Ruvers
RV
vk.com
image

Я действительно отброс!

Соломенный вдовец

Глава 41. Соломенный вдовец Луи дал своё обещание, но Чи Чжао не вернул ему ни одного. Теперь в глазах Чи Чжао Луи – это большая сирена высотой в метр восемьдесят восемь. Возможно, он начнёт мигать красными огнями, отчаянно поднимая тревогу. Молча глядя в глаза Луи, Чи Чжао вовсе не собирался отвечать. Наконец, после напоминания Системы, он сухо ответил: – О, хорошо. Спасибо. Луи: «……» Вернувшись домой, они рассказали своим родителям о решении. С семьёй Луи всё оказалось в порядке. Его родители были счастливы принять эту новость. В то время как семья Шао чуть не распалась. Леди Шао вызвала своего старшего сына из военного ведомства по той причине, что «что-то случилось дома». Шао Цзэлинь поспешил домой. Услышав, что произошло, он сначала был ошеломлён, а затем посмотрел на своего младшего брата. – Ты собираешься выйти замуж за Луи Уэста? Чи Чжао кивнул ему. Шао Цзэлинь секунду подумал: – Ясно. После того как дата свадьбы будет назначена, скажи мне, я попрошу отпуск. Остальная часть семьи Шао: «……» Изначально Леди Шао собиралась поговорить с ним ещё раз, намереваясь переубедить Шао Цзэаня отказаться от такой поспешности, потому что последний выглядел так решительно, как будто если он не выйдет замуж за Уэста, то сразу же умрёт. Увидев реакцию старшего сына, леди Шао резко встала и перенесла весь свой гнев на него. Почти вся семья не спала большую часть ночи. После возвращения из Галактики Река смерти личность Шао Цзэаня сильно изменилась. Прежде леди Шао могла сознательно его контролировать, теперь, глядя на спокойное лицо своего младшего сына, леди Шао отчётливо понимала, что он больше не ребёнок. Никто не может это отменить, и обе семьи встретились. Вот что значит заключить брачный контракт. Даже если вы поженитесь завтра, это оправдано с точки зрения процесса, и никто не будет делать безответственных замечаний. Леди Шао чуть не упала в обморок. Теперь она глубоко чувствовала, что её поставили перед фактом Луи и Шао Цзэань, которые ждали этого дня. Родители не могли их переубедить, а дедушка не вмешивался. Видя, что они терпят поражение один за другим, он вынужден был согласиться. Чи Чжао тихо сидел на стуле. Он опустил глаза и снова взволнованно подумал: жизнь первоначального хозяина тела была слишком драматичной. Ему очень повезло и в то же время очень не повезло. Он родился в лучшей семье во всей Империи. Он должен был прожить самую счастливую и комфортную жизнь. К сожалению, Бог не дал ему возможности наслаждаться такой жизнью. Рассвело, наступило раннее утро, время, когда уже пора было просыпаться. Чи Чжао сонно потёр глаза, встал и приготовился вернуться в свою комнату. Через пару шагов он внезапно понял, что не один – Шао Цзэлинь ещё не ушёл. Они посмотрели друг на друга, и Чи Чжао внезапно начал немного нервничать. Шао Цзэлинь смотрел на него спокойным взглядом, в его глазах не было волн, он просто спокойно разглядывал Чи Чжао и только через некоторое время задал ему вопрос. – Тебе действительно нравится адмирал Уэст? Чи Чжао помолчал мгновение. Затем мягко моргнул. Когда он собрался что-то сказать, Шао Цзэлинь бессознательно нахмурился: – Он тебе не нравится. Чи Чжао: «……» Он ещё ничего не сказал! Люди с умственными способностями S-уровня могут легко определить, лжёт ли другая сторона, но Шао Цзэлинь с первого взгляда видел эмоции Чи Чжао, не потому что ощущал его мысли духовной силой, а потому что те были написаны на лице его младшего брата. Даже сам Чи Чжао не обнаружил, что подсознательно проявляет некоторые настоящие эмоции, когда сталкивается со своей семьёй. Его родители сильно любят своих детей. Они не могли этого заметить. Шао Цзэлинь не сопротивлялся