Ruvers
RV
vk.com
image

Возродиться вместе с заклятым врагом в день свадьбы

Kpизис во время завтрака

Глaва 11. Kpизис во время завтрака Oдно дело защищаться от вражеских пуль, покрытых сахаром, но другое – съесть вражеский завтрак прямо перед лицом врага. Он даже отрыгнул от сытости. Cюй Яо опустил голову от стыда. Чжэн Пинцин посмотрел на него с презрением, прежде чем повернуться к Линь Цяню. – Пойдем в закусочную и что-нибудь возьмем. Глядя на крошки и пустую коробку от молока, Линь Цянь тихо кивнул. – Пойдем. – Я тоже пойду, – нервно поднял голову Сюй Яо. Чжэн Пинцин скрестил руки на груди и посмотрел на него, отвечая: – Tебе все еще не хватило? – Я не… «отрыжка ~» Сюй Яо хотел плакать, когда он прикрыл рот. – Я не… «отрыжка ~» – Aа! – Сюй Яо подпрыгнул и закричал. – Я не пойду! «отрыжка ~» После этого парень больше не мог вынести стыда своих постоянных отрыжек и убежал. Глядя на быстро удаляющуюся фигуру, Чжэн Пинцин невольно ухмыльнулся. Hаконец лампочка исчезла. Теперь он мог бы остаться со своим парнем и хорошо позавтракать. Это тот тип подросткового возраста, который заслуживает того, чтобы его запомнили через много лет, ах! Линь Цянь понятия не имел, что Чжэн Пинцин уже планировал много цветочных сценариев в своем уме. Повесив свою сумку на плечо, Линь Цянь повернулся к Чжэн Пинцину и сказал: – Сначала я схожу в уборную, а ты иди вперед. Чжэн Пинцин умело забрал сумку юноши и с улыбкой ответил: – Xорошо. Линь Цянь увидел его радостное выражение лица и похлопал Чжэн Пинцина по плечу: – Мой парень, постарайся быть чуть сдержаннее. Мы уже достаточно взрослые, чтобы испытывать раннюю любовь, и сейчас просто влюблены. Чжэн Пинцин вздохнул. – Даже в нашей прошлой жизни мне пришлось сдерживаться. Неважно в какой из них мое сердце просто хочет постоянно проявлять привязанность, ах. Линь Цянь был настроен скептически и спросил: – Ты сдерживался в нашей прошлой жизни? Ты уверен, что это произошло не потому, что мы влюбились намного позже, оставив нашему бедному Чжэн Пинцину лишь немного времени для игры? Лицо Чжэн Пинцина было серьезным, когда он ответил: – Нет. Любовь – это то, что делает человека неспособным удержаться. Линь Цянь потянул его за волосы и вздохнул: – Этот разговор заставляет меня поторопиться в туалет. __________________ Помимо канцелярских товаров и закусок, в небольшом магазине у входа в старшую школу №12 также продавались простые продукты для завтрака, в основном кипяченая вода и лапша быстрого приготовления. Хозяин также продавал жареные с ветчиной яйца. В магазинчике было несколько раскладных столов. Во время завтрака они, как правило, были заняты большим количеством школьников, и сегодняшний день не стал исключением. Дун Минэн и Ло Сингуан в настоящее время занимали один из столиков. Пока они ели лапшу, они продолжали спорить о вчерашних событиях. Молодые люди были безумно злы, когда вернулись домой вчерашним вечером. Ведь так очевидно, что Линь Цянь играл с ними, но они все еще не могли победить его. – Я действительно не могу этого вынести! – прорычал Дун Минэн. Выражение лица Ло Сингуана было не лучше, но он оставался относительно спокойным, утешая своего друга. – Ради нашего босса, даже если мы не можем этого вынести, мы должны с этим мириться. – Босс, он… – Дун Минэн не мог продолжать. Думая о жертве Чжэн Пинцина, он не мог не вздохнуть снова. – Эх… Сердце Ло Сингуана тоже было полно недовольства. – Этот дешевый Линь Цянь, даже после всего этого, все еще хотел, чтобы его сопровождали домой. Жаль, что мы не могли встать и раскрыть его истинные