Ruvers
RV
vk.com
image

Я неправильно воспитал злодея. Как мне это исправить?

Из пробитого плеча человека в чёрном хлестала кровь. Он свирепо взглянул на Сюй Цзыяня, стиснул зубы и сбежал. В свою очередь Сюй Цзыянь не стал его преследовать. Люди, ожидавшие в засаде, планировали только ранить, а не убить. Так что, если бы он решил забрать жизнь неизвестного, это выглядело бы не очень красиво. К тому же, быть не может, чтобы в округе не нашлось ни одного наблюдателя из школы Люгуан, а те непременно примут меры, если ситуация обострится. Сюй Цзыянь не спеша убрал длинный лук в межпространственную сумку и в приподнятом настроении собрался продолжил путь. Помимо человека в черном в лесу скрывались еще люди, однако тот был самым сильным из них. Соответственно, он являлся идеальной мишенью для показательной расправы. – Старший брат очень крут, – с улыбкой похвалил Сюй Цзыжун. Юноша весело рассмеялся. Безусловно, приятно получать похвалу от младшего братика. Однако Цзыянь понимал: без помощи Цзыжуна ему не удалось бы так легко поразить противника. Именно в густом лесу вроде того, в котором они оказались, практикующий искусство древесного элемента может показать себя во всей красе. Помимо углубленного освоения техник «Бесшумный дождь» и «Тайное наставление по закалке дерева», за прошедшие три года мальчик изучил еще одно практическое пособие под названием «Лесная речь». Данная техника не обладала атакующей силой, но в окружении растений давала практикующему возможность в некотором роде общаться с ними. Конечно, о долгих разговорах на абстрактные темы речи не идет. В лучшем случае можно получить только смутные предупреждения об опасности, где лучше от нее укрыться и тому подобное. Таким образом, в большинстве случаев от «Лесной речи» мало проку. Другие дети семьи Сюй, изучившие эту технику, даже после долгих практик все равно не понимали язык растений. Поэтому пособие какое-то время считалось бесполезным. Самое удивительное, в исполнении Сюй Цзыжуна техника постоянно доказывала свою эффективность. Во время тренировок на утопавшей в лесной чаще стороне горы семьи Сюй, Цзыжун часто помогал Цзыяню найти духовных зверей, соответствовавших его уровню. Даже после долгих раздумий юноша так и не нашел этому объяснения. Ему оставалось лишь остановиться на мысли, что Сюй Цзыжун просто от природы предрасположен к освоению техник древесного элемента. Ну а на самом деле… Конечно, благодаря этой дурацкой «Лесной речи» ни за что не достичь таких результатов. Сюй Цзыжун смог остро ощутить засаду неподалеку лишь по одной причине – все Кровавые демоны невероятно чувствительны к крови. В пределах определенного диапазона Сюй Цзыжун без труда различал кровь в зависимости от степени ее энергетической насыщенности. В лесу неподалеку от города уже давно не осталось сильных духовных зверей. Таким образом, прятавшиеся в засаде в глазах Сюй Цзыжуна сияли, как фонари, которые при всем желании невозможно не заметить. После атаки на человека в черном, остальные скрывавшиеся в засаде свидетели этой сцены замерли в ужасе. Хотя они знали, что Сюй Цзыянь один из главных кандидатов на первое место по итогам экзамена, их все равно ошеломила его сила. По крайней мере двое лежавших в засаде молча покинули свои убежища. Сила Сюй Цзыяня превзошла их ожидания. Безрассудное нападение, скорее всего, выйдет для них боком. К тому же, если сейчас они провинятся перед кандидатом, который займет первое место, то уже никакая прибыль не компенсирует потери! Сюй Цзыянь предвидел их отступление. Люди не глупы. Возможно, их сподвигли усложнить ему жизнь, но воочию увидев его силу, не многие решатся на активные действия. – Остался еще один, – тихо сказал Сюй Цзыжун. Улыбка на лице Сюй Цзыяня постепенно исчезла. Экзамен еще даже не начался, поэтому ему не хотелось ввязываться в противостояние с большим количеством людей. Показательная расправа должна была внушить остальным страх и предотвратить нежелательный ход событий. Однако, если кто-то все же решил выступить против него, Сюй Цзыянь не возражал