Ruvers
RV
vk.com
image

Злодейский путь!..

Рояль в кустах номер 67

На сей раз Шен чувствовал себя куда лучше, когда пробудился. В груди расплывалось приятное тепло вновь обретенных духовных сил. А также теплу способствовала рука, лежащая на его груди. Шен скосил глаза и увидел, что рядом с ним с закрытыми глазами, но напряженными складками между бровей лежит его брат. Шен чувствовал, как он делится с ним своей энергией. Та бурным потоком перетекает в него, освежая иссохшие каналы. То же чувствовал и Ал, когда он делился с ним своей силой? Вот только сейчас он кое-что осознал. Насколько беззащитным становится тот, кто по собственной воле вливает в другого свою энергию. И стоит другому замыслить недоброе, нанести смертельное ранение будет легче, чем чихнуть. - Брат, - тихо позвал Шен, - Шиан, хватит. Мне уже гораздо лучше. Старший брат и в самом деле послушал его и убрал руку. Сев на кровати, он посмотрел на него внимательным взглядом. - Спасибо, - был вынужден сказать Шен. В конце концов, такая забота и безграничное доверие к типу вроде Шена и в самом деле очень трогали. Как он решился так перед ним открыться, даже если они и братья? Казалось, тучи над головой Шиана развеялись, когда он услышал эту незамысловатую благодарность, и глаза его просияли. - Как ты себя чувствуешь? – с заботой спросил он. - Как я и сказал, мне уже гораздо лучше. - Ты получил очень серьезный ментальный удар. Да и к тому же до предела вычерпал собственные духовные силы! Я поделился своими, насколько мог, но последствия удара не пройдут так просто. «Ал, глупый мальчишка! Он же не специально, нет?..» Вообще, если подумать, Ал вполне мог и специально захотеть навредить ему. Он же его боится и ненавидит. Да и ситуация не располагала ни к чему хорошему. «Он сделал это специально!» - потрясенно осознал Шен. Это был первый раз, когда на его искреннюю доброту ответили ударом. Было весьма обидно. Но, взяв себя в руки, Шен с прискорбием осознал, что это, скорее всего, далеко не последний такой случай. Ведь Шен из новеллы наращивал репутацию злодея долгими годами и сотнями жестокостей, не было ничего удивительного, что сейчас ему не разрешат так просто с бухты-барахты творить добро. Стоит ему открыться – добрые персонажи отомстят ему при первой возможности. - Ты не расскажешь мне, что на самом деле произошло? – грустно вздохнул наблюдающий за ним Шиан. – Ну хотя бы намекни, кого мне убить. Из уст доброго и мягкого главы клана РР подобные, как нечто само собой разумеющееся, слова об убийстве сорвались так легко, что по спине Шена поползли мурашки. «А я правильно понял характер этого персонажа, когда читал новеллу??» Чтобы избежать этого испытующего взгляда, Шен прикрыл глаза. «Прости, Шиан, но я не могу позволить тебе узнать правду. Невозможно убить главного героя, все пытающиеся обречены на верную погибель!» Поняв, что от брата ничего не добиться, Шиан поднялся с кровати и, тихо сказав: «Отдыхай», покинул комнату. Шен вздохнул с облегчением, потянулся, перевернулся на бок, запахнулся краем покрывала и заснул. Следующее утро началось для Шена с посещения его доктором. Он открыл глаза, когда прославленный доктор Заг склонился над ним, измеряя пульс. Доктор вздрогнул, увидев, что Шен проснулся. Складывалось впечатление, что он специально пришел, пока Шен еще спал, в надежде, что его посещение останется незамеченным. - Глава пика Молочных барашков, - сдержанно поприветствовал Шен. На самом деле пик прославленных целителей назывался не совсем так, но Шену так больше нравилось читать в новелле и сейчас он по привычке назвал так же. Решив, что у хозяина пика Черного лотоса, возможно, жар, поэтому он несет какую-то ерунду, доктор Заг дотронулся до его лба шершавой ладонью. Заг казался мужчиной за пятьдесят, хотя его истинный возраст, как и всех бессмертных заклинателей, понять было сложно. - Жара нет, - пробормотал доктор. - Ну как, старейшина Заг, каково его состояние? – В покоях, оказывается, находился