Ruvers
RV
vk.com
image

Возродиться вместе с заклятым врагом в день свадьбы

Присоединение новичка

Глава 50. Присоединение новичка После увольнения Кэ Цайчжу Хо Ежую было приказано обучаться дома. Постепенно слухи об обмане на экзамене и нарушении порядка распределения школьной рекомендации исчезли из повседневной жизни. Вскоре появились новости о том, что Линь Цянь отказался от своего гарантированного места, оставив всю школу №12 в шоке. Их первая реакция состояла в том, что Хо Пинчуань сыграл еще один грязный трюк за их спинами. Какое-то время эта сплетня заставила Хо Пинчуаня, который в этот раз был действительно невиновен, получить множество гневных взглядов от учеников. Этот выдающийся заместитель директора никогда раньше не сталкивался с таким обращением. Впервые Хо Пинчуань мог так явно прочувствовать падение своего престижа в школе. Это заставило его обиду на семейство Линь возрасти еще больше. Особенно к Линь Цяню. Хо Пинчуань думал, что тот был более коварным и ядовитым, чем предполагал его возраст. Состязаясь с Хо Ежуем за школьную рекомендацию, этот ребенок не упускал ни одной возможности и в итоге полностью победил его сына. И теперь, в это очень чувствительное время, Линь Цянь неожиданно нанес еще один удар, который заставил всех смотреть на Хо Пинчуаня с ненавистью. Бог знает, что человеком, который в это время больше всего надеялся, что Линь Цянь без проблем получит школьную рекомендацию, был сам Хо Пинчуань. В этой жизни на Хо Пинчуаня никогда не смотрело так много учащихся. Он даже не мог спокойно сидеть на своем месте. В конце концов он не выдержал враждебности и бросился искать Линь Ячжи. – После всех этих трудностей, почему ученик Линь отказался от своей с трудом заработанной школьной рекомендации? Сейчас не время действовать благородно и добродетельно! Линь Ячжи сжал кулак. – Один удар за один ответ. Сколько вопросов вы хотите задать? Хо Пинчуань: «……» Хорошо, он понял! Линь Ячжи просто не понимал мирных путей. С такими поступками Хо Пинчуань полагал, что жизнь Линь Ячжи, вероятно, будет не слишком хорошей. У него нет будущего. Хо Пинчуань усмехнулся в своем сердце. Когда все это закончится, и директор Цю уйдет в отставку, давайте посмотрим, кто вас тогда защитит, Линь Ячжи. После того, как Линь Цянь отказался от своей школьной рекомендации, команда по оценке начала проверять других учеников из первого класса. На этот раз они были крайне осторожны, чтобы не показать какую-либо предвзятость, и, в конце концов, они, наконец, порекомендовали Тан Ваньци, основываясь на ее общей эффективности. Хотя Тан Ваньци не была так же известна, как Линь Цянь, она все еще была довольно популярна в №12. Ее личность также была хорошей, поэтому все думали, что было логично, если она получит рекомендацию и не критиковали этот выбор. После уроков группа по дополнительному обучению как обычно собралась в небольшом кабинете. Дун Минэн демонстрировал свои новые часы, тыкая запястьем в лицо каждого, чтобы они могли ясно их рассмотреть. – … Это последняя модель. Я купил их, как только они были выпущены. В будущем вы увидите бесчисленное множество других людей, носящих те же часы, последовавших моему примеру… Раздраженный Ло Сингуан высмеял его: – Почему бы тебе просто не сказать, что дизайнер вдохновился тобой? – Моя наглость не настолько большая, – скромно ответил Дун Минэн. Дун Минэн чувствовал, что такого хвастовства было недостаточно, поэтому он даже втянул Сюй Яо в это дело. – Я также подарил одни Сюй Яо. В том же стиле. Давай Сюй Яо, покажи всем, пусть они умрут от зависти. Сюй Яо: «……» Сюй Яо провел рукой по лицу. – Я их не ношу. Дун Минэн был озадачен. Парень спросил: – Почему ты их не носишь? Разве мы не обещали никогда