цвета в той ситуации! Дун Минэн ударил по столу. – Действительно! Двое парней вздохнули, доедая лапшу. Затем Дун Минэн хлопнул себя по ноге и сказал: – Кстати, ты знаешь, чему учит отец Линь Цяня? Ло Сингуан попытался вспомнить расписание, прежде чем ругнулся, когда вспомнил. – Он преподает уроки по математике. Двое смотрели друг другу в глаза, молчаливо соглашаясь с тем, что видели во взгляде собеседника. Дун Минэн потер руки и сказал: – Мы можем унизить Линь Ячжи для Босса. При перечислении самых ненавистных людей Чжэн Пинцина в этой школе первым должен был стоять Линь Цянь, а сразу после него – Линь Ячжи, его отец. Люди на самом деле не знали, ненавидел ли Чжэн Пинцин Линь Ячжи, потому что он был отцом Линь Цяня, или же он ненавидел Линь Ячжи, потому что тот был самим собой. Тем не менее, в то время как остальная часть банды в основном ненавидела Линь Цяня из-за Чжэн Пинцина, они все ненавидели Линь Ячжи, потому что он был действительно раздражающим учителем. Линь Ячжи, этот ублюдок! Другие учителя, которые столкнулись с 8-м классом, либо приняли мягкую политику, либо применяли страусиную стратегию. Обычно они позволяли классу делать то, что они хотели, и до тех пор, пока не было никаких драк, большинство учителей были либо теплыми, как весна, либо прозрачными, как воздух. Только Линь Ячжи был упрямым. Нет, он был чрезвычайно непреклонен. Класс 8 обычно рассматривался как мятежный класс, при этом отношение всех учеников было прохладным. Они были довольно известны во всей школе №12. Но их импульс был подавлен Линь Ячжи. Только когда Чжэн Пинцин перевелся на втором году старшей школы, они вернули себе былую славу. Причиной, по которой Босса все считали Боссом, было то, что Чжэн Пинцин был единственным, кто осмелился противостоять самому безжалостному учителю во всей школе – даже пиная дверь входя на урок! Думая о славном прошлом Чжэн Пинцина, Дун Минэн и Ло Сингуан снова почувствовали печаль. – Теперь, когда Босс и Линь Цянь поддерживают поверхностное перемирие, мы не сможем так легко справиться с Линь Цянем. Но мы все равно должны быть в состоянии справиться с Линь Ячжи, – задумался Ло Сингуан. Дун Минэн немного волновался и спросил: – Eсли Линь Цянь узнает, не доставит ли это проблем Боссу? Ло Сингуан подумал об этом, затем покачал головой. – Отношения между Линь Цянем и Линь Ячжи настолько плохи, что ему, вероятно, будет все равно, даже если он узнает. Дун Минэн коварно улыбнулся. – Это хорошо. Давайте добавим немного цвета к сегодняшнему утру Линь Ячжи и поможем Боссу избавиться от некоторой обиды. Ло Сингуан был так же убежден. – Босс так много пожертвовал ради нас. Это самое меньшее, что мы можем сделать. Два человека придвинулись ближе и начали планировать, как они будут создавать проблемы во время урока Линь Ячжи. Они не заметили, что за ними наблюдала пара внимательных глаз. – Так вот как оно будет, – Хо Ежуй растянул губы в неоднозначной улыбке, когда встал. – Босс, пришло время заплатить за то, что ты сделал. Дун Минэн и Ло Сингуан закончили планирование. Они ударили по столу и уже собирались встать, когда заметили, что Чжэн Пинцин неторопливо к ним приближается. Молодые люди посмотрели друг на друга, и Ло Сингуан сказал: – Не рассказывай Боссу о наших планах. Давай устроим ему сюрприз. Дун Минэн кивнул, затем поднял руку, чтобы позвать Чжэн Пинцина. – Босс, мы здесь. Когда Чжэн Пинцин увидел их, его лицо помрачнело, и он выглядел не очень довольным. – Босс уже не такой веселый, – вздохнул Дун Минэн. Ло Сингуан тоже выглядел мрачным. – Надеюсь, наши планы заставят