чуть в сторону, вопросил он. – Ты не сможешь стать сильнее, если будешь недоедать. Ал смотрел на учителя округлившимися глазами. Тому так надоело строить теории о том, что может твориться в голове у главного героя, что он решил просто сказать ему все, что намеревался, и отпустить с миром. - На пике Таящегося ветра достаточно еды для всех учеников, пожалуйста, не пренебрегай приемами пищи. А теперь ступай на ужин. - Да, учитель! – пискнул Ал и побежал прочь, еле сдерживая слезы. «Чего это он? – подивился Шен. – Я что, раньше и еду у него отбирал? Ох уж этот негодный злодей!» Он раздосадовано стукнул себя кулаком по голове. - Что ты делаешь? Вправляешь мозги на место? – не замедлил прокомментировать увиденное Муан. - Да, - тут же поддержал его тон Шен, - почувствовал, что одна извилина за другую зацепилась. Вот пытался их распутать. Муан посмотрел на него, покачав головой. В кои-то веки он полностью верил словам Шена. Все его поведение последних дней красноречиво говорило, что у него там что-то в мозгу запуталось и перемкнуло. - Брат! Муан ощутимо вздрогнул, когда услышал этот голос. Вот сейчас ему влетит по полной программе! Улыбающийся Шиан подлетел к Шену. Его улыбка тут же застыла на губах, исказившись до гримасы бешенства. Оглядев любимого младшего братика с головы до ног, особенно остановившись на синяках на запястьях и шее, из добросердечного соседушки Шиан в мгновение ока превратился в машину для убийства. Повернувшись к Муану с абсолютно ровной спиной, глава ордена спокойным (что пугало до дрожи) голосом спросил: - Кто это сделал? - Он уже мертвый! Уже совсем-совсем мертвый! – тут же поспешил заверить его Муан. – Они там все совсем-совсем мертвые! Видя столь эмоциональную реакцию своего старшего брата, Шен на мгновение опешил. Он как-то не припомнил, чтобы Шиан так отчаянно заступался за главного злодея. Хотя… По мелочам Шен просто не давал ему ни шанса, но Шиан всегда заступался за него на собраниях ордена, когда остальные хозяева пиков выказывали свое недовольство, или вот после того, как главный герой обрел силу и захотел поквитаться и первое время исподтишка портил и так хреновую репутацию главного злодея… Тогда на собрании орденов заклинателей Шиан до последнего стоял за своего брата, чем немало умалил и свой авторитет. А затем этим же братом был и убит… Шен покачал головой. Должно быть Шиан и в самом деле души не чаял в своем младшем брате, раз способен был раз за разом все ему прощать… Пока он размышлял об этом, Шиан уже погнал Муана вокруг повозки. - Шиан! – Шен ухватил того за рукав, смещая внимание разгневанного братца на себя. – Это всего лишь несколько синяков! Мне право как-то неловко, что ты так переживаешь из-за подобной мелочи! В конце концов… - он хотел было добавить: «Это не сравнится с тем, что мне приходится испытывать, сдерживая Глубинную тьму», но вовремя осознал, что подобной фразой только добьет своего братца. Пусть ему самому еще ни разу не приходилось сдерживать Глубинную тьму, он достаточно хорошо был знаком с новеллой, чтобы представлять мучения главного злодея. Именно поэтому все и терпели его выходки – долгое время они оправдывали его тем, что «тьма постепенно разъедает его душу». Возможно, что так и было. Видимо, Шиан и сам додумал окончание прерванной фразы, потому что резко отвернулся, не в силах смотреть ему в глаза. Шен только головой покачал, растроганный таким хорошим отношением к гнусной персоне главного злодея. Видя, что глава ордена уже успокоился, Муан вышел из-за повозки и продемонстрировал мешок с пленницей. - Последнюю мы взяли живой, - прокомментировал Шен. – Она последовательница секты Хладного пламени. Эта отвратительная секта собирает заклинателей с искаженной духовной энергией по всему свету и объединяет в услужении придуманному ими самими богу загробного царства. В его же хвалу они приносят жертвоприношения, собирают энергию смерти и едят пепел людей. По мере того, как Шен говорил, лица Муана и Шиана хмурились и вытягивались. - Откуда тебе об этом известно? - Я давно заподозрил неладное, но не хотел сообщать, пока не буду точно уверен. - И сейчас ты точно уверен? Шен решительно кивнул. - Ладно, - согласился Шиан. – Мы допросим ее на пике Славы. - Хорошо. А я пока пойду к себе и отдохну. Никто не стал с ним спорить, и Шен спокойно зашагал в свой черный замок. Проходя через пустынные серые залы, Шен снова подумал о том, что, если уж обживаться здесь, нужно их чем-нибудь обставить. Уже подходя к дверям, за которыми обитала Глубинная тьма-Ер, Шен почувствовал, как звезда на ладони его правой руки стала подергиваться и пульсировать. Боль