Ruvers
RV
vk.com
image

Злодейский путь!..

Дайте злодею прийти в себя!

Очнулся Шен на той же поляне. Рассветное солнышко мягко касалось его лица. Несколько раз моргнув, он сел и осмотрелся по сторонам. Перед глазами все тут же поплыло, но через несколько томительно долгих мгновений взгляд удалось сфокусировать. Неподалеку от него, обхватив руками худые колени, в заляпанной кровью грязной одежде сидел Ал Луар. - Учитель! – воскликнул он, как только Шен пришел в себя. Шен пока что смутно понимал, почему отключился. Он израсходовал слишком много духовных сил? Неприятная ситуация, он-то вполне оправданно ожидал, что главный злодей куда сильнее! Ему, конечно, было невдомек, сколько сил он на самом деле израсходовал за вчерашний день, и что у других заклинателей волосы бы встали дыбом, узнай они о подобных растратах! С Алом же произошла заметная, но непонятная Шену трансформация. Вместо того, чтобы смотреть на учителя со своим обычным страхом и затаенным презрением, в этих глазах читалась забота и радость. Или Шену только хочется это видеть? С другой стороны, конечно он рад, что учитель очнулся и не придется больше торчать на этой поляне! Ведь вполне очевидно, что без Шена он с тигриной тропы не выберется. Ал же на самом деле смотрел на него другими глазами, но совершенно по иной причине. Когда учитель вчера ночью в изнеможении потерял сознание, мальчик наконец-то осознал, что перед ним живой человек, а не злобное божество хаоса и разрушения, каким учитель Шен сделался в его глазах за эти годы. Он смотрел на бледное окровавленное лицо учителя, который отдал ради него столько своих жизненных сил! Почему? Мальчик искренне не понимал, зачем вдруг Шен это сделал, возможно даже просто из-за своего переменчивого настроения, но был искренне благодарен тому за спасение. Он по какой-то причине не вспоминал, что спасения и подобной растраты духовных сил вообще бы не потребовалось, если бы этот самый человек не загнал его на тигриную тропу сутками ранее. Но теперь учитель лежал на холодном мху и выглядел таким беззащитным, что у Ала сердце сжалось. Он вдруг почувствовал, что хочет его защитить. Человека, который только что спас его никчемную жизнь. Великолепное божество, которое имело полное право попирать его носками своей изысканной обуви всю его недолгую ничего не стоящую жизнь. Но вместо этого, он нашел его, когда Ал в слезах убежал прочь. Нашел его и отдал столько своих священных духовных сил ради его спасения! Алу невдомек было, что, испугавшись тогда этой энергии и резко отвергнув ее, он, сам того не желая, ударил учителя так сильно, чем всерьез нанес ему повреждения. А Шен сейчас прислушивался к себе и не мог понять, почему обычно потоком журчащая внутри сила стала похожа на иссыхающее застоявшееся озеро. Решив, что не время сейчас предаваться вопросам, на которые никто ему не даст ответа, Шен резко поднялся и лишь слегка покачнулся. - Ладно! – воодушевленно произнес он, выровняв равновесие. – Нужно выбираться отсюда. Оглянувшись на гору перед ними, Шен не смог сдержать тихий вздох. - Похоже, вчера мы неосознанно преодолели большую часть тигриной тропы. Нет смысла возвращаться назад, быстрее будет ее закончить. Мальчик перед ним решительно кивнул. «Ничего себе! – подумал Шен. – А все-таки, похоже, он проникся моей вчерашней заботой!» - Учитель может идти? – решился уточнить Ал. – Этот ученик может помочь ему. Глаза Шена полыхнули. «Черт! Вот терять сознание вчера все-таки не стоило! – подумал он, будто последнее и впрямь от него зависело. – Еще обрадуется моей слабости и перестанет уважать! Хотя… Уж лучше он сейчас признает меня слабым и не представляющим угрозы…» Обдумав все, Шен все же решил, что слабые, кичащиеся своей властью люди, являются еще более отвратительными, чем бахвалящиеся своей силой сильные. Так что такая тактика в любом случае не очень перспективна. Мальчишка же заметил перемену в лице учителя и уже мысленно ругал себя разными словами. Да как он вообще посмел предложить учителю дотронуться до этого грязного ученика?! Естественно, тот взбешен! - Тебе не стоит беспокоиться, со мной все в порядке, - тем временем взяв себя в руки, спокойно ответил Шен. Ал кивнул, чувствуя безграничную благодарность к великодушию этого человека. Идя за спиной учителя, он размышлял о том, изменится ли он снова после того, как они вернутся на пик Таящегося ветра? Шен же тем временем был вне себя от счастья из-за того, что тропа ровной лентой шла вдаль. Он припомнил, что ближе к концу на Тропу тигра были наложены специальные чары, позволяющие добравшимся досюда спокойно вернуться на пик. Сделав очередной шаг, он внезапно почувствовал, что пересек невидимый барьер. Опустив, наконец, руку с обнаженным мечом, Шен перевел дух. Следом за ним барьер пересек Ал. Обернувшись к нему, Шен увидел, что лицо мальчишки отображает смесь разнообразных эмоций, на радость которые не тянут. Нахмурившись, он тихонько вздохнул. «Конечно, с чего бы ему радоваться. Тот, кто кинул его на съедение, всего лишь вернулся за ним и исправил свою ошибку. Хотелось бы мне сказать сейчас, что мы квиты, эх. Но кроме этой ошибки этот Шен совершил еще много других!» Еще на тропе приведя себя в подобающий статусу вид, Шен стер кровь с лица и шеи и поправил