еще и Шиан. Что было, в целом, ожидаемо, ведь кто бы кроме него мог позвать целителя. Шен поудобнее уселся в кровати и ясным взором посмотрел на Зага, ожидая диагноза. На самом деле он не думал, что удар молодого главного героя может быть слишком опасен. Заг отодвинулся от него, как бы уйдя с линии удара, прежде чем заговорить: - Ментальная рана весьма велика. Чтобы полностью поправиться, я бы советовал не использовать свои духовные силы в ближайшие дни. - Насколько ближайшие? – уточнил Шен. - Около месяца, - не сразу отозвался старейшина Заг и с содроганием перевел взгляд на Шена. Насколько он знал этого человека, скорее все его враги совершат суицид в попытке спастись от него в другой жизни, чем он признает, что кого-то или что-то не способен победить. - Ну, я так понимаю, все не так уж страшно, - усмехнувшись, решил Шен. – Спасибо за заботу, доктор Заг. Доктор Заг остолбенел. Он было подумал, что изменения произошли не в теле, а в психике. - Ты… ты не злишься? - С чего бы мне злиться на вас? – удивился Шен. – Все произошло исключительно по моей глупости. - Тогда… я пойду… Доктор встал и вышел, несколько раз оглянувшись на Шена. Ему было неведомо, что заставило хозяина пика Черного лотоса в одночасье перемениться, но он с радостью осознал, что произошло то, чего он не чаял дождаться многие годы. Стало даже как-то совестно, что он высказывался за его заточение на пике Черного лотоса год назад. «Ах ты, старый хрыч!» - крикнул бы Шен, узнай он об этих мыслях. Когда за старым хрычом закрылась дверь, Шиан подошел к столику и разлил ароматный чай по двум пиалам. Подав одну Шену, он произнес, встав напротив окна: - Думаю, тебе какое-то время не следует покидать пределы ордена РР. Готовый в первую секунду согласиться, Шен затем понял, почему Шиан завел этот разговор, вспомнив о городе Тополя. - Шиан, не стоит на пустом месте разводить панику. - На пустом месте! – воскликнул Шиан. – Да ты хоть представляешь, как ты выглядел? Да ты потерял сознание прямо у меня на глазах! - Да, надо было сначала завернуть за угол, - пробормотал Шен. - Брат! Если ты о себе не беспокоишься, то побеспокойся хотя бы обо всех остальных! Что будет, если с тобой что-то случится и некому будет сдерживать Глубинную тьму?! - Да ничего с ней не станет… «Не собирается же старина Ер в самом деле выползать в люди в подобном виде…» Его брат задохнулся от возмущения. - Я имею в виду, - поправился Шен, - что ничего со мной не случится, а соответственно – и с тьмой тоже. - Я отправлю на задание младших заклинателей, - категорично сказал Шиан. - Нет, не отправишь! – повысил голос Шен, становясь похожим на прошлую версию «злобный Шен». Он отставил пустую пиалу, встал с кровати и холодно воззрился на главу ордена и по совместительству своего старшего брата. - А знаешь, почему? Потому что никто не должен узнать о произошедшем, особенно за пределами ордена. Аргумент был так себе, ведь никто за пределами ордена и так не знал, куда собирался Шен, а значит, никак бы не насторожился, если бы он резко передумал. Вот только Шиан прекрасно знал характер своего брата. Если тот что-то решил – его даже табун лошадей не сдвинет. Его даже прямой запрет не остановит – он все равно найдет способ тайком улизнуть. Оставалось только одно: - Тогда я сам выберу человека тебе в помощь. Шен прекрасно понимал, что большей уступки от брата не дождется. - Хорошо. На рассвете следующего дня они выдвинулись в дорогу. «Ну почему именно он?!» Шен с недовольством глядел на Муан Гая, ухмыляющегося рядом. - Глава ордена попросил меня приглядеть за тобой, - ехидно поведал он Шену. – Должно быть боится, что его маленький братец способен навлечь неприятности даже на обычной прогулке. На самом деле, Муан был изрядно удивлен, когда услышал от главы ордена подобную просьбу. Все-таки Шен обладал несравненной силой, и, кроме самого Муана, ему не было равных на сотни километров вокруг. Глава ордена Шиан отделался странным: «Просто на всякий случай», что еще больше запутало прямолинейные мысли Муана. В конце концов он решил, что глава ордена просто беспокоится, что его братец со склочным характером натворит больше бед, чем пользы, поссорившись со всеми жителями города Тополя. Кроме двух старейшин в экспедиции участвовали пять учеников. Личных учеников Шен не имел, а это были лучшие ученики потока, у которых он преподавал всего один предмет, да и тот по настроению. Конечно же в компанию этих лучших затесался и главный герой. После того, как так глупо подставился под его удар, Шену было не очень-то приятно его видеть. Но все-таки из них двоих Ал был всего лишь подростком, в то время как Шен в обоих мирах уже являлся взрослым состоявшимся человеком. Поэтому он решил не таить обидки, а просто делать вид, что удар главного героя ничуть его не задел. Будь они вдвоем с Муаном, могли бы спокойно лететь на мечах, добравшись в город еще к обеду, но с ними был балласт из пяти учеников, поэтому выбирать не приходилось – ехали на лошадях. Идущего к конюшням Шена крайне заботил небольшой нюанс, описание которого он никак не мог вспомнить в новелле. У Шена была любимая лошадь или нет? Вроде бы мелочь, однако ошибки в подобных мелочах в конечном итоге могут выдать его поддельную личность. Однако его сомнения быстро разрешились следующим образом: Во дворе перед конюшнями стоял запряженный лошадьми экипаж. Выглядел он настолько роскошно и вычурно, что Шен было решил, что в орден приехал кто-то знатный и нескромный. Однако Шиан, стоящий неподалеку, встречал с распростертыми объятиями его, а вовсе не какого-то знатного господина. - Даже не думай, - предупредил Шен. - Возражения не принимаются, - не меняя доброжелательной улыбки, не терпящим возражений голосом произнес Шиан. - Мне нельзя использовать духовные силы, а не физические. - Тебе не кажется, что еще чуть-чуть, и наши перешептывания будут звучать подозрительно? Залезай в свой экипаж и не спорь. Сделай это ради спокойствия своего брата. Шен упрямо посмотрел на него, все еще пребывая в сомнениях. Скорее всего, оригинальный Шен все же не уступил бы Шиану. Однако этому Шену вовсе не хотелось раздувать из подобных мелочей спектакль. Смирившись, вскоре Шен даже стал ощущать всю прелесть сложившейся ситуации. На козлах приходилось сидеть злющему Муану. Ученики ехали по бокам, и вся картина напоминала кортеж, везущий высокопоставленную персону. Внутри оказалось так же изысканно, как и снаружи, как раз в духе роскоши, к которой привык Шиан. Шен обмахнулся пару раз найденным здесь веером и выглянул наружу. - Братец Гай, хочешь чаю? Муан разогнал лошадей так, что дыхание Шена сбилось от сильного ветра, но он продолжил: - Братец Гай, я нашел закуски! Ненадолго заглянул внутрь, а затем вновь высунулся: - Тут, похоже, скатерть-самобранка! И еще раз: - Братец Гай, семечки подсолнечника! Я знаю, что ты любишь семечки! И снова: - Братец Гай, будешь конфетку? Наконец, тому надоело. Схватив Шена за запястье протягивающей конфетку руки, он притянул его к себе и прошипел: - Сиди смирно, или я выкину тебя из повозки на полном ходу! Затем он перевел взгляд на его руку, все еще сжимающую конфету, и, заметив черную метку на ладони, брезгливо скривился и толкнул его внутрь экипажа. Шен и сам не знал, какой реакции ожидал, как и не понимал, почему ему так нравилось дразнить Муана. Возможно потому, что его утонченная внешность так разительно контрастирует с грубоватым прямолинейным поведением? Возможно. Но только после этой вот его вспышки он наконец осознал, что они на самом деле не друзья. Ал Луар, скачущий слева от повозки и видевший всю развернувшуюся сценку, с силой сжал поводья. Да как мастер Муан посмел так грубо разговаривать с учителем? Да еще так толкать его! Вспомнив, каким слабым недавно был его учитель, Ал почувствовал, что сердце вновь заполнило желание защитить. Самого же Шена словно ушатом ледяной воды обдали. Он совсем забылся, общаясь