Ruvers
RV
vk.com
image

Возродиться вместе с заклятым врагом в день свадьбы

Продолжение шока

Глава 58. Продолжение шока Линь Цянь и Чжэн Пинцин пренебрегли своими родителями и пошли в гостиную, чтобы открыть подарки. Прямо перед диваном в комнате лежал большой ковер. Чжэн Пинцин добросовестно отодвинул кофейный столик с ковра и сел на пол. Он потянул Линь Цяня сесть рядом с ним, и они разложили все подарки вокруг себя. Чжэн Пинцин с предвкушением посмотрел на Линь Цяня: – Я купил тебе много подарков, пожалуйста, открой их. Между тем, Линь Ячжи наконец сумел отреагировать на ситуацию. Он спросил Чэнь Шии: – Сяо Чжэн уже знал о наших отношениях? Чэнь Шии кивнула и извиняющимся тоном сказала: – Я не посмела тебе сказать. Боялась сделать Пинцина несчастным, и я также знала, что у него и Линь Цяня был конфликт в школе. Я волновалась, что если бы вы знали об этом, все вышло бы из-под контроля… Но она не ожидала развития событий в совершенно противоположном направлении. Конечно же, Линь Ячжи посмотрел на нее с неодобрением. – Ты слишком много думаешь, ах. Сяо Чжэн хороший ребенок. Как это может выйти из-под контроля. Просто посмотри, как хорошо он и Линь Цянь ладят. Чэнь Шии: «……» Хотя она была счастлива, что Чжэн Пинцин получил такую высокую оценку, она все еще хорошо помнит трудную личность сына, ах. Чэнь Шии тщательно подсчитала дни, проведенные вдали от Чжэн Пинцина, пытаясь выяснить, сколько времени подростку нужно для полного изменения личности. В то же время, чувствуя, что ситуация была смешной, Линь Цянь начал беспомощно открывать подарки, в то время как Чжэн Пинцин смотрел на него с яркими, полными ожидания глазами. – О, модель автомобиля? – Линь Цянь посмотрел вниз на копию автомобиля известной марки, затем с подозрением повернулся к Чжэн Пинцину. Чжэн Пинцин ответил: – Сначала я дарю тебе модель. Как только ты получишь водительские права, я куплю тебе настоящий. Линь Цянь поднял бровь. – Хорошо. Тогда я сохраню ее, и когда придет время, я буду рассчитывать на тебя, чтобы получить аналогичную модель. Без изменений в выражении лица Чжэн Пинцин продолжил: – Чтобы улучшить наши «навыки вождения», мы также должны регулярно практиковаться вместе, ах. Линь Цянь похлопал его по плечу и спокойно ответил: – … Просто будь осторожен, чтобы не перенапрягаться во время «вождения». Рядом Линь Ячжи посмеялся над выходками двух детей и сказал Чэнь Шии: – Похоже, что наши дети ничем не отличаются от того времени, когда мы были маленькими. Помню, что когда я был ребенком, то часто говорил своему другу, что подарю ему трактор, когда вырасту. Ах, какая ностальгия! Чэнь Шии: «……» Она не знала, должна ли она сказать что-то Линь Ячжи. Если Чжэн Пинцин объявил, что подарит Линь Цяню автомобиль, то Чэнь Шии подозревала, что он действительно так и поступит. Но учитывая тот факт, что она, кажется, больше не знает своего сына, Чэнь Шии не была уверена, был ли нынешний Чжэн Пинцин все еще экстравагантным и расточительным, как прежде. Поэтому она не смела открыть рот. Затем Линь Цянь развернул модель дома. С выражением «ты понимаешь» на своем лице, Чжэн Пинцин сказал Линь Цяню: – Это приходит с реальностью, что нужно собирать, когда мы станем взрослыми. Линь Цянь внимательно посмотрел на него, затем отложил модель в сторону, не говоря ни слова. Линь Ячжи снова рассмеялся. – Мы действительно одинаковы. Мой друг детства, ты помнишь Чжан Чжи, этого парня? Когда мы были детьми, он часто говорил мне, что, как только господин Ли Цзячэн [1] заберет его, чтобы унаследовать семейную собственность, он купит мне несколько домов в Гонконге. Чэнь Шии становилась довольно озадаченной. Когда Чжэн Пинцин сказал, что купит Линь Цяню автомобиль, она подумала, что сын, вероятно, говорит правду. Но это был дом! Это не может быть правдой, верно? Он был просто ребенком! Нет-нет. Она должна была сосредоточиться на том, когда Чжэн Пинцин и Линь Цянь стали такими хорошими друзьями, что они уже могли обещать друг другу дома и машины? В то время как она все еще была в замешательстве из-за сложившейся ситуации, Чэнь Шии внезапно почувствовала неописуемую боль в сердце. Все эти годы она действительно пренебрегала своим сыном. Она даже не поняла, что Чжэн Пинцин уже превратился в совершенно