Ruvers
RV
vk.com
image

Я неправильно воспитал злодея. Как мне это исправить?

– Чтобы завтра же духу ее здесь не было. И перенеси спальню Цзыжуна в соседнюю с моей комнату, – властно приказал Сюй Цзыянь. У Жо Хуа похолодело на сердце. До сегодняшнего дня Жо Ци всегда была безусловной фавориткой двора Лю Шан. Даже без тайных указаний со стороны она в любой момент могла подняться на самый верх. Никто не ожидал, что ее необдуманное решение по расположению спальни Сюй Цзыжуна разозлит молодого господина. Зато теперь Жо Хуа в полной мере осознала равнодушное отношение Сюй Цзыяня к слугам, а также всю важность нового члена семьи Сюй. – Да, – девушка больше не демонстрировала свои прелести и не строила глазки. Ее взгляд не отрывался от пола. Жо Хуа была уверена: в жизни высланной со двора Жо Ци теперь наступят далеко не самые приятные времена. И пока девушка не выяснит нынешних предпочтений молодого господина, она совершенно точно не должна его провоцировать. Таким образом, Жо Хуа решила вести себя тише воды, ниже травы. Приподняв бровь и бросив взгляд на служанку, Сюй Цзыянь остался очень доволен. В женщинах он прежде всего ценил ум и сообразительность. Использовать невинные жесты, чтобы привлечь его внимание, – это хороший ход. Но самое главное – нужно всегда уметь анализировать ситуацию. Поговаривают, что умные люди долго не живут. А вот Цзыянь считал иначе: если ему когда-нибудь придется жить среди дураков, то его дни точно будут сочтены! Ведь их глупость быстро доведет его до белого каления и сведет в могилу! – Цзыжуну нравится розовый, поэтому покрась всю его спальню в этот цвет. А также подготовь игрушки, которые могут заинтересовать ребенка. И захвати по дороге мой меч Шуан Юй. – Слушаюсь, – послушно кивнула Жо Хуа. Поначалу она едва сдерживала смех, узнав, что мальчику нравится розовый. Но стоило Сюй Цзыяню упомянуть свой меч, и ее веселье тут же превратилось в ужас. Шуан Юй – подарок Сюй Сяо на десятилетие сына. Может, это и не слишком высококлассное оружие, но оно ценно своей редкостью. К тому же, его изготовили специально для того, чтобы юным совершенствующимся легче давались духовные практики. Сюй Цзыянь всегда оберегал его как зеницу ока, и в былые времена никто бы даже не помыслил к нему прикоснуться. К сожалению, за последние два года Сюй Цзыянь сильно вырос, и его телосложение изменилось. Шуан Юй больше не годился для него, поэтому был помещен в кладовую. Однако время от времени молодой господин лично наведывался в хранилище и заботливо чистил свой прекрасный меч. Хотя Сюй Цзыянь лишь повелел принести меч, вывод напрашивался сам собой: он решил подарить его Сюй Цзыжуну, чтобы тот всегда мог себя защитить. Такое поведение превзошло все ожидания Жо Хуа, но в тоже время показало, как много значит новоявленный брат для молодого господина. Жители двора Лю Шан единодушно полагали, что Сюй Цзыянь всем сердцем будет ненавидеть Сюй Цзыжуна, но вышло в точности да наоборот. Пока что никто не мог постичь образа его мыслей. Как бы то ни было, выслав служанку со двора, молодой господин всем дал ясно понять: Сюй Цзыжун не просто его младший брат, он его любимый младший брат. Жо Хуа оказалась очень расторопной. Когда юноша закончил ежедневную практику на тренировочном поле, она уже привела в порядок спальню, отведенную Сюй Цзыжуну. Глядя на комнату, розовую от пола и до потолка, Сюй Цзыянь чуть было не ослеп. Но, раз уж таково желание его братишки, юноша обязательно привыкнет. Окинув взглядом убранство комнаты и одежду, подготовленную для Сюй Цзыжуна, он одобрительно кивнул. Жо