Ruvers
RV
vk.com
image

Возродиться вместе с заклятым врагом в день свадьбы

Конкурентное сердце моего парня

Глава 55. Конкурентное сердце моего парня Естественно, это Чжэн Пинцин и Линь Цянь сообщили властям о Хо Пинчуане. По правде говоря, вмешательство Хо Пинчуаня в результаты опроса не было их основной задачей. Даже если бы это тривиальное дело было раскрыто, оно не оказало бы существенного влияния на устойчивую позицию, которую Хо Пинчуань подготовил для себя. Достаточно взглянуть на учителей, которые набрали низкие баллы в их прошлой жизни. Эти учителя не могли не знать, что опрос был фальшивым. Просто у них не было возможности оспорить результаты. Чтобы по-настоящему победить Хо Пинчуаня, они должны были искоренить его, а также выдающегося лидера, стоящего позади него. И, как ни странно, возможностью, которую они так ждали, оказалась оценка удовлетворительности учителей. Хо Пинчуань обычно очень осторожен в делах. Он намеренно заставляет других людей делать за него грязную работу и редко действует сам. Любые доказательства его причастности обычно не были сколь-нибудь серьезными. Именно так Хо Пинчуаню удалось выбраться из драмы с тестом Хо Ежуя и возложить всю вину на Кэ Цайчжу. Однако, чтобы защитить себя и компенсировать свои предыдущие потери, Хо Пинчуаню пришлось заключить тайную сделку с начальником из Бюро образования. В это же время Линь Цянь и Чжэн Пинцин поняли, насколько важен этот так называемый опрос удовлетворительности учителей для Хо Пинчуаня. В то время как система опроса использовалась для манипулирования карьерой учителя, вместе с опросом были укомплектованы и другие системы, которые выявили реальную цель всего этого: использовать различные преимущества для их собственных желаний. Зарегистрированными законными владельцами учреждения, обеспечивающего школы этими системами, оказались жена и дядя важного лица в Бюро образования. Сами системы не имели большой ценности, но по какой-то причине они продавали системы школам по удивительно дорогому ценнику. И даже после покупки, школы по-прежнему платили каждый семестр за обслуживание, обновления и услуги. Чтобы защитить свое учреждение, за все были ответственны школы. Благодаря этой простой схеме большое количество средств, направленных на образование, могло быть помещено в их карманы. Хо Пинчуань использовал эту систему, чтобы устранить любые голоса несогласных в школе и одновременно укрепить свою власть. Это было похоже на убийство двух зайцев одним ударом. Хотя Линь Цянь и Чжэн Пинцин имели все доказательства в своих руках (любезно предоставленные Кэ Муцзы), они не предприняли немедленных действий. Основной причиной этого было то, что они не знали, кто стоит за Хо Пинчуанем. Это может быть один человек, два человека или даже целая группа. Видя, что письма-жалобы Линь Ячжи были пересланы непосредственно в почтовый ящик Хо Пинчуаня, Линь Цянь и Чжэн Пинцин не стали действовать опрометчиво, а вместо этого терпеливо ожидали, когда заместитель директора примет меры. После мошеннического инцидента с Хо Ежуем Хо Пинчуань на некоторое время затих. Он не смел приступить к внедрению системы опроса, пока не выпал из центра общественного внимания. Линь Цянь и Чжэн Пинцин ждали такой возможности. С помощью Кэ Муцзы они смогли перехватить большое количество документов из его личных сообщений с этим учреждением. Даже когда Хо Пинчуань уничтожил улики, Кэ Муцзы уже давно получил виртуальные руки для получения необходимой информации. Кроме того, сама система была лучшим доказательством. При ее внедрении доказательства манипулирования уже не будет возможно так легко стереть. __________________ Область вокруг школы №12 прилегала к спортивной площадке. Там был ряд деревьев с редкими ветвями и листьями, которые разделяли две области. Линь Цянь сидел на скамейке, скрытый в тени деревьев. Он отправил сообщение Кэ Муцзы. Линь Цянь: «Спасибо, мы закончили». Кэ Муцзы: «Всегда пожалуйста. В любом случае я был свободен». Линь Цянь: «……» Линь Цянь убрал свой мобильный телефон и наблюдал, как на земле танцуют пятна солнечного света, тени ветвей и листьев, разделяющие солнечный свет и делающие его похожим на россыпь жемчуга. Дул легкий ветерок, скручивая мелкую пыль. Приближалась зима. Линь Цянь бесцельно смотрел вдаль. Его пустые глаза не смотрели ни на что конкретное, когда он вспоминал события своей прошлой жизни. Он сам, Линь