Ruvers
RV
vk.com
image

Злодейский путь!..

Не дали помереть спокойно

Ал Луар очнулся от того, что его нещадно тряс мастер Муан. - А?.. Что?.. – он сидел возле колодца и совершенно не понимал, что происходит. Муан поднялся с корточек и вновь заглянул в темное жерло колодца. Скривившись, затем он решительно произнес: - Старейшину Шена и учеников похитили. Я предполагаю, что прячутся они все-таки где-то под землей. Я пойду за ними, а ты – жди здесь. - Нет! – столь решительно отрезал Ал Луар, что Муан опешил. - Что «нет»? - Я тоже пойду спасать учителя! - Вот как? – поразился Муан. Похвальная преданность такому неприятному типу, как Шен. Сам он пошел бы спасать только учеников, если бы не просьба главы ордена присмотреть за его младшим братиком! Черт возьми, глава как знал, что этот Шен неприятности себе найдет! Подросток смотрел в лицо мастера Муана с решительностью молодого бойца. Воспитывающий на своем пике Славы воинов Муан Гай это уважал. Согласившись, он поставил пацана рядом с собой на меч, и они вместе опустились в колодец. Раненная Муаном тварь подыхала в сторонке. Перехватив меч правой рукой, он напутствовал пацану держаться за его спиной. Малец с серьезным видом вынул из ножен ржавый тренировочный меч. Система канализации под городом Тополя не была обширной, так что, убив всего пару крыс и одного захудалого монстра-стража, Муан с пацаном выбрались в катакомбы. В комнате, в которую выводил коридор, горел свет. Не первый год живущий на этом свете Муан Гай решил, что это логово контрабандистов. А подобные личности никогда не вызывали у него приступов острого милосердия. Сказав мальцу не мешаться под ногами, он вступил в пределы линии света. Ал Луар не успел досчитать до десяти, а с людьми в комнате уже было покончено. Последнего мастер Муан оставил в живых. - Где старейшина Шен и дети?! – свирепо спрашивал он отчаянно трепыхающегося в его руках человека. Ал медленно вошел в комнату, залитую кровью. Обводя взглядом ужасающую картину, он думал лишь о том, что хочет быть таким же сильным. Столь сильным, чтобы быть способным защитить тех, кто ему дорог! - Они… они в темнице, там… - мужчина указал на дверь напротив той, через которую вошли старейшина Муан и Ал Луар. - Зачем вы схватили их?! Кто вы, мать вашу, такие?! - Мы… мы… Мужчина в руках Муана захрипел, изо рта его пошла пена, он закатил глаза и умер. - Я его не убивал, - растерянно сказал Муан, повернувшись к мальцу. – Неужели он принял яд? Похоже, это все-таки были никакие не контрабандисты! Между обозначенной тем трупом темницей и комнатой, где Муан с ним общался, оказалось еще несколько помещений, но все они были почти пустыми. В предпоследнем притаилось двое заклинателей, но уровни их были несопоставимы с уровнем Муана, и они быстро почили смертью пушечного мяса. Пробежав коридор, Муан и Ал застыли на пороге темницы как раз в тот момент, когда Шен уже начал прощаться с жизнью, вознося хвалу богам, что это по крайней мере будет быстрая смертью. Как раз в этот момент душащий его мужчина резко отскочил назад. На самом деле он не отскочил, а был отброшен Муаном, но понял это Шен несколько позже. - Помоги своим товарищам! – бросил Муан Алу, а сам подхватил не держащегося на ногах старейшину Проклятого пика. Ал замер на месте, глядя на своего учителя. В глазах у него застыли слезы. Никто из этих людей не знает, что учитель пожертвовал почти всеми своими силами ради него! И поэтому сегодня не смог как следует защищаться! Если бы они знали… если бы они узнали, Ал Луар был бы уже трупом! Разве могли старейшины оставить подобное без наказания? Но учитель Шен никому ничего не рассказал! Муан Гай усадил Шена возле стены и снял с него вервие бессмертных. Шен почувствовал, будто в груди вновь разгорается маленькое ослепительное солнышко, почти потушенное. Постаравшись сосредоточить взгляд на лице Муана, он, усмехаясь, произнес: - Братец Гай, как же я рад тебя видеть! А «братец Гай» в смятении думал о том, что никогда не предполагал, что настанет день, когда он будет спасать жизнь этого человека. И что при этом не будет