волосы. О плачевном опыте посещения тигриной тропы теперь свидетельствовала лишь прокушенная губа и запекшаяся на одежде кровь. Но по сравнению с ним бедняга Ал выглядел куда хуже. - Учитель… - тихо начал тот. - Иди к себе и приведи себя в порядок, - холодным голосом скомандовал Шен. – Не хватало еще, чтобы все узнали о произошедшем. Ал вздрогнул и посмотрел на мужчину вновь округлившимися глазами. Затем отрывисто кивнул и бросился прочь. Шен проводил его тонкую удаляющуюся фигурку задумчивым взглядом. [Системное уведомление! +10 баллов к харизматичности главного злодея! +10 баллов к крутости главного героя!] А вот это хорошие новости! Должно быть бонус за то, что Ал выбрался с Тропы тигра без значительных травм! Настроение Шена повысилось, и он поспешил незаметно выбраться на мост, ведущий к пику Черного лотоса. Целый час наслаждаясь чудесными видами гор в розовой дымке восходящего солнца, Шен, наконец, добрался до площади перед замком. Еще издалека переведя взгляд на свой пик, он с прискорбием увидал, насколько это печальное зрелище. Словно в фильмах ужасов, когда посреди прекрасного цветущего города с белыми домами и зеленым газоном, стоит один черный-пречерный дом со скрюченной сухой ивой перед крыльцом, ржавой покосившейся калиткой и выжженным садом. Вот примерно так смотрелся его пик на фоне всех прочих. Тучи над ним, правда, не сгущались, но Шену не показалось бы странным, окажись внезапно, что именно над его замком постоянно идет дождь. Несмотря на всю прискорбность данной картины, выглядело это так атмосферно, что ему даже понравилось. Погрузившись в свои мысли и размышляя о том, стоит ли как-то со вкусом обставить те пустынные залы, да и имеет ли это смысл, если к нему все равно никто не заходит, Шен шел к главному входу, абсолютно не обращая внимание на то, что площадь не совсем уж безлюдна. - Брат! – окликнул его Шиан. - Старший брат? Что тебя сюда привело в такую рань? – удивился Шен, припоминая, что даже Шиан не был частым гостем пика Черного лотоса. - Я хотел поговорить по поводу твоего путешествия в город Тополя… - произнес Шиан и замер, напряженно глядя на брата. Подскочив к нему, он схватил это бледное подобие своего брата за плечи и запричитал: - Что произошло?! Что с тобой случилось?! Честно говоря, за вчерашний день Шен почти уже примирился с мыслью, что в новой жизни его все ненавидят. Проявление такой искренней заботы о его самочувствии очень его растрогало! - Да ничего, тренировался и немного не рассчитал силы. Сам виноват. Не обращай внимания. Шену думалось, что подобный ответ полностью устроит любого. Однако, осмотрев его с ног до головы, Шиан схватил его за запястье и побледнел. - Ты… - задохнулся он. – Как ты себя чувствуешь? - Нормально, - напряженно соврал Шен. На самом деле начиная с пробуждения на поляне он все это время держался изо всех сил. Думая, что слабость и боль в груди пройдут, если он отдохнет, он всеми фибрами души мечтал только лишь добраться до постели, а тут несносный братец задерживает его своим несвоевременным беспокойством! Шиан чувствовал, как тело Шена потрясывает под его руками. Сам хозяин пика Черного лотоса перестал обращать внимание на эту досадливую неприятность еще вчера. - Кто мог так навредить тебе? - Я сам, - удивился подобной формулировке вопроса Шен. - Сам? – переспросил Шиан. – Зачем ты об этом врешь? «Вру?» - удивился Шен. - Я сам истратил слишком много энергии, вот и все. Глаза Шиана потрясенно расширились. «Он что, даже не понял?» - Слушай, я устал. Давай поговорим позже, - попросил Шен, намереваясь продолжить путь. - Ты туда не войдешь! – воскликнул Шиан, тут же преградив ему дорогу. Шен недоуменно уставился на него. - Не войду в собственный замок? - Там Глубинная тьма, а ты истратил столько сил, что сейчас не то, что перед ней, перед любым из учеников беззащитен! - Ты несколько преувеличиваешь, - возразил Шен, пытаясь его обойти. - Я о тебе беспокоюсь! Почему тебе так сложно это принять?! Шен растерянно уставился на него. Сейчас настоящий Шен немедленно выдал бы тираду, что в гробу он видал такую заботу, и пускай Шиан катится подальше со своими беспокойствами. У него, наверное, были причины так всех ненавидеть. Но у нынешнего Шена не было, поэтому он растерянно замер, не зная, что сказать. Увидев столь неуверенное выражение лица его обычно холодного и неприступного (или раздражительного и огнеопасного) брата, Шиан почувствовал, как сердце в груди сжимается. Шен же сейчас чувствовал, что просто не в состоянии дойти еще куда-то. И если Шиан не даст ему зайти в свой замок и забраться в свою кровать, он, вероятно, вскоре упадет прямо тут. Что безусловно понизит крутость главного злодея баллов эдак на двести сразу! - Шен, позволь мне помочь тебе, - странным надломленным голосом попросил его брат. Брат, который уже расплывался перед глазами. - Шиан… просто… Слову «уйди» не удалось сорваться с его губ. Он зашатался, Шиан тут же кинулся к нему и заключил в объятья. Ожидая, что Шен сейчас же примется сопротивляться, Шиан только сильнее сцепил руки у него за спиной и вздрогнул, когда голова брата безвольно опустилась ему на плечо. Все так же не разжимая объятий, Шиан встал на меч и полетел к своей резиденции на пике Золотой зари, подальше от Проклятого пика.