Ruvers
RV
vk.com
image

Возродиться вместе с заклятым врагом в день свадьбы

Мошенническая прибыль

Глава 32. Мошенническая прибыль Сюй Яо в ошеломлении смотрел на Линь Цяня. Он открыл рот, но ничего не произнес. «……» Черт. Он забыл, что хотел сказать! Линь Цянь приподнял бровь и посмотрел на часы на своем запястье. Затем посмотрел на Сюй Яо с улыбкой. – Прошло 24 часа. Ты все еще не переварил это? Сюй Яо: «……» Хорошо, я понял, я понял! Просто брось уже эти часы! Нет, очевидно же, что это Линь Цянь и Чжэн Пинцин влюблены друг в друга. Но почему они так спокойны и комфортны, когда он находится в стрессе? Сюй Яо хотел вскрыть голову Линь Цяня и крикнуть: «Ты знаешь, что делаешь?!!!» Но он этого не сделал, потому что знал, что Линь Цянь просто спокойно ответит: «Знаю». Так же, как он сделал вчера. При мысли о вчерашних событиях Сюй Яо чувствовал себя так, словно находился в нескольких шагах от сердечного приступа. Тогда визуальное воздействие Линь Цяня, обнимающего Чжэн Пинцина на кухне дома Чжэн, было слишком разрушительным. Сначала Сюй Яо вообще не смел об этом думать. Он даже пытался убедить себя, что это не что иное, как акт чистого братства. Однако случайный наблюдатель Сюй Яо вскоре был вынужден услышать правду. Когда они увидели Сюй Яо, Линь Цянь и Чжэн Пинцин действовали так, словно в их действиях не было ничего плохого. Они даже не стали скрываться, в результате чего Сюй Яо не мог продолжать заниматься самообманом. Но в то время в доме было так много других учеников. Сюй Яо слишком боялся, что их могут услышать, поэтому упустил возможность расспросить обоих. В тот вечер, когда Сюй Яо вернулся домой, он всю ночь ерзал и ворочался, чувствуя все большую тревогу. Вспоминая все то, что произошло в этом году, он наконец-то понял… Ах! Черт, эти двое все время вели себя как влюбленные на глазах у всех! Сюй Яо, который внезапно узнал правду, чуть не заплакал. Изначально он хотел многое сказать и задать кучу вопросов, но теперь, увидев Линь Цяня таким же спокойным, как всегда, он не знал, что спросить. После долгого молчания ему наконец удалось выдавить: – Вчера… Почему ты сказал мне правду? Честно говоря, если бы Линь Цянь попытался скрыть это от него, Сюй Яо наверняка поверил бы ему изо всех сил. Но тот так не поступил. Линь Цянь посмотрел ему в глаза. – Ты мой лучший друг. Я не думал, что мне нужно скрывать это от тебя. И Сюй Яо внезапно почувствовал облегчение. Да, именно потому, что он был лучшим другом Линь Цяня, у того не было никаких сомнений относительно него. Даже с таким главным секретом Линь Цянь не колебался довериться ему. Сюй Яо не мог предать это доверие. Конечно, Сюй Яо не знал того, что, помимо их дружбы с детства, Линь Цянь мог так уверенно сказать правду, потому что он был первым, кто поддержал его отношения с Чжэн Пинцином в их прошлой жизни. В прошлой жизни Линь Цянь и Чжэн Пинцин накопили столько обид за эти годы. Их друзья также пострадали от этого и оставались такими же враждебными друг к другу, как и в школьные годы. Однако после первоначального шока и короткого периода переваривания Сюй Яо первым встал и дал им свое благословение. Сюй Яо верил в Линь Цяня и поэтому верил в его выбор. И сейчас Сюй Яо тоже не разочаровал друга. Он твердо пообещал: – Я сохраню это в секрете. – Да, – произнес Линь Цянь. – Хотя конфиденциальность – это только второй по значимости вопрос. Самое важное, я надеюсь, что ты благословишь нас. Сюй Яо: «……» Линь Цянь подбадривающе посмотрел на него и продолжил: – Если бы предоставился шанс, Чжэн Пинцин рассказал бы всему миру, что мы встречаемся. Но сейчас не лучшее время, чтобы обнародовать наши отношения, поэтому я пытался сдержать его. Теперь, когда ты знаешь правду, ты можешь разделить мое бремя! Сюй Яо задохнулся. – … Могу ли я отказаться? Знать истину было достаточно для его слабого сердца. У