не расставаться и навсегда быть вместе! Выражение лица Сюй Яо начало разваливаться. – Когда я говорил такие вещи? Не придумывай за меня! Дун Минэн указал на Линь Цяня и Чжэн Пинцина и справедливо сказал: – Посмотри на Босса и брата Линь Цяня. Они носят свои часы все время! Мы должны последовать их примеру, ах! Сюй Яо только открыл рот, когда пьющий в этот момент Гоу Синьдоу выплюнул воду на свою тетрадь. «Кашель-кашель…» Гоу Синьдоу непрерывно кашлял, не в силах скрыть выражение ужаса на своем лице. Дун Минэн посмотрел на него с отвращением. – Боже, ты слишком ужасен. Теперь ты на 227 месте. Ты не можешь вести себя так же, как когда был на 400 позиции, хорошо? Гоу Синьдоу почувствовал, что проблемы, с которыми он столкнулся с тех пор, как присоединился к группе по дополнительным занятиям, были не менее трудными, чем предстоящие вступительные экзамены в университет. С окровавленным лицом Гоу Синьдоу спросил Дун Минэна: – Э-э… Совершенно случайный вопрос, который не имеет глубокого значения…. Но почему ты дал Сюй Яо часы? Мне просто любопытно. Дун Минэн уперся руками в бедра. – Сюй Яо попросил меня. Гоу Синьдоу в ужасе посмотрел на Сюй Яо. Сюй Яо: !!! Бессильный Сюй Яо попытался оправдаться: – Недоразумение, это просто недоразумение… Дун Минэн положил руку на плечо Сюй Яо и великодушно сказал: – Не будь таким вежливым, ах. Мы хорошие братья. Позволь мне сказать, если мои оценки снова улучшатся на следующем ежемесячном тесте, то для меня было бы недопустимо наслаждаться всем этим бесконечным богатством и статусом в одиночку. Если тебе что-то нужно, просто открой рот, и я поделюсь с тобой половиной страны! Сюй Яо был настолько слаб, что даже не мог найти свой голос. – Я… Спасибо, ах… Выслушав всю эту речь, Чжэн Пинцин внимательно посмотрел на Сюй Яо и всокликнул: – Если тебе когда-нибудь понадобится руководство, просто посмотри на меня и Линь Цяня, ах… Сюй Яо торопливо махнул рукой. – Мне не нужно смотреть, мне не нужно. Дун Минэн не был удовлетворен этим и сказал: – Почему? Разве так не сказано в учебниках? Вижу достойного, думаю подражать… Сюй Яо хотел жестоко избить Дун Минэна. Это касается добродетельных людей, а не геев! Линь Цянь молча наблюдал за происходящим перед ним. В конце концов он оглянулся на Чжэн Пинцина с недоверием на лице. – Твой младший брат… Чжэн Пинцин кивнул и попытался подбодрить его. – Пока мы можем отправить его в университет, мы уже достигли большого успеха. Когда группа продолжала болтать, внезапно раздался стук. Затем дверь кабинета открылась, явив красивую девушку. Она вошла в комнату и сказала: – Извините, что беспокою вас всех. Это был новый кандидат на рекомендацию и одноклассница Линь Цяня, Тан Ваньци. Линь Цянь попросил ее войти и спросил: – Ваньци, чем мы можем тебе помочь? С руками за спиной, Тан Ваньци улыбнулась Линь Цяню: – Учитель Хун пришла ко мне и сказала, что все в основном уже решено. Если других несчастных случаев не будет, я смогу поступить в Университет F в следующем году. – Поздравляю, – искренне сказал Линь Цянь. Тан Ваньци быстро махнула рукой. – Я здесь, чтобы поблагодарить тебя. Если бы ты не отказался от рекомендации, у меня не было бы этой возможности. Линь Цянь не пытался опровергать ее слова и просто сказал: – Пожалуйста. Но рекомендацию ты получила благодаря своим собственным усилиям. Это был не пустой комплимент. В прошлой жизни Тан Ваньци также поступила в Университет F после того, как сдала вступительные экзамены. Как популярная одноклассница, даже спустя годы после того, как все закончили школу, о ней часто говорили. Тан Ваньци была действительно исключительной девушкой. Она преуспела в университете и после его окончания вошла в известную компанию и в конце концов стала