их скорейшему браку, и, естественно, нашёл некоторые подсказки. Он немного не понимал: – Если ты его не любишь, зачем выходить за него замуж и тем более в такой спешке? Голос Морриса прозвучал снова. Он чувствовал, что актёрские способности Шао Цзэаня будут не слишком хорошими, поэтому заранее подготовил стратегию решения проблемы. Когда Моррис читал строки сценария, который давно написал, Чи Чжао молча скривился. Шао Цзэлинь всё время наблюдал за ним, и, естественно, он не пропустил изменения в выражении лица брата в это время. Шао Цзэлинь чувствовал себя ещё более странно. – Сяо Ань, ты… Прежде чем прозвучали следующие слова, Чи Чжао внезапно заговорил немного жёстким голосом: – … Он мне не нравится, но я хочу победить его. – … О чём ты говоришь? – … Ну, я хочу победить его. Он адмирал Империи, двойная звезда в Империи, и никто не может приблизиться к нему. Если я буду находиться рядом с ним, это докажет, что я не мусор. Повторив самые постыдные предложения, Чи Чжао поднял веки и серьёзно сказал: – Брат, ты родился от тех же родителей. У тебя есть своё величие, у меня своё, и моё величие состоит в том, чтобы заставить другую двойную звезду Империи влюбиться в меня, влюбиться в меня и сдаться мне. Закончив повторять все строки, переданные ему Моррисом, Чи Чжао больше не мог с этим ничего поделать и сразу же пожаловался системе: «Что за горячая куриная линия! Слишком уж острая!» Через три секунды раздался голос системы. [Ха-ха.] Чи Чжао: «……» Юноша снова обратил своё внимание на Шао Цзэлиня. Чи Чжао обнаружил, что выражение его лица отличается от того, чего он ожидал. Шао Цзэлинь смотрел на него с какой-то странностью в глазах. Он не понимал, что именно не так, просто в целом что-то изменилось. Спустя долгое время он сделал два шага вперёд, а затем внимательно посмотрел в глаза брата. Чи Чжао подсознательно отступил на шаг. После того, как разглядывание закончилось, Шао Цзэлинь снова выпрямился и нахмурился: – Сяо Ань, это не то… «что бы ты мог сказать». Прежде чем были произнесены последние пять слов, мозг Чи Чжао внезапно подал сигнал тревоги. Сильная интуиция подсказала ему, что нельзя позволять Шао Цзэлиню заканчивать это предложение. Если он закончит его, жизнь Чи Чжао не будет гарантирована. Инстинктивная реакция, как правило, нормальная, Чи Чжао сразу выпалил: – Это то, о чём я действительно думаю. Брат, больше не спрашивай меня. Хотя он сам мне не нравится, мне нравится то, что я чувствую сейчас. Брак не обязательно происходит по любви, если ты счастлив. Не так ли? Шао Цзэлинь был поражён, поэтому ему пришлось изменить свои слова: – Ну, если это то, чего ты хочешь... Услышав это, Чи Чжао кивнул ему, а затем вернулся в свою комнату. Шао Цзэлинь смотрел на его спину, постоянно чувствуя, что что-то не так с его младшим братом. Фигура Чи Чжао исчезла, но он всё ещё стоял там, и только спустя долгое время вернулся в свою комнату. Не было ни свадьбы, ни церемонии. Стоя в Имперском Центре регистрации браков и наблюдая, как персонал регистрирует его брачный статус в качестве женатого, Чи Чжао, наконец, скинул камень со своего сердца. Сюжетная точка… завершена! Чи Чжао был слишком взволнован, на его лице даже проявилось редкое возбуждение. Луи повернул голову и нежно посмотрел на него. – Теперь, домой? Перед тем как выйти, Чи Чжао собрал вещи. Услышав это, он посмотрел на Луи и слегка улыбнулся ему: – Ну, пойдём. Свадьба состоится после окончания учёбы. Леди Шао была очень недовольна этим, но она также знала, что за такое короткое время не организовать достойную свадьбу. Увидев свежеиспеченных молодожёнов, леди Шао очень расстроилась. Она не показывала хорошего отношения к Луи, пока не начался семейный ужин. Луи очень хорошо понимал её