Ruvers
RV
vk.com
image

Топить в вине бушующее пламя печали

Не мог бы ты сказать мне, где мы, черт возьми, находимся? Когда Алоцзинь появился рядом с отелем, Шэн Линъюань сразу же это почувствовал. К тому времени он сделал уже около восьми кругов по таинственной подземной парковке. Он не хотел привлекать к себе внимание, но у него попросту не было времени беспокоиться об этом. Если человек, стоявший за темным жертвоприношением, знал истинную личность Хранителя огня, нельзя было допустить, чтобы сошедший с ума Алоцзинь убил этого маленького демона. Шэн Линъюань поднял голову и взмахнул рукавом. С потолка парковки, отколовшись, рухнул огромный кусок бетонной плиты, и все сигнальные системы здания взревели в унисон. Молодой человек выбрался через образовавшуюся дыру, остановился в вестибюле первого этажа и выбил окно. Но кто бы мог подумать, что это еще не конец. Едва он выпутался из одной беды, как над ним тут же пронеслось несколько ярких огней, и послышались окрики полицейских: — Не двигаться! Руки вверх! Пока Его Величество был заперт на подземной парковке, Сюань Цзи и его группа успешно завершили «снос гостевого дома». Они двинулись на юг, уводя за собой «большого воздушного змея» Алоцзиня, оставив на месте происшествия переполох и трех плачущих сотрудников Отдела восстановления. Учитывая всю сложность ситуации, их временному директору пришлось ненадолго переквалифицироваться в оперативника. В разгар туристического сезона нервы работников службы безопасности Дунчуаня были на пределе. Они услышали, что, около полуночи, некто неизвестный принялся сносить дома. Эти сумасшедшие «хулиганы» даже проникли в помещение и оглушили туриста. Столь чрезвычайное происшествие заставило несчастного содрогаться от страха. Он тут же вызвал полицию. Но, едва полицейские успели прибыть на место преступления, как в отеле произошел взрыв. Обрушилась подземная парковка. Полицейские увидели, что некоторые из «сообщников» этой банды, похоже, не успели скрыться. Нужно было немедленно схватить этих собак! Таким образом, Шэн Линъюань оказался пойман в ловушку у ворот центрального гостиничного комплекса. Его тут же окружило множество полицейских машин с красно-синими мигалками. Ответственный за операцию взял у коллеги фонарик, собираясь взглянуть на «арестованного подозреваемого». Он увидел, что на молодом человеке было надето лишь, сплетенное из соломы, пустое «платье». Материал действительно напоминал сухую траву, и офицер понятия не имел, что это был за странный перфоманс. С другой стороны, его «парик» и осанка придавали незнакомцу благородный вид. — Этот подозреваемый… с ним что-то не так, — сказал один из рядом стоявших полицейских. — Если ему удалось проделать в полу отеля такую большую дыру, то, возможно, у него при себе есть смертельное оружие. Ну же, позовите кого-нибудь на помощь! Шэн Линъюань ошеломленно молчал. Неподалеку от него, не поднимая головы, прятались Пин Цяньжу, Ян Чао и Ло Цуйцуй. Они попросту не знали, к кому им следовало обратиться в первую очередь. Управление по контролю за аномалиями относилось к секретным спецслужбам. Для получения полного контроля над рабочим процессом, им требовалось пройти формальную процедуру — направить в департамент общественной безопасности прошение о сотрудничестве. Реши они сейчас показать свои удостоверения местной полиции, и те не только не узнали бы их, но и сочли бы всю компанию сумасшедшими. К сожалению, руководитель их отдела находился в «режиме полета» (1), и рассчитывать на него пока что не было никакого смысла. (1) 飞行模式 (fēixíng móshì) – «режим полёта», авиарежим (режим работы телефона с отключенным GSM-модулем). Ло Цуйцуй понял, что два драгоценных волоска на его голове в опасности и ему захотелось плакать. Дотянувшись до телефона, он тут же позвонил Сяо Чжэну. Но как только в трубке раздался голос, связь оборвалась. Туманный меч, круживший рядом с Сяо Чжэном, внезапно задрожал и указал на одного из оперативников в толпе. Но прежде, чем кто-либо из присутствующих успел среагировать, оперативник вздрогнул. Ноги его подкосились, он опустился на колени и закричал: — Что это значит?! Он понизил голос, указывая на острие меча, а затем повернулся к рядом стоявшему коллеге. Тот на мгновение замер, пока острие не указало на кого-то еще. Оперативник в ужасе вскочил: — Что-то только что прошло мимо меня! Среди присутствующих поднялся шум. В толпе появился невидимый призрак. Он использовал людские тела как трамплин, играя в прятки с туманным мечом. Свечение, окутавшее клинок, становилось все ярче и ярче, а раскаты грома все ближе и ближе. Несколько вспышек, одна за другой, прорезали ночное небо, словно собираясь коснуться туманного