чувствовать непереносимого отчаянья из-за этого, будто спасая жизнь этому типу, обрекает многих других на мучения. Сейчас казалось, что самое правильное – спасти его. Муан в замешательстве вглядывался в поцарапанную, но счастливую физиономию хозяина Проклятого пика. [Поздравляем! Арка «Благополучие города Тополя» успешно завершена! Главный злодей получает +10 к харизме! Главный герой получает -10 баллов крутости из-за действия штрафа «Ощущение себя никчемным неудачником»!] «Что?! – бешенство вырвало Шена из полузабытья. – Система, ты офигела?! Какого хрена мне еще с его психологическими проблемами разбираться?! Если уж на то пошло, то кто из нас тут полный неудачник?! Избили и чуть не отправили к праотцам меня, а неудачником себя ощущает он?!» Шен нашарил главного героя злобно горящими глазами. Словив на себе подобный взгляд учителя, мальчишка вздрогнул и захотел умереть на месте. Конечно, учитель на него злится! Это ведь из-за этого никчемного ученика он оказался в таком состоянии! Кто угодно был бы зол на его месте! И зачем он только тогда поделился жизненными силами?? Если бы он тогда этого не сделал – Алу не пришлось бы теперь так сильно переживать! Он бы умер тогда и ни о чем бы больше не переживал! Ал упал на колени и низко склонил голову. - Прошу, учитель, накажите этого глупого ученика! Шен пораженно заморгал, уставившись на него. - Не вставай передо мной на колени! – решительно воскликнул он. «Ты же потом мной все полы вымоешь, вспоминая эти моменты!!» На глаза Ала навернулись слезы отчаяния. - Этому ученику не позволено даже этого? – тихо прошептал он. Шен недоуменно перевел взгляд на Муана. «Что произошло, пока меня тут избивали?» Примерно поняв его немой вопрос, Муан пожал плечами. Поднявшись на ноги, Шен приблизился к ученику и положил руку на светлую макушку. - Просто тебе не за что просить у меня прощения, - мягко пояснил он. – Это я должен просить у всех вас прощения за то, что позволил попасть в ловушку! - Учи-итель! – растрогались остальные детишки. - Слава богам, с нами был братец Гай, который вовремя пришел на помощь! Братец Гай, - Шен обернулся к недоверчиво застывшему Муану, никак не чаявшему получить благодарность от склочного, никогда не признающего себя должным Шена. – Братец Гай, прими мою искреннюю благодарность! – Он поклонился, пошатнулся и был обхвачен тонкими ручонками главного героя. Мальчишка зарылся лицом в его серебристые одежды и разрыдался. Шен удивленно осмотрелся. Муан, все еще стоящий возле стены, выглядел так, будто уронил на пол свою челюсть и никак не в силах ее поднять. Остальные четверо учеников смотрели на него такими горящими глазами, что казалось, только цепи удерживают их, чтобы не броситься к нему, последовав примеру главного героя, и не расплакаться на груди своего мастера! И это главный злодейский персонаж? Система не замедлила прокомментировать: [+10 баллов к многогранности личности Шена. +10 баллов к авторитету среди учащихся. -20 баллов к злодейскому образу. +20 баллов к крутости главного героя.] «Хм…» Про крутость главного героя, конечно, приятно. А вот его, он так понял, Система вывела к нулю. Вот уж хороша, чертовка! Неожиданно он почувствовал, как тонкие ручки отталкивают его в сторону. Он совсем расслабился, слушая Систему, и не сразу услышал шорох за спиной. Отступив на шаг, он чуть не уронил челюсть вслед за Муаном, когда увидел, что главный герой заступил его собой, ограждая от удара очнувшейся госпожи Недонебожительницы, о которой Шен и думать забыл! Металлические когти царапнули по тонкой ручонке, оставляя четыре глубоких шрама. Шен тут же сложил пальцы, призывая свой меч, и тот плашмя ударил Недонебожительницу. Силы этого удара хватило, чтобы женщина кулем отлетела к стене. - Я думаю, стоит взять ее с собой, - холодно заметил Шен, вырывая Муана из оцепенения. – Она может рассказать много интересного о секте Хладного пламени. - Секте Хладного пламени? – удивленно переспросил Муан, но Шен уже отвернулся от него, хлопоча над главным героем. - Это всего лишь царапина! – упрямо твердил тот, вырывая руку из захвата