другого человека. В то же время, более захватывающие вещи все еще происходили одна за другой. – Пар… – Линь Цянь чуть не выпалил «одежда для парочки». Но, к счастью, он успел вовремя среагировать и изменил свои слова. – Одинаковая одежда? Чжэн Пинцин подмигнул ему и кивнул. – Времена года меняются, поэтому мы должны обновить и нашу одежду. Чэнь Шии: «???????» Так это не совпадение, что Линь Цянь и Чжэн Пинцин сегодня были одеты в одну и ту же одежду? Они специально купили один и тот же наряд? Когда она попыталась поговорить об этом с Чжэн Пинцином в лифте, разве он не сказал, что ему не нравилось сталкиваться с кем-то в таком же наряде, что и он? Линь Ячжи высказал свое мнение: – Согласен, думаю, пришло время для обновок. На самом деле, вы должны покупать соответствующий наряд каждый год. Только так вы оба сможете оправдать свое звание «Лучшая эталонная модель для дружбы №12»! Чэнь Шии: «????????» Стали ли они эталоном для подражания в дружбе в №12? Чэнь Шии с трепетом прислонилась к соседнему креслу, боясь, что ее ослабевшие ноги заставят ее упасть. На этот раз Линь Цянь не мог не чувствовать себя немного смущенным. Он посмотрел на другие нераскрытые подарки вокруг себя и спросил: – Это не все для меня, верно? – Конечно, нет, – Чжэн Пинцин сложил оставшиеся подарки и помахал Линь Ячжи. – Учитель Линь, это для вас. – А? Сяо Чжэн, тебе не нужно быть таким вежливым, – несмотря на то, что он сказал это с небольшим хмурым взглядом, ноги Линь Ячжи уже устремились к ним. Сев рядом с Линь Цянем, он, как старая курица, раскрывшая крылья, обернул руки вокруг подарков. – Вот, позвольте мне показать вам мои навыки распаковки. Линь Цянь: «……» Чжэн Пинцин: «……» Линь Ячжи собирался снять упаковку с подарков, когда вспомнил о чем-то. Он встал и потянул Чэнь Шии на ковер. – Давай откроем их вместе. Чжэн Пинцин пододвинул кучу подарков к ним и посмотрел на Чэнь Шии: – Половина из них твои. Чэнь Шии моргнула и громко рассмеялась. – Тогда давай откроем их. Линь Ячжи поднял руки. – Хорошо, посмотрите на это. Итак, все они сидели вместе на ковре и смотрели, как Линь Ячжи эффективно распаковывает все подарки, не повреждая внешнюю упаковку. – Это довольно бесполезный навык, – прокомментировал Линь Цянь. Линь Ячжи был не согласен. – Как это может быть бесполезно? Я удалил ее настолько аккуратно, что в будущем она может быть снова использована. Это экономит ресурсы, ах. – Учитель Линь прав, – аплодировал Чжэн Пинцин. Линь Цянь презрительно посмотрел на Чжэн Пинцина. Кажется, что этот человек действительно делает все возможное, чтобы заслужить милость у будущего тестя, ах. Чжэн Пинцин проигнорировал острый взгляд Линь Цяня. Это отличалось от их прошлой жизни. На этот раз Линь Ячжи и его парень смогли успешно восстановить свои отношения, поэтому мнение отца становилось все более и более важным в жизни его парня. Легкость, с которой они достигнут счастливого будущего брака, скорее всего, будет зависеть от мнения его тестя. Таким образом, Чжэн Пинцин должен был планировать вещи пораньше и воспользоваться возможностью повысить свою привлекательность, прежде чем они выйдут из тени! Чэнь Шии также начала открывать подарки, которые ей подарил Чжэн Пинцин. Открыв каждый из них, она смогла понять, какими были мыслительные процессы Чжэн Пинцина, когда он выбирал каждый предмет. Кажется, что, хотя он сильно изменился, некоторые вещи просто никогда не меняются. Но для нее это изменение в нем само по себе было лучшим подарком, который она когда-либо от него получила. После первоначального шока Чэнь Шии почувствовал себя по-настоящему счастливой. Этим утром эта гармоничная сцена была тем, о чем она только смела мечтать. Но кто знал, что всего за несколько часов ее фантазии сбылись. В то время как Чэнь Шии чувствовала себя удовлетворенной, она случайно посмотрела на часы. Потрясенная тем, что время пролетело так быстро, Чэнь Шии быстро встала и сказала: – Вы все продолжаете, я пойду и начну готовить. Чжэн Пинцин последовал за ней. – Я пойду с тобой. Твои кулинарные навыки не… Перед тем, как он успел закончить предложение, Линь Ячжи воскликнул: – Ох, крабы! Линь Ячжи открыл последний подарок – коробку из белой пены. Внутри было два слоя аккуратно сложенных крабов, некоторые из