Хуа в самом деле его поняла. Может, мебель и все необходимое не являлись произведениями искусства, но теперь о плохом отношении к Цзыжуну говорить уже точно не приходилось. – Хорошо, ступай, – юноша отпустил Жо Хуа, развернулся и направился в свою комнату. Пройдя за ширму, он обнаружил крепко спящего Цзыжуна, от которого до сих пор веяло ароматным мылом. Наверняка, открыв глаза и увидев новую спальню, мальчик будет приятно удивлен. Цзыянь медленно подошел, наклонился и поднял его на руки. Для восьмилетнего ребенка он слишком худ. Юноша заметил это еще в ванной, но сейчас окончательно убедился. В его сердце тут же зародились сомнения. Неужели «настоящая любовь» Сюй Сяо плохо обращалась с мальчиком? Как он умудрился так исхудать? Сюй Цзыянь покачал головой: та женщина уже мертва, нет никакого смысла выяснять подробности. Отбросив лишние мысли, он прижал к себе мальчика и поспешил в соседнюю комнату. А тем временем «крепко спящий» Сюй Цзыжун старательно поддерживал глубокое равномерное дыхание. С уходом Цзыяня он упорядочивал воспоминания. С момента возрождения и до вступления в дом Сюй у него практически не было времени подумать о пережитом. Поэтому наконец-то оказавшись в безопасном месте, он сразу воспользовался возможностью организовать свои мысли. Сейчас ему всего восемь лет. Хотя он сможет выйти на первый уровень стадии конденсации Ци всего через три дня, этого недостаточно. Он по-прежнему слишком слаб. Не то, что Сюй Сяо, его легко сможет раздавить даже Сюй Цзыянь. Но пока что ничего нельзя сделать. Нужно набраться терпения! Терпеть, скрывая мысли и чувства, уже давно стало для него привычным делом. Ведь не проявляй он в прошлой жизни безграничной сдержанности, вряд ли смог бы прожить так долго. Сделав глубокий вдох, Сюй Цзыжун медленно открыл угольно-черные глаза, в которых отражалось душевное спокойствие. Раз уж он невинный восьмилетний ребенок, то и вести себя должен соответственно. Конечно, эта роль очень далека от него, но благодаря хорошим актерским способностям Цзыжун обязательно справится. Ему не давало покоя лишь одно – отношение Сюй Цзыяня. Создавалось впечатление, что нынешний Сюй Цзыянь и Сюй Цзыянь из его прошлой жизни – это два совершенно разных человека. Остальные члены семьи Сюй явно не изменились, так почему Сюй Цзыянь так сильно отличается от себя прошлого?? Цзыжуна тревожила невозможность определить причину столь серьезных перемен в Цзыяне. Возрождение дало ему колоссальное преимущество в виде знаний о дальнейшем развитии событий. Если все будет так, как прежде, ему не составит труда достигнуть стадии Зарождения Души куда быстрее, чем раньше. Возможно, он даже достигнет уровня Небожителя, и когда это случится… Взгляд Сюй Цзыжуна мгновенно похолодел. Линь Сяотянь, Мо Цзыюань, а также Бай Хуа. Ни один из них не уйдет живым! Но что насчет Сюй Цзыяня? Цзыжун слегка прищурился. Будь он тем же человеком из прошлого, как только у Цзыжуна появились бы силы, он не раздумывая убил бы его самым жестоким способом. А после извлек бы душу и мучил сутки напролет, чтобы тот познал всю глубину отчаяния и боли. Но нынешний Сюй Цзыянь… В сознании Цзыжуна вспыхнула неожиданная догадка: неужели… Сюй Цзыянь тоже переродился? Не на шутку встревожившись, он быстро покачал головой. Да быть такого не может! Если бы тот действительно переродился, то, завидев Цзыжуна, наверняка бы убил его на месте. С какой стати ему становиться таким добрым? Он прекрасно помнил, как мучивший его душу Сюй Цзыянь исходился злобной руганью в отместку за пленение Бай Хуа. Смех, да и только. Эта