преподать ему урок. Неожиданно вместо скрытой атаки неизвестный спокойно вышел из укрытия. Когда Сюй Цзыянь мельком взглянул на высокого подростка, показавшегося из тени, его зрачки внезапно сузились. Он знал этого человека! Точнее, его знал оригинальный Сюй Цзыянь. Его имя Лэ Ху, варвар с северо-запада. Его народность проживает в далеких западных землях, где их круглый год окружает бесплодная пустыня. На этих территориях обитают многочисленные звери, чей уровень силы сопоставим с совершенствующимися на стадии Зарождения души. В данной области региона Сюаньюй постоянно идет борьба между духовными зверьми и совершенствующимися, и именно эта дикая народность держит первую линию обороны в битве, ведущейся на северо-западных землях. У всех представителей этой народности чрезвычайно сильные тела. Даже у тех, кто не одарен духовным корнем, физическая сила ничуть не уступает совершенствующимся на стадии Конденсации Ци. Более того, поскольку они год за годом сражаются с магическими зверьми, практически каждого из них окружает мощная убийственная аура. Даже самый заурядный представитель этой народности по силе равен среднестатистическому совершенствующемуся региона Сюаньюй с пятым-шестым уровнем стадии Конденсации Ци. Но охрана Северо-западного рубежа обороны лежит на плечах не только этой народности. Многие крупные и влиятельные школы и семьи должны периодически присылать своих подопечных на помощь в битве. Можно сказать, что Северо-западный боевой рубеж – идеальное место, чтобы быстро поднять уровень совершенствования. Ну или умереть. Почти все, побывавшие там, превратились в лучших из лучших. Конечно, если все-таки вернулись домой живыми. Сражаться с духовными зверьми невероятно опасно. Проявив небрежность, даже совершенствующийся на стадии формирования Золотого ядра, скорее всего, простится с жизнью. Если Сюй Цзыянь попадет туда в нынешнем состоянии, его ждет неминуемая гибель. Однако он уже решил, что в будущем обязательно отправится на Северо-западный рубеж, который непременно поможет ему стать сильнее. Подросток по имени Лэ Ху – это кандидат во внутренние ученики школы Люгуан от северо-западной варварской народности, все представители которой с юных лет рискуют жизнями в битвах с магическими зверьми. В отличие от других кандидатов, этот молодой человек заставил Сюй Цзыяня разволноваться по неизвестной причине, хоть и был всего лишь на седьмом уровне стадии Конденсации Ци. Несмотря на относительно невысокий уровень совершенствования, от Лэ Ху исходила незримая угроза. Сюй Цзыянь чувствовал: начни они драться, и результат будет непредсказуем. – Ты что-то хотел? – спросил Сюй Цзыянь. Он не хотел показаться враждебным безо всякой причины. В конце концов, Лэ Ху добровольно вышел из укрытия, что можно расценить как знак к перемирию. Рослый Лэ Ху выглядел очень внушительно. Его могучую великолепно развитую мускулатуру прикрывала только тигровая шкура. Если бы Сюй Цзыянь не видел его в воспоминаниях оригинала, ни за что бы не поверил, что человеку с таким завидным телосложением всего шестнадцать лет. – Что это… сейчас было? Лэ Ху выглядел крайне серьезным, а его густые брови сошлись к переносице, явно указывая на сильную озадаченность. Однако стоило ему открыть рот, как у Сюй Цзыяня едва глаза на лоб не вылезли. О чем вообще говорит этот тип? Неужто речь идет о технике, которую он только что применил? А пока юноша недоумевал, Лэ Ху ошибочно принял молчание за нежелание отвечать. Он еще сильнее нахмурился и, казалось, смутился до крайности. После некоторых сомнений молодой человек неторопливо вынул из кармана круглую бусину размером с жемчужину и протянул ее Сюй Цзыяню: – Поскольку вы, жители центральных земель, высоко цените обмен, я дам тебе это, а взамен ты научишь меня приему, который только что показал. Когда Сюй Цзыянь посмотрел на красную бусину, являвшуюся ядром магического зверя стадии Заложения основ, у него неудержимо задергалось веко. А в душе он уже рвал и метал: да что с тобой не так, парень?! Где те ярость и неистовость из воспоминаний? Куда