Ruvers
RV
vk.com
image

Я полагаюсь на бедность, чтобы пройти игры на выживание

Бедность не может ограничить мое воображение

Глава 12. Бедность не может ограничить мое воображение Услышав, как даже босс признал, что Сяо Лань единственный, у кого в настоящее время все еще оставался предмет, татуированный гангстер тяжело задышал, когда его налитые кровью, как у злого быка, глаза уставились на Сяо Ланя. У татуированного гангстера не было другого выхода. Его снова обманул Линь Янь. После того, как он и этот парень объединились, чтобы украсть сигареты у Сяо Ланя, Линь Янь устроил ему засаду, когда они разошлись в поисках местонахождения Сяо Ланя. Татуированный гангстер абсолютно не ожидал, что Линь Янь окажется таким быстрым, к тому же последний оказался намного сильнее, чем показывал. Застигнутый врасплох татуированный гангстер без труда был сбит с ног. Затем Линь Янь крепко связал его и запер в резервуаре для воды. Этот зверь даже с силой ударил его по затылку, прежде чем закрыть резервуар, из-за чего он пролежал без сознания более, чем десять минут, так что теперь он полностью упустил время для поиска подсказок. У него нет предмета, а случайный выбор просто поиск смерти. Единственный предмет, который давал шанс пройти, был тем, которым владел Сяо Лань. Прямо сейчас перед татуированным гангстером лежит только один путь – захватить предмет Сяо Ланя, хотя это и означало перекрыть другому человеку дорогу к выживанию. Он сжал кулаки и похрустел суставами. Он слегка наклонился в атакующей позе и пошел к Сяо Ланю устойчивыми шагами. Татуированный гангстер агрессивно спросил: – Собираешься ли ты передать мне предмет сам, или я должен его у тебя отобрать? Очевидно, Линь Янь не рассказал ему о боевых навыках Сяо Ланя, иначе он не был бы так в себе уверен. В конце концов, глядя на их телосложение – худощавого юношу ростом метр восемьдесят и мускулистого гангстера ростом почти два метра – разве с первого взгляда не очевидно, кто из них слабее? Но на лице Сяо Ланя не было паники. Фактически, с тех пор, как появился татуированный гангстер, Сяо Лань тайно писал на конверте, общаясь с Ло. После того, как умения Сяо Ланя были улучшены, он не проиграл Линь Яню. Более того, преимуществом Линь Яня являлась его скорость. Сяо Ланю просто нужно было бы увеличить скорость до того же уровня, но вот столкнуться с татуированным гангстером и Линь Янем одновременно уже не так просто. Более того, Ло сказал, что нынешнее телосложение Сяо Ланя сможет поддерживать только четырехкратное увеличение скорости. Таким образом, Сяо Лань не отреагировал на провокацию татуированного гангстера, а непосредственно активировал умение. [Название: Бедность не может ограничить мое воображение.] [Способность: Четырехкратное ускорение.] [Оставшееся время: 00:04:59.] Мгновенно мир, казалось, замедлился перед глазами Сяо Ланя. Каждое движение татуированного гангстера казалось очень медленным, как у старой бабушки, переходящей дорогу. В глазах Сяо Ланя гангстер был полон открытых мест. Избиение этого парня стало простым делом. Он бросился вперед и первым начал атаку. Перед лицом удара Сяо Ланя татуированный гангстер не особо задумывался об этом, но в следующую секунду резко удивился!!! Что это за скорость?! Очевидно, что Сяо Лань находился от него на расстоянии более двух метров, но кулак мгновенно появился у лица татуированного гангстера. Он поспешно поднял руку, чтобы заблокировать удар, и был поражен силой атаки. Он поспешно сдвинул свое тело, чтобы нейтрализовать силу, и почувствовал, как вся его рука онемела. Его глаза невольно расширились. Что же тут с ними со всеми не так? Во-первых, был очень сильный Линь Янь, а теперь вот этот высокий и стройный юноша. Он оказался намного быстрее Линь Яня, и он атаковал под хитрым углом с большей силой. Неожиданно оказалось, что он даже страшнее, чем Линь Янь. Удивление гангстера с татуировками еще не угасло, когда Сяо Лань снова напал. Из опыта боев Сяо Ланя следовало, что, если вы хотели выйти на первое место и выжить, жизненно важно максимально использовать изумление или ошеломление противника и успеть за это время провести еще несколько атак. Быстрый удар Сяо Ланя пришелся прямо в живот татуированного гангстера и заставил последнего