Ячжи, Чжэн Пинцин, Сюй Яо, Дун Минэн… И многое другое, что он и Чжэн Пинцин испытали вместе. Большинство из воспоминаний были не очень хороши. К счастью, все они сумели выстоять. Вспоминая многочисленные стычки, которые он затеял с Чжэн Пинцином, Линь Цянь невольно улыбнулся. Постепенно картина перед ним прояснилась, и в поле зрения появилась знакомая фигура. Лицо, которое с годами становилось жестким и зрелым, постепенно исчезло из разума Линь Цяня и было заменено юным обликом подростка. С сумкой в руке молодой человек бросился вперед, занимая все большую и большую часть взора Линь Цяня с каждым своим шагом. Настолько, что в итоге Линь Цянь не видел ничего, кроме него. Чжэн Пинцин остановился перед Линь Цянем и улыбнулся. – Мой парень, ты голоден? Он вдруг вспомнил, как много лет спустя в их прошлой жизни, Линь Цянь посреди ночи послал мем «голодный» своему кругу друзей, и вскоре его дверной звонок зазвонил. Когда Линь Цянь открыл дверь, он видел улыбающееся лицо Чжэн Пинцина, который спросил: – Мой будущий парень, ты голоден? В то время ответом Линь Цяня была захлопнутая дверь. Затем Линь Цянь наблюдал через дверной глазок, как Чжэн Пинцин простоял полчаса на улице. В конце концов, он повесил еду на дверную ручку и ушел. Линь Цянь не знал, в курсе ли Чжэн Пинцин, но предполагаемый получатель позже съел эту еду на вынос. Линь Цянь улыбнулся и подвинулся, чтобы освободить место для Чжэн Пинцина на скамейке. Сделав это, он спросил: – Ты посмотрел хорошее шоу? – Это было замечательно, – ответил Чжэн Пинцин с удовлетворенной улыбкой. Линь Цянь беспомощно покачал головой. – Ты успешно пытал Хо Пинчуаня своими собственными руками? – Конечно, – Чжэн Пинцин сел, открыл коробку с едой и передал Линь Цяню пельмешки. Затем он с радостью рассказал о произошедшем. На этот раз, поскольку это он сообщил, что Хо Пинчуань манипулирует результатами опроса учителей 7 и 8 классов, Линь Цянь не последовал за ним в кабинет учителей. Но неожиданно сотрудники антикоррупционной службы пришли сегодня в гости. В конце концов Линь Цянь упустил возможность стать свидетелем ареста Хо Пинчуаня. В связи с этим Линь Цянь испытывал большое сожаление. К счастью, его парень стал свидетелем этой сцены. Но способности рассказывать истории Чжэн Пинцина были не так хороши, и к этому конкретному рассказу было приложено много сильных эмоций. Поэтому, рассказывая Линь Цяню о случившемся, он очень часто прерывал сам себя и проклинал Хо Пинчуаня, серьезно влияя на ритм повествования. Но это было лучше, чем ничего. После этого Чжэн Пинцин слегка похлопал его по руке. – К счастью, я высказал ему все сегодня. Если бы его забрали до того, как мне удалось посмеяться над ним, как я мог получить удовольствие? Линь Цянь: «……» Кажется, что Чжэн Пинцин до сих пор негодует. Он не хотел упускать шанс лично помучить Хо Пинчуаня. Линь Цянь взял еще одну пельмешку и съел ее. Она была смешана с арахисовым маслом, маслом чили и нарезанным зеленым луком. Линь Цянь мгновенно почувствовал прикосновение счастья. Линь Цянь улыбнулся и сказал: – Иногда мне интересно, хотя Хо Пинчуань плохой человек, но если бы он не сделал то, что сделал, если бы мы не попадали в неприятности в течение стольких лет… Как ты думаешь, мы бы сделали это? В конце концов, мы все-таки стали бы встречаться? Чжэн Пинцин без колебаний ответил: – Да. Линь Цянь поднял бровь, немного удивленный. – Ты так уверен? Кулак, которым раньше бил его Чжэн Пинцин, не был поддельным. – Более чем, – Чжэн Пинцин посмотрел на Линь Цяня горящими глазами. – Я бы даже полюбил тебя раньше. Чжэн Пинцин наклонился ближе к Линь Цяню и слегка потерся кончиком носа о макушку Линь Цяня. В его голосе прозвучал немного затяжной страх, когда он сказал: – Знаешь ли ты? Когда я впервые понял, что ты мне нравишься, я испугался почти до смерти. Линь Цянь: «……» Линь Цянь очень сомневался в его словах. – В самом деле? Я чувствовал, что ты бессовестно преследовал меня без малейших колебаний, ах. Линь Цянь вспоминал и не заметил каких-либо признаков борьбы или колебаний в предыдущих действиях Чжэн Пинцина. Он был тем, кого напугало беспощадное преследование Чжэн Пинцина! Чжэн Пинцин мягко коснулся шеи Линь Цяня. – Это произошло после колебаний. Ты знаешь, сколько мне пришлось потратить времени на восстановление своих мыслей и психики, прежде чем я смог собраться с духом, чтобы смело добиваться