него действительно не было никакой дополнительной энергии, чтобы предложить какую-либо помощь. Линь Цянь подумал об этом. – Ты можешь попробовать, но сомневаюсь, что Чжэн Пинцин отпустит тебя. Сюй Яо сошел с ума. – Что я сделал, чтобы заслужить это? Что он от меня хочет? Линь Цянь посмотрел на него. – … Как ты думаешь? Сюй Яо: «……». Он не должен был быть жадным до фруктов прошлым вечером! Он не должен был идти на кухню! После подтверждения беззаботного отношения Линь Цяня Сюй Яо вспомнил кое-что еще. Он решил спросить Линь Цяня: – Так вот почему результаты тестов так сильно снизились? Потому что… твой разум был слишком занят… свиданиями? Даже когда произнес это, Сюй Яо почувствовал нелепость своих слов. – Ты действительно считаешь, что я такой человек, который не может отделить личную жизнь от учебы? – возразил Линь Цянь. Сюй Яо немного помолчал. – Тогда, на этот раз… Линь Цянь ударил его по голове: – Ты просто должен верить в меня. Сюй Яо больше не спрашивал. Кивнув, он сказал: – Хорошо. Линь Цянь продолжил: – Ты также должен верить в Чжэн Пинцина. Сюй Яо стал немного подавленным. – … Разве мы не можем поговорить, не упомянув его хоть один раз? – Ты должен будешь привыкнуть к нему в конце концов. Отныне он будет похож на тень, неуклонно следующую за мной, – ответил Линь Цянь. Сюй Яо: «……» Нет, он совсем не хочет к нему привыкать. После того, как они закончили разговор, они вместе вошли в маленький кабинет. Все остальные члены дополнительных занятий уже прибыли. Но все они, кажется, были в плохом настроении, поскольку равнодушно делали какие-то упражнения. Когда двое вошли, ученики вяло поздоровались. Увидев это, Линь Цянь с любопытством спросил: – Что со всеми вами случилось? Сразу после того, как он спросил, Цзян Тинцзюнь внезапно хлопнул рукой по столу. Он повернулся к Ло Сингуану и закричал: – Разве я уже не научил тебя решать такие задачи? Почему ты все еще делаешь неправильно! Грустный Ло Сингуан ответил: – … Я забыл. – О чем ты говоришь? – кричал Цзян Тинцзюнь. – Ты не помнил это с самого начала, верно? Ло Сингуан не смел ответить. Линь Цянь: «……» Линь Цянь попытаться смягчить гнев Цзян Тинцзюня говоря спокойным тоном: – Успокойся. – Я не могу успокоиться, – Цзян Тинцзюнь посмотрел на Линь Цяня с мрачным выражением лица, затем посмотрел на Чжэн Пинцина. – К счастью, твои оценки сильно выросли, в противном случае, я был бы первым, кто ударил тебя по лицу. В этом первом тесте не было никаких признаков улучшения ни у одного из учеников 8-го класса. Только Чжэн Пинцин достиг определенного прогресса, но Цзян Тинцзюнь явно не обрадовался этому. Чжэн Пинцин: «……» Он и Линь Цянь посмотрели друг на друга, и оба не смогли удержаться от смеха вслух. Что случилось с Цзян Тинцзюном и Ло Сингуаном? Взрыв Цзян Тинцзюня и кротость Ло Сингуана были явно нехарактерны для них. Кажется, что, как и все остальные, они думали, что внезапное ухудшение оценок Линь Цяня было связано с тем, что он потратил слишком много времени на обучение Чжэн Пинцина. Дун Минэн, возможно, желая помочь своим друзьям восстановить свое достоинство, поднял руку и слабо сказал: – На самом деле в нашем классе Чжан Фаньфань на этот раз добилась значительных успехов. К сожалению, он только еще больше разозлил Цзян Тинцзюня. Парень превратился в маленького дракона и начал распылять огонь на школьные отбросы: – Человек, который приходил время от времени добился определенного прогресса. Почему никто из вас не улучшился? Как думаете, вы хоть немного достойны потраченного на вас времени А’Цяня? С одной стороны, Цзян Тинцзюнь действительно ненавидел то, что они не оправдали его ожиданий, а с другой стороны, он был возмущен тем, что результаты Линь Цяня так резко упали. Он был так взволнован, что начал ругаться и проклинать. Выражения учеников 8 класса начинали мрачнеть. Они привыкли быть