его снова улыбнуться. Чжэн Пинцин с нетерпением ждал прекрасного завтрака на двоих. Он не ожидал, что еще две лампочки упадут с неба. Выражение его лица было ужасным, когда он неохотно подошел. – Вы двое тоже здесь. Дун Минэн кивнул и сказал: – Мы только что закончили завтракать. Чжэн Пинцин увидел две пустые миски от лапши, и его сердце было вне себя от радости. Его лицо тут же расслабилось, он сказал: – О, тогда вы идете вперед. Дун Минэн и Ло Сингуан снова сели, и второй ответил: – Все в порядке. Мы подождем тебя. Чжэн Пинцин: «……» Сердце Чжэн Пинцина: «Уйдите!!!!!!!!!!!!» – Не нужно, – Чжэн Пинцин посмотрел на время и сделал вид, что обеспокоен. – Вы двое должны пойти вперед, иначе опоздаете. Дун Минэн улыбнулся и ответил: – Опоздание не имеет большого значения… Он не успел закончить, когда его схватил Ло Сингуан, и остальная часть его предложения застряла в середине горла. Ло Сингуан посмотрел на Чжэн Пинцина и сказал: – Мы будем усердно учиться и не опоздаем. Дун Минэн наконец понял, что говорит, и быстро кивнул. – Верно, верно. Чжэн Пинцин посмотрел на двух неподвижных ослов перед ним и наконец предложил: – Тогда поторопись, не откладывай. Дун Минэн все еще неохотно сказал: – Мы можем подождать тебя, чтобы ты купил завтрак, а затем пойти. Чжэн Пинцин: «……» Что не так с этим болваном? Ну, если они уходят. Чжэн Пинцин, наконец, перестал заботиться о двух надоедах и крикнул в сторону владельца: – Босс, две лапши быстрого приготовления. Дун Минэн услышал это и сказал: – Босс, я уже поел. Ло Сингуан также сказал: – Я тоже ел. – О, хорошо, – сказал Чжэн Пинцин, и не думая о них. – Тогда просто уходите! Затем он продолжил делать заказ: – Босс, добавь немного яиц и ветчину рядышком. Дун Минэн немного застеснялся. – Босс, тебе действительно не нужно быть таким вежливым. Чжэн Пинцин был занят заказом и не обращал внимания на то, что он говорит. Он просто продолжал заказывать: – И две бутылки кефира. – Хорошо, – ответил владелец закусочной. Когда Дун Минэн увидел, что Чжэн Пинцин продолжает настаивать, он почувствовал, что не должен отказываться от его доброты, и сказал: – Поскольку Босс уже заказал, думаю, я могу съесть немного больше… Когда Чжэн Пинцин в замешательстве посмотрел на Дун Минэна, Ло Сингуан вдруг что-то заметил и спросил: – Босс, почему ты несешь две сумки? В этот момент владелец подошел с двумя чашками лапши быстрого приготовления: – Ученик, вот твоя лапша. Подожди две минуты, прежде чем открыть. Дун Минэн протянул руку и взял чашку с лапшой, говоря: – Я действительно наелся, просто съем яйцо и ветчину… – Положи на место, – голос Чжэн Пинцина оставался легким, но Дун Минэн почувствовал дрожь по спине и сразу же опустил чашу. Дун Минэн ошеломленно посмотрел на Чжэн Пинцина. Разве это не для него и Ло Сингуана? Не говорите мне, что он собирается съесть две порции завтрака в одиночку? Но затем Чжэн Пинцин неожиданно замахал в сторону входа. – Сюда. Дун Минэн последовал за взглядом Чжэн Пинцина, только чтобы увидеть знакомую фигуру. Он услышал, как Ло Сингуан задохнулся: – Босс, не говорите мне, что сумка, которую вы несете, – это сумка Линь Цяня? Дун Минэн почувствовал, как его зрение помутилось. Неожиданно Чжэн Пинцин опустился до того, чтобы нести сумку Линь Цяня и пришел пораньше, заказывая ему завтрак. Чжэн Пинцин просто не заботился о том, что думали их причудливые умы, и небрежно ответил: – Да. Дун Минэн больше не мог поддерживать свое тело. Он упал на землю, утянув с собой по пути вниз стул. Линь Цянь больше не может считаться мужчиной! Это! Не! Человек!