отшатнуться. Гангстер твердо устоял на ногах и пытался контратаковать. Прежде чем он успел среагировать, Сяо Лань уже ударил коленом, которое сломало боевую стойку гангстера, а затем подпрыгнул и нанес удар ногой, и противник упал на колени. Движения Сяо Ланя были плавными и естественными, и весь процесс не занял и трех секунд. Лицо татуированного гангстера, стоящего на коленях, наполнилось недоумением. Что это такое сейчас произошло? Почему он оказался на полу? Как этот красавчик победил его? Среди немногих, кто наблюдал за дракой, глаза Чжао Сяохэ загорелись от волнения. Если бы босс не стоял прямо перед ней, она, возможно, подпрыгнула бы и закричала подбадривая: «Брат Сяо, слишком крут!» или «Приветствую тебя, брат Сяо!» С другой стороны, лицо Линь Яня стало пепельным. На мгновение он не сумел удержаться, прижав руку к животу, как будто вспоминая неприятную вещь, и бдительность и настороженность в его глазах, когда он смотрел на Сяо Ланя, значительно возросли. Под недоуменным взглядом татуированного гангстера Сяо Лань медленно выпрямился и повернулся, чтобы взглянуть на Линь Яня. Если он не разберется с ним прямо сейчас, что ему делать дальше, вдруг он не сможет больше поймать этого парня после прохождения локации? Лучше решить все обиды на месте. Сяо Лань обернулся и пошел к Линь Яню. Линь Янь сразу начал нервничать, и его голос несколько охрип. – Что… Что ты делаешь?! Отдай боссу свой предмет, зачем ты идешь сюда?! Сяо Лань проигнорировал его слова. У него больше нет настроения продолжать болтать глупости с Линь Янем. Язык был мостом общения, а не средством обмана и даже заговора против чьей-то жизни. Он использовал все свои силы, чтобы ударить Линь Яня в лицо, и тот также мобилизовал все свои силы, чтобы попытаться избежать этого. Первоначально, учитывая ненормальную скорость Линь Яня, уклонение от атаки нового игрока было ничем. Но он никогда не думал, что, даже прилагая все усилия, чтобы уклониться, все равно получит такой сильный удар по лицу, что мышцы окажутся смещены на одну сторону. Его очки сразу же отлетели в сторону, а зубы вылетели изо рта. После удара Линь Янь представлял собой жалкое зрелище, когда его швырнули на пол. Сила атаки даже заставила его дважды перевернуться на полу, прежде чем он остановился. Линь Янь с трудом остановил свой импульс и уперся обеими руками в пол, пытаясь встать. Однако, открыв глаза, он почувствовал, что мир вокруг вращается, и что его сейчас вырвет. – Су… Сумасшедший, можно же просто пройти игру. Зачем избивать меня?… – сердито сказал Линь Янь с пола. В этот момент черты его лица исказились, и из уголков губ текла кровь. Его костюм также оказался в беспорядке, а тщательно причесанный парик сдвинулся, открывая «Средиземное море» под ним [1]. – Это не так много взамен того, что ты неоднократно замышлял против моей жизни, верно? – Сяо Лань посмотрел на него сверху вниз с равнодушным выражением на лице. – Ты хотел убить меня – уже три раза. Предложение выбрать специальный товар, неожиданная атака скрытника на складе и объединение с татуированным гангстером, чтобы отобрать сигареты. Каждый раз Линь Янь действительно хотел, чтобы он умер. Если бы Сяо Лань был немного наивнее или чуть слабее, его тело уже давно бы похолодело. Линь Янь поспешил опровергнуть: – Я… я всегда высоко оценивал тебя! Как это может принести вред?! Казалось, он чувствовал, что этого недостаточно, и быстро начал переходить в режим мошенничества. – Да, ты не то же самое, что те идиоты. Это все… Тяжелое испытание, да-да-да, это испытание! Ты уже прошел и можешь присоединиться к моим силам, оставив игровой мир. У меня много предметов! Тебе ведь нравятся молоденькие школьницы? Мы также… Длинная речь Линь Яня была прервана его собственным криком. Сяо Лань яростно наступил на ногу Линь Яня, что сопровождалось резким звуком перелома. Линь Янь, наконец, больше не смог говорить. Сяо Лань понял, что они вообще не могут общаться. Для этого человека человеческие жизни были абсолютно ничем. Линь Янь не чувствовал ни малейшего сожаления или вины по поводу причиненных им смертей и даже полагал, что жертвы – идиоты. Что это за чертово мышление, будто жертва сама во всем виновата! Тот, кто должен умереть, это, очевидно, именно