свободными и ленивыми. Они никогда не относились к учебе всерьез, но на этот раз они попробовали. И все же они были так жестоко обруганы? Дун Минэн немного рассердился. Он уже собирался открыть рот, когда дверь кабинета внезапно открыли. Вдруг от входа прозвучал голос: – Э, разве вы здесь не занимаетесь? Как это превратилось в ругань? Первоначально пылающая комната сразу затихла. Все нахмурились от внезапного вторжения этого незваного гостя. Цзян Тинцзюнь был уже очень зол. Теперь, когда он увидел Хо Ежуя, нового №1 в его классе, он стал еще более расстроен. Тон Цзян Тинцзюня был темным, когда он спросил: – Что ты здесь делаешь? Выглядя невинно, Хо Ежуй сказал: – Вы все мои одноклассники. Я хотел узнать о ситуации с дополнительными занятиями. Слова Хо Ежуя вонзались в их сердца как ножи. Лицо каждого заметно изменилось, поскольку все они одновременно поняли, что тот здесь, чтобы высмеивать их. Только Линь Цянь и Чжэн Пинцин оставались спокойными. Линь Цянь улыбнулся ему и спросил: – О? Ты беспокоился о нас? Хо Ежуй: «……» Он сказал это с иронией, понятно?! – От имени всех присутствующих я хотел бы сказать, что с нетерпением жду заботы от одноклассника Хо, – вмешался Чжэн Пинцин. Хо Ежуй: «……» Он явно намеревался позлить этих людей, но вместо этого его использовали как насмешку. Линь Цянь и Чжэн Пинцин не только не разозлились и не смутились, но даже нанесли по нему ответный удар. Прежде чем другие успели что-то сказать, Сюй Яо первым запрыгнул в беседу и сказал: – Одноклассник Хо, мы не хотим пустых слов, что ты собираешься сделать, чтобы помочь нам? Цзян Тинцзюнь скрестил на груди руки. – Я с нетерпением жду помощи одноклассника Хо. Все старшеклассники: – Мы все в ожидании. У Хо Ежуя заболело в груди. Через некоторое время он наконец обрел голос и с усмешкой сказал: – О? Как вы думаете, я смогу помочь? И прежде, чем кто-то смог ответить, он продолжил: – Во-первых, я не могу заниматься репетиторством. В конце концов, я не хочу упасть в топ-20 в следующем месяце. Как только он сказал это, Сюй Яо и Цзян Тинцзюнь заскрежетали зубами. Это невозможно терпеть! – Посмей сказать это снова! – крикнул Сюй Яо, из его глаз вылетал огонь. – Я сказал что-то не так? – Хо Ежуй вернулся к своему невинному выражению лица. – Я просто делаю это ради одноклассника Линь Цяня. Как его друг, ты не заботишься о его результатах? Затем Хо Ежуй повернулся к Линь Цяню и попытался спровоцировать его. – Одноклассник Линь, ты помогал другим, что привело к падению твоих оценок. Тем не менее, они даже не совершили никакого прогресса. Разве ты не расстроен этой трудной и неблагодарной задачей? Слова Хо Ежуя прямо бьют по сердцам всех бывших хулиганов, заставляя их чувствовать смущение и вину. У всех этих людей были вспыльчивые личности, и Дун Минэн, которого поставили на место, внезапно резко встал. Он был готов броситься вперед и избить Хо Ежуя. Но он даже не поднял ногу, когда Цзян Тинцзюнь уже начал действовать. Он схватил Хо Ежуя за воротник и потащил его к Дун Минэну и его друзьям. – Извинись, ты, черт тебя подери, извинись перед ними. Хо Ежуй и ученики 8 класса были шокированы. Сюй Яо тоже был в ярости. – Это не твой класс, почему ты лезешь в чужие дела? Почему бы тебе не перестать болтать ерунду? Фу Ифэй и Пан Цибо также холодно прокомментировали: – Слишком назойливый. – Ого, после того как ты получил первое место в тесте, ты решил позаботиться о всей нашей школе сейчас? Все говорили друг за другом, но у Хо Ежуя даже не было возможности произнести хоть слово. И по иронии судьбы ученики 8-го класса тоже не могли говорить. Они могли только тупо наблюдать, как лучшие ученики выражали свой гнев. Хо Ежуй не ожидал, что Сюй Яо потеряет самообладание до такой степени. Иногда вещи выходят за рамки ожиданий. В настоящее время он был в меньшинстве среди этих агрессивных учеников. Тех