тебя? Линь Цянь посмотрел на него с сомнением. – Сколько? Время, когда Линь Цянь и Чжэн Пинцин стали друзьями, а затем возлюбленными, не было долгим. Чжэн Пинцин начал преследовать его менее чем через год после примирения. Линь Цянь не верил, что Чжэн Пинцин восстанавливал свою психику в течение всего года. Именно тогда Чжэн Пинцин серьезно ответил низким голосом: – Целых… два с половиной дня! – Целых… два… два с половиной дня? – некоторое время Линь Цянь не знал, должен ли он чувствовать себя огорченным из-за доверчивого Чжэн Пинцина или поправить его и объяснить, что два с половиной дня не могут быть описаны как «целые». Чжэн Пинцин кивнул, выражение его лица было полным боли. – Я никогда раньше не тратил столько времени на принятие решения. Именно эта великая любовь заставила меня колебаться и беспокоиться о личных выгодах и потерях. Лицо Линь Цяня было невозмутимым, когда он ответил: – … Именно эта великая любовь заставляет меня неохотно побить тебя прямо сейчас. Чжэн Пинцин был человеком, которому дай палец, всю руку отхватит. Воспользовавшись этим готовым оправданием, Чжэн Пинцин поцеловал Линь Цяня. – Именно эта великая любовь заставляет меня хотеть поцеловать тебя. – Хорошо, – беспомощный в нелепой ситуации Линь Цянь мог только поцеловать его в ответ. В конце концов, именно эта великая любовь заставила Линь Цяня не желать разочаровывать Чжэн Пинцина. Чжэн Пинцин воспользовался этой возможностью, чтобы удержать затылок Линь Цянь и углубить поцелуй. Через некоторое время Чжэн Пинцин пробормотал в губы Линь Цяня: – Мой парень сладкий на вкус. Линь Цянь облизнулся и сказал: – Это, вероятно, арахисовое масло? – Я не сосредоточился на вкусе, почему бы нам не попробовать еще раз? Я тогда тщательно определюсь! – ответил Чжэн Пинцин с серьезным выражением лица. Линь Цянь оттолкнул его. – … Ты еще не закончил говорить о восстановлении своего психического состояния. Чжэн Пинцин хлопнул себя по бедру. – Ах, твое обаяние чуть не заставило меня потерять голову. Линь Цянь: «……» Почему этот человек всегда может найти повод воспользоваться им. Чжэн Пинцин вздохнул и рассказал далее: – Сначала я не поверил. Подумал, что это всего лишь иллюзия из-за того, что я был одинок долгое время. Но даже в этом случае я все время думал о тебе. Даже когда я спал, то продолжал мечтать о тебе. – В конце концов, я принял тот факт, что это не было какой-то иллюзией, и решил добиваться тебя. – …. Это так? – уточнил Линь Цянь. Почему он почувствовал, что это изменение сердца было сделано гладко и без особой борьбы? – Да, ах. Пока ты не враг, такой человек, как ты, легко влюбит в себя любого. Позже я даже заподозрил, что ты втайне мне нравился, когда мы все еще были в ссоре, и я просто отказывался это признавать, – Чжэн Пинцин был очень откровенен, мешая Линь Цяню точно понять процесс его психологических изменений. Чжэн Пинцин наконец пришел к выводу: – Поэтому мои чувства не имеют ничего общего с махинациями Хо Пинчуаня или кого-либо еще. Пока буду видеть тебя, я, безусловно, влюблюсь в тебя. – Я понял. Так что на этот вопрос гораздо проще ответить, чем я думал раньше, – Линь Цянь улыбнулся, собрал свои вещи и встал. – Давай, нам пора возвращаться. Последний урок вскоре закончился, и прозвенел звонок. Все ученики вышли из своих классов, болтали и кричали, и вскоре в школе стало шумно. Но также быстро коридоры успокоились. Двое молодых людей медленно шли к небольшому кабинету, где они проводили свои репетиторские занятия. Только когда они достигли двери комнаты, Линь Цянь внезапно остановился. Чжэн Пинцин тоже остановился и посмотрел на него. – Что случилось? – Я думал о своем вопросе… – медленно произнес Линь Цянь. – Я думал об этом, когда мы шли, и понял, что у меня такой же ответ, как и у тебя… Линь Цянь, переполненный счастьем, сказал: – Пока я вижусь с тобой, я обязательно влюблюсь в тебя. Чжэн Пинцин долго смотрел на него, затем издал горестный крик: – Десять минут?! Ты так уверен после всего лишь десяти минут размышлений?! Я чертовски боролся с этим два с половиной дня! Что я, лучший парень в мире?! Думаю, что умру от гнева! Линь Цянь: «……» Это не то, из-за чего нужно конкурировать, не слишком ли сильны твои амбиции? В то же время Гоу Синьдоу, закрывший уши руками и смотря прямо перед собой, прошел мимо пары и открыл дверь кабинета. Просто сделай это уверенно, не обращай внимания на все остальное.