такой подонок, который уничтожил бы все ради собственной выгоды. Линь Янь несчастно взвыл, схватившись за ногу, но ни у кого из присутствующих не появилось сочувствия к нему. Тем не менее, Чжан Дун уставился на Сяо Ланя слегка прищуренными глазами. Почувствовав взгляд на спине, Сяо Лань повернулся и сказал Чжан Дуну: – Не волнуйся, я не испорчу твою игру. На полу Линь Янь пребывал в растерянности. Какая игра? Вопрос, который они обсуждали, казалось, связан с ним, но… О чем они говорили? Его взгляд скользнул по лицам босса и Сяо Ланя, и он заметил, что их улыбки, казалось, выражали какое-то молчаливое понимание. Испарина выступила на спине Линь Яна при этой мысли. К сожалению, никто так и не прояснил его замешательство. Под пристальным взглядом Сяо Лань шагнул вперед и вынул из кармана маленькую плоскую стеклянную бутылку. Это оказался дешевый напиток с высоким содержанием алкоголя, который продавался в супермаркете, и эту маленькую плоскую бутылку было очень легко носить с собой. – Ха-ха-ха-ха-ха, – Линь Янь внезапно рассмеялся. – Выбор алкоголя – это смерть! Я никогда не видел, чтобы идиот выбирал ликер. Я никогда не думал, что ты действительно будешь искать смерть, ха-ха-ха-ха-ха! Он думал, что этот ребенок смог найти ключ к разгадке за двадцать минут, но, в конце концов, он просто попытал счастья. Линь Янь смеялся, пока не стал кататься по полу. Он уже представлял, какую смерть может принести босс этому юноше. Было бы лучше, если бы его разорвали в клочья и превратили в маленькие кусочки. Это сделало бы его счастливым. Сяо Лань, однако, оставался совершенно неподвижен. Он никак не отреагировал, даже когда увидел выражение лица Линь Яня. Потому что Ло выбрал этот ликер на основании следов алкоголя на земле. Алкоголь, который человек выбрал, чтобы выпить, когда расстроен, не мог быть тем, что он не любил, иначе, чем больше вы пьете алкоголь, который вам не нравится, тем ужаснее становится ваше настроение. Как тогда вы могли утопить свои печали? Было бы уже достаточно, если бы это не привело к ярости. Сяо Лань поставил бутылку с ликером на кассу. Он увидел странное ностальгическое выражение на жестком сером лице. Чжан Дун протянул руку, чтобы взять бутылку, открыл крышку и сделал глоток, прежде чем закрыл глаза с опьяненным выражением лица. – Да… Чжан Дун сказал Сяо Ланю: – После стольких игр ты первый, кто обнаружил это. Я уже давно не пробовал его. Хе-хе, я дам тебе дополнительный подарок в качестве награды. Сяо Лань: «……» Он вспомнил «непродаваемый товар в супермаркете», который случайно дал ему Чжан Дун. – Проходишь, – Чжан Дун выглядел немного неохотно, расставаясь с Сяо Ланем. – Ты действительно не планируешь оставаться здесь? В нашем супермаркете везде есть таланты, которые умеют говорить и слушать. Как насчет того, чтобы я похвалил тебя как выдающегося сотрудника? Сяо Лань поспешно сказал: – Спасибо, но не нужно. Взглянув на милую улыбчивую продавщицу сбоку, Сяо Лань подумал: «Большой брат, талант под твоим управлением хочет захватить твою власть, понимаешь?» Чжан Дун допил ликер и причмокнул губами. Он опросил всех, затем указал на Сяо Ланя и Чжао Сяохэ. – Оказалось, только двое из вас проходят этот раунд. У услышавшего это Линь Яня лицо было переполнено неверием. Он поспешно сказал: – Подождите… подождите минутку… Те, кто получил бесплатный купон, просто должны пройти еще один отборочный тур, верно? Они прошли, тогда как насчет меня? Чжан Дун ответил ему презрительными ноздрями [2]. Сяо Лань сказал с улыбкой: – Он такой скупой человек. Как он может дать тебе еще один шанс? Кровь с лица Линь Яна сразу же схлынула. _____________________ Автору есть что сказать: Сяо Лань: Мы скоро получим обед. Могу я узнать, как ты сейчас себя чувствуешь? Линь Янь: Могу ли я выругаться? Сяо Лань показал кулак. Линь Янь: Прямо сейчас я счастлив… Очень счастлив… Я люблю обеды больше всего! QAQ _____________________ [1] 地中海 [dìzhōng hǎi] – «Средиземноморская» прическа. В древние времена в Китае это было популярно. Сегодня она считается настолько безобразной, что ее в шутку используют для описания мужчин среднего возраста с лысеющими головами. [2] Он с презрением поднял голову так высоко, что Линь Янь увидел только его ноздри.