самых учеников, которые до этого безрассудно сражались в школе. Хо Ежуй был немного напуган сейчас. Сделав шаг назад, он поспешно сказал: – Я… я не так обеспокоен… В этот момент Линь Цянь наконец подошел к Хо Ежую. Линь Цянь шел неспешным шагом, выражение его лица было любезным. Он даже улыбался, как будто люди не кричали тут. Но каким-то образом Хо Ежуй чувствовал себя более угнетенным Линь Цянем, чем Цзян Тинцзюнем, который только что схватил его за воротник. Он хотел сделать еще шаг назад, но, понимая, что это действие может показать его слабость, Хо Ежуй исправил позу и часто моргая глазами начал: – Ты… Линь Цянь улыбнулся еще шире. – Одноклассник Хо предложил помочь, но в итоге не смог этого сделать. Теперь, когда он снова предлагает помощь, мы должны с радостью согласиться. Хо Ежуй: «……» Все остальные: «……» Что за черт, Линь Цянь серьезно? Это было так давно, но он все еще помнит это? Хо Ежуй не смел быть больше саркастичным. Вместо этого он сказал: – Как еще я могу помочь? Линь Цянь коснулся своего подбородка и действительно задумался. А Чжэн Пинцин уже холодно ответил: – У тебя нет другого выбора, кроме как купить каждому экземпляр «Вопросов вступительного экзамена в Национальный колледж на десятилетие». Хо Ежуй: «!!!» Даже не упоминай об этом! Я почти забыл причину, по которой хотел убить Чжэн Пинцин и его братьев! Это не единственная причина, по которой я злюсь, хорошо! – Я недавно подарил один экземпляр Хо Ежую, и теперь он неожиданно занял первое место. Думаю, что книга действительно работает! Поскольку Хо Ежуй получил такой замечательный подарок, он должен помочь всем и купить нам ту же книгу. Хо Ежуй: «!!!» Это не имеет ничего общего с твоей глупой книгой! Я выбросил ее в мусорное ведро сразу после вечеринки! Линь Цянь кивнул. – Это отличная идея. Хо Ежуй: «!!!» Почему ты согласен! Чжан Пинцин начал подсчитывать количество людей в комнате: – … Девять человек, значит, девять книг… Линь Цянь прервал его: – Нет, нет, Чжан Фаньфань, возможно, приходит не часто, но она все еще усердно работает. Ей тоже нужно взять книгу. Чжэн Пинцин хлопнул в ладоши. – О, верно, это было бы очень заботливо с твоей стороны. А с десятью книгами ты даже можешь поторговаться с магазином и получить скидку. Чжэн Пинцин и Линь Цянь продолжали говорить один за другим, пока вдруг Хо Ежуй не увидел написанный контракт. Опасаясь, что Хо Ежуй позже не вернется к своему слову, Дун Минэн написал контракт о подарке. Более того, в отличие от прошлого ужасного письма Дун Минэна, этот конкретный контракт был написан с использованием специальных стандартов и красивого почерка. К тому времени, как Хо Ежуй вышел из оцепенения, он уже подписал контракт, из-за которого «утратил суверенитет и унизил страну». Удовлетворенный, Чжэн Пинцин прочитал контракт. – Одноклассник Хо, тебе лучше поторопиться. Мы все еще ждем, чтобы начать учиться. Хо Ежуй кашлял кровью, но не осмеливался сказать что-либо еще. Когда ему наконец удалось покинуть комнату, он внезапно с силой пнул стену ногой. Сжав зубы, он закричал: – Линь Цянь, Чжэн Пинцин, просто подождите и увидите! Между тем, в кабинете все могли слышать безжалостные слова Хо Ежуя… Они все молчали. Сюй Яо фыркнул. – Как наивно. Дун Минэн: – Плюс один. Ло Сингуан: – Мы можем скинуться и купить мешковину, чтобы завтра засунуть его в мешок и избить. Другие: – Брат Сингуан, забудь об этом. Чжэн Пинцин, который все еще с удовольствием читал контракт, не мог не найти его прекрасным. – «Вопросы вступительного экзамена в Национальный колледж на десятилетие» действительно слишком дорогие. Мое сердце болело, когда мне пришлось купить их для этого парня. Но я не рассчитывал вернуть свои деньги так скоро! Получая прибыль в девять книг… эта инвестиция должна быть самой высокой доходностью, которую я когда-либо получал! Все остальные: «……»