чувства. Как бы нелепо ни вела себя леди Шао, он отказывался отвечать тем же, обращаясь с ней вежливо. В конце концов, леди Шао смутилась и стала дружелюбнее. Отправляя старших, Чи Чжао стоял у ворот и смотрел, как они уходят. Наблюдая, как машина на магнитной подушке становится всё меньше и меньше, Луи повернулся и нежно обнял Чи Чжао за талию: – Вернёмся? Тело Чи Чжао окоченело. Эта поза гораздо более неоднозначна, чем объятие в особых обстоятельствах. Не то чтобы он раньше не делал этого с другими, но в то время человеком, держащим его, был Ли Ихань. Он был готов к прикосновениям другой стороны, но теперь его касался Луи. В настоящее время нет особой ситуации, и они оба бодрствуют. Нет импульсивного состояния. Чи Чжао подсознательно сопротивлялся Луи. Луи заметил, что человек в его руках неподвижен. Мгновение он смотрел на Чи Чжао сверху вниз. Чи Чжао быстро изменил своё состояние. Он посмотрел на Луи с естественным выражением: – Что случилось? Луи сделал паузу, покачал головой и сказал: – Ничего. Сказав это, он естественно опустил юношу, а затем подошёл ко входу и первым открыл дверь. Он повернулся, чтобы посмотреть на Чи Чжао с улыбкой в глазах: – Пришло время вернуться в дом, мой супруг. Он выглядел как ни в чём не бывало. Чи Чжао молчал некоторое время, а затем последовал за мужчиной. Он вошёл ровно, выглядел спокойно, но на самом деле, его руки были напряжены, и он не знал, куда их деть. «Система, я вдруг подумал о проблеме». [Говорите.] «Это… ты ведь видишь Луи. Есть ли у меня шанс стать соломенным вдовцом [1]?» Долгое время не слыша слов от Системы, согласно молчанию, Чи Чжао понял её ответ: «Ты говоришь, я смогу продержаться». [Тогда я скажу, судя по всем признакам, Луи, он…] Прежде чем закончил слушать, Чи Чжао покаялся: «Остановись, перестань говорить, я обнаружил, что переоценил себя. Если ты не скажешь это, я все ещё смогу. Но, если ты скажешь, я точно не смогу удержаться!» Система: «……» [Что делать? Вы уже живёте в чужом доме, разве это не эквивалент овечки? Разве не будет позором для других не съесть доставленные лакомства?] Чи Чжао не хочет иметь физический контакт с людьми, которые ему не нравятся. Не говоря уже о том, что он собирался посвятить себя сюжету. Его миссия – играть, в сценарии не упоминается, что он также должен идти на самопожертвование. Он даже обманывал до этого момента, и это не так уж плохо – обмануть снова. Должен быть способ предотвратить его изгнание из дома Луи и сохранить его тяжёлую работу. Чи Чжао отчаянно искал причины, чтобы извиниться. Луи, который следил за ним, внезапно сказал: – Сяо Ань. Чи Чжао подсознательно оглянулся. Обернувшись, он понял, что его имя в устах Луи изменилось. Он растерялся, но вскоре принял более близкое обращение. Это просто имя, неважно, как его называют. Мужчина назвал его по имени, но после этого больше ничего не последовало. Стиль отделки дома Луи оказался очень простым, место безупречно чистое, это резиденция солдата. Стоя в вестибюле на первом этаже, Чи Чжао посмотрел вверх и обнаружил, что интерьер напоминает внутренний дворик, а наверху есть воздушный коридор. Чи Чжао смотрел на коридор в некотором оцепенении. Внезапно впереди потемнело. Чи Чжао перевёл взгляд и вопросительно посмотрел на Луи, который встал перед ним. Луи также смотрел на него. Он протянул руку и снова прикоснулся к волосам юноши. К этому уровню ласки Чи Чжао уже привык. Он оставался тихим и послушным. После недолгого прикосновения рука Луи снова упала на его шею. Осторожно потирая нежную кожу молодого человека, Луи снова заговорил: – Есть одно слово, которое я не слышал, чтобы ты мне говорил. _____________________ [1] 守活寡 [shǒu huóguǎ] – вдовствовать при живом муже, быть соломенной вдовой.