учителя. – Вам не о чем беспокоиться! Учитель приблизился к нему, и Ал отчетливо увидел полоски шрамов у него на щеке и синяки, кольцом охватывающие хрупкую белоснежную шею. Мальчишка с радостью бы взял все его раны на себя! Шен решил, что главный герой хочет выглядеть сильным перед глазами Инь, поэтому не стал настаивать. В конце концов, рана на самом деле не серьезная, он просто потребует у него обработать ее позже. Куда больше его мысли занимал тот порыв, когда Ал оттолкнул его в сторону, прикрывая собой… Ну, насколько это можно было назвать «прикрывая», учитывая габариты взрослого мужчины и щуплого подростка. Однако факты от этого не меняются! Неужели?? Неужели горячее детское сердце уже все ему простило?? Так, подождите. А такое вообще возможно? Шен с сомнением посмотрел на белесую макушку. «Сначала бьет что есть силы, когда я оказываюсь уязвим, а потом защищает? Может ли быть другое объяснение тому, почему он меня сейчас оттолкнул?» Шен пошел освобождать плененных учеников, пока те себе запястья не повыкручивали. Его духовной силы восстановилось достаточно, чтобы разбить железные оковы филигранными ударами. Ломая очередные наручи и походя отбиваясь от настойчивых объятий благодарной молодежи, он додумался только до того, что гг мог захотеть покрасоваться перед Инь. В конце концов, это же главный герой, и методы соблазнения красоток у него своеобразные… Шену не показалось, что это звучит надуманно. Во всяком случае, в подобное поверить было легче, чем в то, что главный герой всего за пару дней сменил многолетнюю ненависть к главному злодею на милость. Покивав своим мыслям, он выпрямился, разбив последний наруч на Лире. Муан в это время упаковал Недонебожительницу в полотняный мешок. Она компактно туда поместилась и даже ничего не торчало. Закончив со сборами, воссоединившаяся и радостная команда направилась прочь из катакомб. Так как проверенный выход они знали только один, назад пошли дорогой Муана с Алом. На выходе, из-за того, что Муану необходимо было приглядывать за пленницей, всех учеников пришлось переносить на мече Шену. Сначала он по старой памяти было решил, что не все рискнут стать с ним так близко на один меч, однако на деле ученики оказались более чем не против, еще раз даря старику свои объятия. Ала же он сам поддержал, памятуя о его пораненной руке. Мальчишка запунцовел, когда Шен приобнял его за талию и поставил рядом с собой на меч. Шен и сам смутился, памятуя о недавнем происшествии на Тропе тигра, когда Ал отскочил от его лечения так, будто его ошпарили кипятком. С тех пор он старался до него лишний раз не дотрагиваться. «Не все так просто, - протяжно вздохнул он про себя, - не все так просто… В конце концов, ненависть не стирается за пару дней…» Отпустив парня на поверхности, Шен проследил, как тот быстро отпрыгнул прочь, чуть ли не спрятавшись от него за двух соучеников. - Думаю, нам всем необходим отдых, - решил Муан, оглядывая чумазых учеников и особенно – потрепанного Шена. Одежда того была порвана в нескольких местах и неприглядно свисала, обычно изящно уложенные волосы – всклокочены, на запястьях и шее наливались фиолетовым цветом синяки, а на правой щеке запеклись царапины. При этом выглядел он столь беспечно, словно собственный внешний вид нимало его не заботит. И это придурковатый, помешанный на своей исключительности и нерушимом прекрасном образе Шен! Не одержим ли он духом праведника?? Шен перевел взгляд на молчаливо изучающего его Муана. - Что?? – не выдержал он. - Я предложил отправиться в гостиницу. Это ты молчишь и никак не реагируешь. Смутившись, Шен кашлянул. Осмотрев мешок в руках Муана, неуверенно спросил: - Братец Гай, ты уверен, что тебе удобно будет так долго удерживать пленницу? - Об этом не беспокойся. Я перекрыл ее каналы духовной энергии и полностью обездвижил ее. Теперь она не представляет для нас помех. - Ладно, если тебе так удобно, я не против отдыха. Уж ему-то точно не помешает отдых! Многострадальная голова так раскалывалась, что он еле стоял на ногах. Конечно же, при учениках он не может показать свою слабость.