которых все еще боролись. Они были очень свежими. Чжэн Пинцин наклонился к Линь Цяню и выпятил грудь. – Они были переданы мне Ли Гао, поэтому я получил их бесплатно. Тебе не кажется, что я довольно экономный? Линь Цянь был сбит с толку. – Не думаю, что эта ситуация такая же, как бережливость в ведении домашнего хозяйства. Чжэн Пинцин невинно ответил: – Я просто хотел научиться торговаться. Я попросил Ли Гао дать мне скидку в пять юаней, но кто знал, что он будет настаивать на том, чтобы дать мне это бесплатно. Что мне было делать? Чэнь Шии: «……?» Нет, ты не слишком противоречив, сынок? Всего несколько минут назад ты говорил Линь Цяню, что подаришь ему машину и дом. Почему ты все еще настаивал на скидке в пять юаней? Линь Цянь: – … Ты прав. Во всем виноват Ли Гао. Тем временем Ли Ячжи нетерпеливо потирал руки. Когда он увидел живых крабов в контейнере, мужчина почувствовал, что ему трудно сдержать свои отвратительные навыки в готовке. Он взволнованно сказал: – Я видел одно онлайн-видео о приготовлении крабов… Чжэн Пинцин бросил на него взгляд. – Хм? Линь Ячжи сразу перестал тереть руки и поднял их в успокаивающем жесте. – Вы идите вперед. Чжэн Пинцин взял коробку с крабами и с позой великого мастера сказал: – Я пойду готовить, вы можете просто подождать. И снова Чэнь Шии встретилась с сюрпризом. Недоверчиво она спросила: – Пинцин, ты умеешь готовить? Линь Ячжи ответил за него. – Ты не знала? Он не только умеет готовить, но и готовит очень хорошо. Иногда он приносит завтрак для А’Цяня. Чэнь Шии: «!!!!» Она думала, что уже достаточно удивлена, но кажется, что Чжэн Пинцин все еще может шокировать ее, ах. Она неосознанно схватила руку Линь Ячжи и положила ее на свой лоб. – Ячжи, проверь. Как ты думаешь, у меня высокая температура? Линь Ячжи серьезно пощупал лоб, а затем ответил: – Нет, у тебя нормальная температура. Линь Цянь насмешливо посмотрел на них, покачал головой и встал. – Вы двое можете подождать в гостиной, я пойду помогу Чжэн Пинцину. Вскоре Чэнь Шии впала в транс, слушая гармоничное сотрудничество дуэта на кухне. Она чувствовала себя совершенно ошеломленной. – О, подвинься немного. Будь осторожен, не обожгись, – крикнул Чжэн Пинцин. – Можешь ли ты убить крабов для меня? Почему я чувствую, что они смотрят на меня с горем в глазах? – сказал с неприязнью Линь Цянь. – Он никогда не закроет глаза, даже если умрет, ах. Хитрость заключается в том, чтобы он быстро и аккуратно умер, не потеряв ни одной крабовой лапки. – Эммм, я чувствую, что должен устроить им небольшую церемонию, чтобы помочь их душам обрести мир. – Какая церемония? – Может быть, я смогу использовать Мантру Великого сострадания, которую сохранил на своем телефоне. – Черт, почему у тебя есть такие вещи на телефоне? – Чжэн Пинцин был шокирован. – Очевидно, она нужна, чтобы защищаться от тебя, ах. – Нет, нет, дай мне это. Ты должен удалить ее, – крикнул Чжэн Пинцин. Конечно, как только он сказал это, Линь Цянь выбежал из кухни со своим телефоном. Сразу же после этого Чжэн Пинцин вылетел за ним, преследуя его с луком в одной руке и чесноком с другой. – Не удаляй ее, – Линь Цянь побежал к Чэнь Шии и спрятался за ней, успешно остановив преследование Чжэн Пинцина. Парень с обидой уставился на скрывающегося Линь Цяня: – Хорошо, ты выиграл! Но не дай мне шанса поймать тебя позже. Затем, покачав головой, Чжэн Пинцин вернулся на кухню, чтобы излить свой гнев, рубя лук и чеснок. Линь Цянь усмехнулся и нажал кнопку на своем мобильном телефоне. Вскоре Мантра Великого сострадания начала играть. Линь Цянь крикнул: – Чжэн Пинцин, be peace, OK [2]? Слышно было только слабое согласие Чжэн Пинцина. Линь Цянь вернулся на кухню, сказав: – Церемония завершена. Крабы теперь могут умереть мирной смертью, иди и положи их в кастрюлю. _________________ Чэнь Шии почувствовала, что у нее появился еще один опыт, когда ее душа вышла из тела, и жестко села на диван. Пока она смотрела прямо перед собой, ее глаза не фокусировались ни на чем. В своем сердце она вздохнула: «Ах, я чувствую, что сейчас мне нужна Мантра Великого сострадания». __________________ [1] Ли Цзячэн – очень, очень, очень богатый гонконгский бизнес-магнат, инвестор и филантроп. [2] «будь спокоен» – автор написал это на английском языке.