старшим руководителем. Она была постоянной темой на многих классных встречах. К сожалению, она стала членом огромного круга «контактов» Хо Ежуя и в итоге вышла замуж за его друга богатого второго поколения. По настоянию мужа, Тан Ваньци закончила тем, что бросила работу, чтобы заботиться о детях. Но этот, казалось бы, идеальный брак не закончился хорошо. Позже муж изменил ей, и стойкая Тан Ваньци без колебаний выбрала развод. После развода она забрала с собой детей, но, поскольку долгое время не работала, ей было трудно вернуться к работе. Но в этой жизни, хотя Тан Ваньци также будет учиться в университете F, Линь Цянь был уверен, что она презирает Хо Ежуя и никогда не будет с ним дружить. Думая об этом, Линь Цянь почувствовал небольшое облегчение. – Ну, мне пора, – сказала Тан Ваньци. Но перед тем, как уйти, девушка оглядела кабинет и с готовностью поделилась некоторыми своими идеями. – Я знаю, что вы помогали 7 и 8 классам в обучении. Поскольку буду более свободна до конца года, то подумала, если вы не возражаете, я могла бы присоединиться к вашей группе репетиторов? Таким образом, вы также можете быть немного более расслабленным. Тан Ваньци был красивой и имела приятный темперамент. Линь Цянь и Чжэн Пинцин даже не ответили на ее вопрос, когда взволнованный Ло Сингуан ответил: – Конечно! Добро пожаловать, добро пожаловать! Видя, как другие молча смотрят на него, Ло Сингуан сказал: – Что? У нас мало учителей! С присоединением 7 класса к нашей группе наши преподаватели испытывают еще большее давление. Ло Сингуан посмотрел на Тан Ваньци и продолжил: – Более того, это ученик с гарантированным местом в университет F! Последний человек, у которого были школьные рекомендации, уже очень помог нам прогрессировать, просто подумайте о том, чего мы могли бы достичь с двумя из них. Может быть, их прилежная натура будет стимулировать нас. Думаю, что мы сможем учиться еще усерднее! Тан Ваньци не могла вынести слова Ло Сингуана и неоднократно махала руками в знак отрицания. – Нет, нет, все происходит благодаря собственным старанием ученика. Линь Цянь приложил руку ко лбу. Обучение стольких людей действительно было проблемой, и помощь Тан Ваньци действительно могла бы быть весьма кстати. Поэтому, подумав, Линь Цянь сказал: – Ваньци, если ты хочешь помочь, тогда мы с радостью примем тебя. Тан Ваньци кивнула. Чжэн Пинцин также подумал, что это хорошая идея, главным образом потому, что это поможет его парню. Он сказал: – Тогда ты можешь помочь 7 классу. Поскольку у Линь Цяня было ограниченное количество времени для преподавания, репетиторская группа использовала способ обучения, подобный пирамиде. Лучшие ученики будут учить учеников 8-го класса, а ученики 8-х классов – 7-го класса. Тем не менее, это значительно ограничивало развитие 7 класса. Если бы Тан Ваньци начала непосредственно обучать учащихся 7 класса, это было бы очень полезно. Тан Ваньци хотела только помочь Линь Цяню в обмен на его щедрость. Как она это сделает, не имело значения. Поэтому девушка улыбнулась: – Нет проблем. Ло Сингуан: «……» Эта договоренность отличалась от того, что он первоначально хотел. После определения следующих действий, Тан Ваньци сказала: – Тогда я пойду в 7 класс и сначала выясню их ситуацию… Вдруг задумчивый Гоу Синьдоу внезапно сказал: – Подожди… Разве это не ты та девушка, которая попросила Линь Цяня пронести тебя как принцессу на вечеринке по случаю дня рождения Хо Ежуя? Большинство учеников 8 класса не присутствовали на вечеринке дня рождения Хо Ежуя. Когда они услышали это, то тут же удивились: «!!!» – Что?! Тебе нравится Линь Цянь?! – голос Дун Минэна звучал так, словно его усилил громкоговоритель. Тан Ваньци: «…?» Его мозговые цепи были нарушены? Как