с Шианом, который не выказывал к нему враждебности, и запамятовал, какой он ненавистный главный злодей для всех остальных. Протяжно вздохнув, он растянулся на лавке, выставив ноги из окна экипажа. В целом наличие Муана в команде его несказанно радовало. Пусть для всех остальных это была увеселительная прогулка, Шен знал, что на самом деле будет твориться в городе Тополя. После кур пропадет еще несколько детей, а потом жители города просто исчезнут. На самом деле не исчезнут, а обратятся в пепел, принесенные в жертву. В новелле именно так описывалось первое появление в сюжете секты Хладного пламени. Это была секта, поклоняющаяся смерти. И можно было подумать, что они с главным злодеем могут объединить свои усилия в желании творить зло, но нет. Оригинальный Шен до исступления ненавидел секту Хладного пламени и пытался уничтожить. Это было, должно быть, единственное, в чем с главным героем они всегда были солидарны, и даже после убийства самого Шена, Ал Луар еще долго преследовал сектантов Хладного пламени, пока не истребил их всех. Но до начала активной борьбы с сектой пройдет еще несколько лет, во время которых они сумели изрядно попортить всем орденам жизнь и накопить много темной энергии за счет убийств. Последователями секты Хладного пламени были заклинатели, идущие по пути совершенствования тела и духа, но допустившие на этом пути фатальные ошибки, приведшие к искажению духовной энергии и уродливым последствиям. То, что подобные люди объединились под знаменами одной секты, было поистине ужасающим событием. В общих чертах зная, что должно было произойти в городе Тополя, Шен решил предотвратить это, чтобы заработать себе хотя бы несколько очков добрых дел. Так как в оригинальной истории никто из ордена РР в город Тополя не отправился, а о последствиях было упомянуто фоном, действовать приходилось на свой страх и риск. [Системное уведомление. +5 к крутости главного героя.] «Да с чего бы это? – удивился Шен. – Он там так круто скачет на лошади?» Заинтересовавшись, он сел прямо и выглянул в окно. И встретился с главным героем взглядами. Мальчик тут же забыл, как дышать. Окинув его взглядом, Шен не нашел ничего особенно выдающегося в его способностях в верховой езде и вернулся обратно в повозку, опустив шторку. Несмотря на все старания Муана, в город Тополя они смогли прибыть только к вечеру. Шен выбрался из экипажа и потянулся. - Ну что ж, - рассудил он, - думаю, стоит начать с беседы с Н, приславшим письмо с просьбой о помощи. Возможно, там нас и покормят. - Ты что, такой скупой? Не можешь себе позволить поесть в гостинице? – тут же вспылил Муан. Шен полностью проигнорировал этот его выпад, как бы между делом заметив: - Как здорово, что братец Гай всего лишь наш помощник, детишки. Не будь меня, он бы тут же повел вас есть, а потом на боковую спать. Ученики во все глаза глядели на доброжелательное выражение лица вечно злого учителя. Единственная девушка в команде, Инь, слегка покраснела. Заметив ее взгляд, Шен припомнил о том, что именно эта девица будет первой сердечной подругой главного героя. Когда тот немного возмужает, конечно. Сейчас на щуплого белобрысого паренька без слез не взглянешь. И хоть пушистые волосы и впрямь привлекали внимание, вкупе с осунувшимся лицом и тонкими ручками смотрелись скорее как птичье гнездо на палке. «Надо бы потом непременно проследить, чтобы он вовремя питался», - взял на заметку Шен. - Эй, отброс, последи за лошадями, - к Инь подошел высокомерный парень с короткой стрижкой и милыми веснушками на щеках. «Его, вроде бы, зовут Лир…» - припомнил Шен. Так как Ал Луар был безродным, у многих учеников вошло в привычку называть его отбросом. В чем Шен, в бытность злодеем, им полностью содействовал. И сейчас ему оставалось лишь с неодобрением наблюдать, как Ал Луар отходит к лошадям. Написавший письмо с просьбой о помощи Н оказался простым ремесленником в городе Тополя. Он никак не ожидал, что двое старейшин ордена РР