подевались наглость и агрессивность? А бесцеремонность, грубость и дерзость?! Проглотил что ли?! Черт побери! Похоже, памяти оригинального Сюй Цзыяня веры нет. Такое несоответствие просто уму непостижимо! – В чем дело? Этого недостаточно? – Лэ Ху слегка склонил голову набок, – Вы, жители центральных равнин, знаете удивительные техники. Если отказываешься, я всегда смогу обучиться у других. Однако… На мой взгляд, твоя техника самая потрясающая! Сюй Цзыяня так и подмывало рассмеяться. Нужно ли похвалить Лэ Ху за хорошее зрение? Как-никак, он смог разглядеть мощь его «Фиолетового неба*». [П/п: полное название техники – 紫霄九变 – «Девять вариаций фиолетового неба»] Он с силой протер лицо и улыбнулся: – Мои атаки являются частью боевых искусств, которые нельзя передать. Прости, но я не смогу тебя научить. Лэ Ху выглядел немного разочарованным. Он прибыл в школу Люгуан лишь с одной целью – изучить как можно больше мощных техник. Хотя у представителей его народности чрезвычайно крепкие тела, людей с духовными корнями среди них не так много. А обладатель двойного духовного корня вроде него и вовсе считается редчайшим гением. Только поэтому Старейшина отправил его изучать различные виды боевых искусств и духовных практик. Сюй Цзыжун все это время стоял рядом с Сюй Цзыянем. Маленькое и обычно безразличное личико, обращенное к Лэ Ху, светилось недовольством. Этот вульгарный человечишка, который даже одеться нормально не может, вызвал у его старшего брата такое выражение. Возмутительно! Сюй Цзыжун волком уставился на Лэ Ху, обдумывая, как незаметно преподать тому урок. Хотя годы не уменьшили его кровожадности, он все же перестал убивать людей по поводу и без. Причина кроется в осознании простого факта: толерантность Сюй Цзыяня к подобным вещам крайне низка. Цзыжун понял это после одного «печального» опыта. Как-то раз он чуть не убил ученика семьи Сюй. На поверхности все выглядело как несчастный случай, но на деле Сюй Цзыжун поймал бедолагу в ловушку в лесу. Тогда несчастная девушка получила тяжелые раны и чуть не умерла. Узнав об этом, Сюй Цзыянь разозлился и нещадно побил Сюй Цзыжуна. Если раньше порка от Сюй Цзыяня носила символический характер, то в тот раз он задействовал куда больше силы. В результате пятая точка Сюй Цзыжуна изрядно пострадала и даже слегка опухла. Впоследствии Сюй Цзыянь раскаялся и принес лекарственную мазь. Нанося целебное средство, он вразумлял Цзыжуна и объяснял, что нельзя причинять вред невинным, как бы силен ни был гнев. Пока большая рука брата распределяла мазь, Цзыжун сосредоточился на ощущениях и толком не слушал Сюй Цзыяня. Опыт предыдущей жизни ясно свидетельствовал: миром правит сила и только она является непреложной истиной. Неважно, виновен ты или нет, слово слабака ничего не стоит. Как, например, тот случай из прошлой жизни. Нашествие кровососущих насекомых не имело к Сюй Цзыжуну никакого отношения, однако те люди, опираясь на собственную силу и власть, фактически повесили вину на него! В тот день Сюй Цзыжун узнал только одну полезную вещь: если в будущем ему захочется сделать нечто подобное, Сюй Цзыяня стоит избегать, а еще лучше – держать в неведении. Ну и по возможности сохранить жизнь своей цели. Таким образом, если его когда-нибудь раскроют, Сюй Цзыянь не слишком разозлится. Сюй Цзыжун никогда не задумывался, почему не хотел злить Сюй Цзыяня. Он просто инстинктивно чувствовал, что если разгневает старшего брата, последствия будут печальными. Несмотря на разочарование, Лэ Ху не настаивал. Он лишь окинул Сюй Цзыжуна равнодушным взглядом и посоветовал Сюй Цзыяню: – Будь осторожен со своим младшим братом. Сюй Цзыянь: ??? Зачем ему быть острожным? Цзыжуну угрожает опасность? Сюй Цзыянь хотел броситься к Лэ Ху и спросить, почему ему следует проявить осторожность, но Сюй Цзыжун внезапно взял его за руку: – Старший брат, вот-вот подойдет время встречи. Сюй Цзыянь посмотрел на небо. И действительно, они потратили очень много времени. Недолго думая, он сжал руку Сюй Цзыжуна и бегом потянул мальчика к месту сбора.