он пришел к такому выводу? Девушка внезапно почувствовала, что у нее впереди много работы. Но у Тан Ваньци даже не было возможности объяснить, когда дрожащий Гоу Синьдоу указал на Дун Минэна. – Эй, не говори глупостей! Как могут девушки любить Линь Цяня! Тан Ваньци: «…??» Хотя она на самом деле не интересовалась Линь Цянем, это не помешало ей думать, что с логикой этого ученика возникли проблемы. Видя, что Гоу Синьдоу так взволнован, Дун Минэн был сбит с толку. – Разве ты не сказал, что она попросила Линь Цяня нести ее как принцессу? Гоу Синьдоу стукнул себя по груди. – Она просто проиграла, больше ничего! Не потому, что он ей нравился. Тан Ваньци: «…????». Хотя он правильно описал факты, его формулировка была явно неверной. Тан Ваньци не могла не беспокоиться о таких вещах. Эти школьные хулиганы не могут даже составить базовые предложения, это будет действительно сложно! Смущенные Линь Цянь и Чжэн Пинцин также смотрели на паникующего Гоу Синьдоу. Он выглядел нервным, и его речь стала странной. Их озадаченный взгляд заставил Гоу Синьдоу еще больше нервничать. Под огромным давлением парень в конце концов заговорил: – Разве Босс Чжэн не сказал, что у него есть брат, который тайно влюблен в нее? Когда он сказал это, Сюй Яо хлопнул в ладоши. – Верно! Я помню это. Цзян Тинцзюнь тоже кивнул. Чжэн Пинцин: «……» Черт, он забыл, что случайно придумал эту ложь. Почему Гоу Синьдоу до сих пор помнит такие вещи! Он хотел избить Гоу Синьдоу! Во-первых, жертва Чжэн Пинцина во имя брата, несущего Линь Цяня как принцессу, была широко известна во всей школе. Поэтому, когда Гоу Синьдоу упомянул об этом, все, естественно, вспомнили. Они просто не осознавали, что героиня этой истории на самом деле была одноклассницей перед ними. Ло Сингуан тут же огляделся. – Кто это? Кто тот, кто тайно любит ее? Дун Минэн: – Не я. Чжоу Даота: – Тоже не я. На данный момент присутствовали только трое братьев Чжэн Пинцина. Кроме Дун Минэна и Чжоу Даоты, оставался только Ло Сингуан. Видя, что никто не говорит, Ло Сингуан повернулся к Чжэн Пинцину и спросил: – Босс, кто в нее влюблен? Чжэн Пинцин: «……» Кто, черт возьми, это знает. Тан Ваньци всегда была доброй девушкой, и этот разговор немного смутил ее. Поэтому она сказала: – Думаю, что ученик Чжэн просто пошутил. Спокойным голосом Чжэн Пинцин продолжал плыть по течению: – Да, я шутил. Тан Ваньци: «……». Нет, я просто была вежливой, понимаешь? Ло Сингуан тоже почувствовал облегчение. – Это хорошо. Тан Ваньци: «……» Она поняла, что действительно не понимает, как работает мозг школьного хулигана. Линь Цянь повернулся к Тан Ваньци и произнес, извиняясь: – Извините, Чжэн Пинцин часто говорит глупости. Тан Ваньци показалось странным, что Линь Цянь извинился за Чжэн Пинцина, но она все же ответила: – Ничего страшного. Чжэн Пинцин тоже немного смутился. Он кивнул в сторону своих младших братьев и Гоу Синьдоу и сказал Тан Ваньци: – Но, если ты в конце концов полюбишь одного из них, не стесняйся сказать мне. Я их Босс, так что могу все устроить. Младшие братья, которые внезапно были предложены для вступления в брак: «……» Гоу Синьдоу: «????» Он просто сказал что-то случайное, почему все вдруг развилось таким образом? Тан Ваньци никогда не общалась с подлинным хулиганом. Удивленная, она громко рассмеялась. Она повернулась к мальчикам с глазами, полными преступных намерений. Девушка оглядела их одного за другим, словно выбирала свинину. Ее голос был пугающим, когда она сказала: – Что ж, позволь мне хорошенько присмотреться. Когда придет время, я буду рассчитывать на то, что ты предоставишь мне указ для бракосочетания. Школьные хулиганы: «……» Они никогда не ожидали, что другие ученики в лучшем классе будут настолько внушительными.