дешевка Бай Хуа мастерски притворялся невинной овечкой. В свое время Цзыжун повидал немало таких людей. Даже если бы кто-нибудь преподнес ему Бай Хуа на блюдечке, он бы ни за что не принял такой сомнительный подарок. Только у Сюй Цзыяня и Линь Сяотяня хватило ума считать эту дешевку драгоценным сокровищем. Уголки его губ приподнялись в злорадной усмешке: уму непостижимо. Даже несмотря на ненависть к Сюй Цзыяню и остальным, он не мог не признать: и Линь Сяотянь, и Мо Цзыюань – крайне талантливые люди. Почему они вели себя так глупо из-за какого-то мужчины. Куда подевался весь их интеллект? Учитывая собранную армию, троица с легкостью проникла во дворец кровавого демона. Цзыжун до сих пор не мог забыть поступок своего первого генерала Сюаньюань Хуэя. Даже умирая у него на руках, Сюаньюань Хуэй все равно искал глазами Бай Хуа. Однако последний как раз предавался счастливому воссоединению с Линь Сяотянем, откуда же ему взять время на какого-то никчемного идиота? Сюй Цзыжун хмурился все сильнее и сильнее. Он никак не мог отделаться от мысли, что Сюй Цзыянь одержим кем-то другим. Но даже одержимость не объясняет такой беспрецедентной доброты. Цзыжун незаконнорождённый ребенок, однако по его венам течет кровь семьи Сюй. Но если кто-нибудь захотел бы им воспользоваться, и то вряд ли был бы к нему так дружелюбен. Перебрав множество всевозможных вариантов, Сюй Цзыжун так и не смог найти наиболее достоверного объяснения поведения Сюй Цзыяня. В итоге, усилившиеся беспокойство и озадаченность переросли в раздражение. Когда он уже больше не мог сдерживать поднявшийся из глубин души гнев и собирался выплеснуть его наружу, у двери раздался шорох. Мальчик немедленно закрыл глаза, сделав вид, будто крепко спит. Конечно же, дверь быстро открылась, и кто-то вошел. В семье Сюй лишь один человек мог беспрепятственно входить в спальню Сюй Цзыяня – он сам. Кроме хозяина, никто бы не осмелился на подобное. Поспешно усмирив раздражительность, Сюй Цзыжун выровнял дыхание, вполне правдоподобно притворившись спящим. Вошедший юноша не заметил притворства. Хотя уровень его духовных сил куда выше, чем у Сюй Цзыжуна, он не настолько страдал от скуки, чтобы проверять, спит мальчик ли нет. Цзыянь поднял ребенка на руки и перенес в соседнюю комнату, осторожно опустил мальчика на мягкую кровать и накрыл одеялом, изо всех сил стараясь его не разбудить. А после прошептал: – Цзыжун, а вот и твоя новая спальня~ Проснувшись, ты сильно удивишься. Договорив, он на цыпочках вышел, словно боясь разбудить сладко спящего ребенка. После его ухода в комнате вновь воцарилась тишина. У лежавшего с закрытыми глазами мальчика на душе снова разлилось уже знакомое терпкое, кисло-сладкое чувство. Такие эмоции любого заставят чувствовать себя не в своей тарелке. Однако по непонятной причине Сюй Цзыжуну действительно понравилось это ощущение. Оно походило на крепкое выдержанное вино: первый глоток будет пряным и горьким, но послевкусие согреет душу и тело. Подавленный гнев, казалось, тоже немного поутих. Но Цзыжун отчетливо понимал: если он не найдет возможность высвободить кипящее в сердце раздражение, окружающие легко его обнаружат. В таком случае проблем не избежать. Он и сам не понимал, в чем причина столь мощных вспышек гнева. Словно все обиды, причиненные ему Сюй Цзыянем в прошлой жизни, накапливались, отравляя душу. После освоения сутры «Сердце кровавого моря» это чувство еще сильнее обострилось. Время от времени ему приходилось изливать гнев, накопившийся в сердце, иначе появлялась опасность получить отклонение Ци.