откликнутся на его просьбу. Заходя вслед за хозяином в небольшую посудную лавку, Шен вдруг почувствовал, как перед глазами все резко темнеет. Это оказалось столь внезапно, что он схватился за первое, что подвернулось под руку. А именно – за локоть идущего рядом Муана. - Ты чего это? – удивился тот, когда Шен схватился за него и застыл без движения. - Н-ничего, - через мгновение отозвался тот, отпуская его локоть. Странный приступ прошел, только сердце продолжало быстро колотиться. Ремесленник как раз предложил им присесть, чем Шен тут же и воспользовался. От не сводящего с него глаз главного героя не укрылся этот его приступ головокружения. Ал обеспокоенно закусил губу. Странное чувство при этом закралось в его сердце: он продолжал его ненавидеть и вместе с тем так желал защитить. Мальчик не вполне понимал, которого из чувств в нем больше. Шен тем временем расспрашивал ремесленника Н, полностью игнорируя направленный на него испытующий взгляд Муана. Пока ученики ели принесенную женой ремесленника простую еду, Шен лично расспрашивал его обо всех мелочах, произошедших в последнее время в городе, но, как только те закончили и отставили тарелки, поблагодарив за еду, передал слово им, исключив себя из беседы. В конце концов, должен же он был хоть чему-то их научить? Самое главное он уже узнал – ремесленник ничего не говорил о пропаже детей, а значит, эти случаи еще впереди. К сожалению, он понятия не имел, из каких домов похитят детей. «Эй, Система! Тут есть какие-нибудь подсказки? Это все-таки сюжетная арка, ты могла бы помочь мне в ней выиграть?» [Так теперь вам понадобились рояли в кустах от господина Ера!] «Не знал, что ты на его стороне», - искренне удивился Шен. [Желаете использовать «рояль в кустах номер 67»?] «Подожди, почему именно номер 67?» – заинтересовался Шен. [Потому что этому «роялю в кустах» автоматически присвоен данный сгенерированный номер.] «А сколько их всего?» [9999.] Шену стало дурно. «Да Великое Божество Ер, похоже, чертов гений!» [После достижения данного числа цифры повторяются], - добавила Система. «…» [Так желаете использовать «рояль в кустах номер 67»?] «Конечно, желаю!» Не успел он мысленно договорить эту фразу, как дверь в лавку распахнулась и внутрь ворвалась растрепанная женщина. - Помогите! Моя дочка упала в колодец! «Ой ну надо же, как удобно, что ты ворвалась именно в ту лавку, где сидят двое прославленных заклинателей!» - мысленно фыркнул Шен. Но рояль в кустах он на то и рояль в кустах. Не понятно правда, как сюжет с колодцем пока соотносится с их аркой про сектантов… Разве что сектанты как крысы лезут из подземных стоков. Вообще, это был бы не самый глупый способ появляться и исчезать из города незамеченными. Если это действительно так, сектантам просто невероятно не повезло из-за этой упавшей в колодец девочки. Муан тут же вскочил и потребовал у женщины показывать дорогу. Ученики побежали следом, а Шен вышел из лавки последним, приложив руку ко лбу. Ему кажется, или лицо горит? Неужели последствия ментального удара его настигают? Колодец оказался и в самом деле недалеко, виден от лавки. Муан уже встал на меч и медленно опускался внутрь. Шен подошел к колодцу в тот момент, когда голова опускающегося в колодец Муана уже скрылась за каменной кладкой. - Братец Гай такой отважный! – прокомментировал Шен, наклонившись и заглядывая в колодец. Неимоверным усилием воли Муан подавил в себе желание схватить его за шею и скинуть в колодец вперед себя. Продолжая спускаться, он оставил Шена на поверхности вместе с детишками. Неожиданно сверху его достиг некий шум, а затем на голову свалился один из учеников в бессознательном состоянии. Поняв, что на поверхности дело приняло дурной оборот, Муан постарался быстро рвануть вверх, но в его правую ногу что-то вцепилось. Пока он разбирался с непонятной тварью, момент был безнадежно упущен. Выбравшись на поверхность, Муан никого не обнаружил, лишь только одиноко валялось женское платье.