постепенно разливалась по телу, начинаясь в этом месте. Он только приоткрыл двери, когда голос с той стороны прокричал ему: - Если жить не надоело, не смей заходить сюда!! - Почему, - прошипел Шен, оседая возле приоткрытой створки. – Разве мне должно быть так плохо? - Ты вроде был внимательным читателем! – донесся голос с той стороны. – Разве не понимаешь, как действует Глубинная тьма? - Кстати о понимании, я даже плохо понимаю (как выяснилось) действие духовных сил. Это все равно что выучить всю теорию, но не уметь применить на практике! - *ать ты лох, - вырвалось у голоса, прежде чем он закашлялся. – Короче! Попробуй помедитировать и прочувствовать потоки силы в своем теле. Гляди ж поможет. - Это ты наслал на меня кошмар моей смерти? - Какой кошмар? – удивился Ер. – А… возможно. - Возможно?! - Видишь ли, некоторые свойства Глубинной тьмы мне неподвластны. К примеру, я постепенно разрастаюсь и вылажу наружу против своей воли. Поэтому тебе придется время от времени продолжать меня сдерживать. Также разные эманации там темные посылаю неосознанно. Я это не специально, не держи злобы! «Не держи злобы!» – сказал сгусток тьмы!», - мысленно прокомментировал Шен, со всех сил захлопывая двери. Дышать сразу стало в разы легче. Решив тут же последовать совету злобного облака, Шен уединился на вершине самой высокой башни своего замка, надеясь, что никому не придет в голову его тревожить. Уровень развития его способностей позволял обходиться без воды и пищи, поэтому очнулся от своей медитации он только через три дня, да и то потому, что Система звякнула прямо над ухом и сообщила: [Системное уведомление! Слишком мало экранного времени главного героя!] «Не понял, - искренне удивился Шен. – А при чем здесь я? Не хочешь ли ты сказать, что нить сюжета следует за мной, не показывая главного героя, пока его нет рядом??» [Именно так.] Шен сидел, как громом пораженный. «Э-э… Система… А тебе не кажется, что раз так происходит, то именно меня можно считать главным героем?» [На вас нет неуязвимости главного героя и ауры крутости главного героя! Вы – не главный герой. Вы – пользователь номер два – основная двигательная сила сюжета.] «Да какого хрена?! Почему на злодея легла такая непростая обязанность?!» [На пользователя легла бы такая обязанность вне зависимости от того, в чьем теле он переродился. Просто случайно вышло, что вы переродились главным злодеем.] «Случайно, говоришь?!» – свирепея, переспросил Шен. Кажется, Системе надоело с ним пререкаться, потому что она индифферентно выдала: [Системное уведомление! Если главный герой не появится в сюжете в течение следующих суток, то потеряет 100 баллов крутости.] «А сколько у него их сейчас?» - уточнил Шен. [58], - с готовностью поделилась Система. «…» Шен уже понял, что вернуться к медитации не получится. Впрочем, даже эти три дня принесли свои плоды. Совет злобного облака оказался действенным! Шен чувствовал, что гораздо лучше управляет потоками духовной энергии в своем теле, все его движения приобрели невиданную ранее легкость, и он в самом деле стал походить на прежнего уверенного в себе хозяина пика Черного лотоса. Чувствуя прилив сил, Шен даже не стал сходить вниз по лестнице, сразу став на меч и полетев на пик Таящегося ветра. Свежий ветер бил в лицо, заставляя розоветь щеки, а Шен чувствовал поднимающийся в душе восторг. Пролетая на мече над этим миром, он впервые испытал счастье и умиротворение. Спрыгнув возле входа в здание лектория, Шен тут же ощутил на себе перекрестившиеся взгляды учеников. - Старейшина Шен! – благодушно ухмыляясь, к нему шел Муан. – Ты наконец вернулся из уединения! «Я что-то пропустил? – подивился Шен. – Когда этот тип успел проникнуться ко мне положительными эмоциями?» - Да ладно, ты успел соскучиться? – как обычно отбрехался остротой Шен. - Три месяца – довольно длительный период, - заметил Муан, даже не споря. «Чего? Что он несет, какие три месяца? Три дня же прошло!» Только сейчас, оглядываясь по сторонам, Шен заметил, что сочная молодая листва пика Таящегося ветра начала сменяться желтыми осенними оттенками. - А почему… - потрясенно протянул Шен. – А почему никто из вас меня не потревожил? Под «вас» он подразумевал Муана или Шиана, так как было очевидно, что никто другой бы на подобный шаг точно не отважился. - Ну, Шиан рассказал мне о твоих внутренних повреждениях, и мы решили, насколько это возможно, тебя не беспокоить. Тут до Шена кое-что дошло, он побледнел, запрыгнул на меч и бросился назад к своему замку. Глубинная тьма!! Он три месяца не беспокоил разрастающееся злобное облако!! Что же там сейчас происходит за закрытыми дверями?!