лезвия. Оперативники пришли в ужас, обнаружив, что они играли в смертельную версию игры «передай другому». Неизвестно, кто из этих несчастных последовал бы за невидимым врагом, прямо под удар молнии. Сяо Чжэн стиснул зубы. — Разойдитесь. Пусть останутся только те, кто относится к электрическому классу… э… Но прежде, чем он успел договорить, он почувствовал, как все его тело онемело. Сяо Чжэн ощутил, будто его конечности погрузились в холодную воду. Все семь его отверстий и пять органов чувств, похоже, были чем-то перекрыты. Он больше не мог себя контролировать. Казалось, он мог даже почувствовать, как волосы на его руках встали дыбом. Он не хотел умирать. Но именно в этот момент ему позвонил Ло Цуйцуй! Сяо Чжэн едва успел поприветствовать все восемнадцать поколений его предков, как тут же оказался окружен. Вся его фигура утонула в ярких вспышках света. У него не осталось другого выбора, кроме как изо всех сил попытаться собрать обрушившуюся на него мощь и свести к минимум размах дуговой атаки. Яростный гром поразил его хрупкое смертное тело. Сяо Чжэну показалось, что все его мышцы и кровеносные сосуды лопнули. И где-то в грохоте, смешавшегося с оглушительным ревом, взрыва исчезла белая тень. Ло Цуйцуй не знал, что его телефонный звонок едва не убил их источник финансирования, способный выплатить компенсацию за разрушенное здания. Связаться с Сяо Чжэном ему так и не удалось. Тогда, у него попросту не осталось другого выбора, кроме как броситься к Пин Цяньжу и Ян Чао. — Что нам теперь делать? — тихо спросил Ло Цуйцуй, заглядывая им в глаза. Пин Цяньжу волновалась не меньше, чем он сам. Больше всего она боялась этого длинноволосого человека. Даже если директор Сюань утверждал, что он был всего лишь «духом меча», и даже если рентгеновское зрение оперативника «Фэншэнь» не смогло определить правду. Однако, стоило Пин Цяньжу только увидеть его, как девушка сразу же вспомнила сцену, когда он убивал, не переставая улыбаться. Ее интуиция подсказывала, что, если этого человека разозлить, он прикончит тебя на месте даже не задумываясь. Однако, к ее удивлению, окруженный полицией Шэн Линъюань, не проявил никакой жестокости. Он лишь взглянул туда, где прятались сотрудники Отдела восстановления, а затем поднял руку в знак сотрудничества. И, хотя, по всем стандартам, его попросили поднять обе руки, он поднял только одну. Начальник полиции разозлился. Этот психопат посреди ночи разнес общественное имущество, был пойман с поличным, а теперь смел еще и насмехаться над полицией! — Я велел тебе поднять руки, а не отвечать на вопросы в классе! Пин Цяньжу обливалась холодным потом. Ей очень хотелось броситься к полицейскому и закрыть ему рот. В этот момент в ее ухе внезапно раздался спокойный голос Шэн Линъюаня: «Что вы обычно делаете в такой ситуации?» Этот звук был похож на очень тонкую нить. Она знала, что он доносился издалека, но слышала его также четко, как если бы это был обычный телефонный разговор. Голос Шэн Линъюаня звучал только в ее ушах. Больше никто из тех, кто находился поблизости, его не слышал. Пин Цяньжу сразу же насторожилась. «Я просто вошел в твое сознание. Не паникуй, — сказал Шэн Линъюань на незнакомом ей наречии. — Отвечай шепотом, я все равно тебя услышу». Пин Цяньжу вытянула шею и огляделась. Она находилась на расстоянии, по крайней мере, в пятьдесят метров от него. Ей хотелось плакать, но она не могла выдавить из себя ни слезинки. Неужели его особые способности заключались в том, что он мог слышать ее мысли, подобно радару? Однако у нее не было другого выбора, кроме как попытаться вылечить мертвую лошадь, будто она все еще была жива. (2) Девушка зашептала: (2) 死马当作活马医 (sǐmǎdàngzuòhuómǎyī) — китайская идиома, в значении — «никогда не сдавайся и делай все возможное в любой ситуации». — Раньше, если кто-то видел что-то, чего не должен был видеть, мы использовали ревербератор (3). Он создает особую звуковую волну, способную быстро изменить воспоминания людей. (3) Ревербератор (англ. Reverberator) — устройство или программа, имитирующая эффект реверберации. Реверберация — это процесс постепенного уменьшения интенсивности звука при его многократных отражениях. Шэн Линъюань спокойно наблюдал, как несколько полицейских подошли к нему и надели на его запястья наручники: «Тогда почему бы не воспользоваться им сейчас?» — Ни за что, — тихо сказала Пин Цяньжу. — Использование ревербератора требует особых условий. Сперва, человек должен вспомнить о произошедшем во время разговора, а затем вновь воспроизвести это воспоминание. Принцип реверберации заключается в том, что мозг резонирует со звуковой волной, связанные с памятью синапсы (4) расслабляются, что стимулирует гиппокамп (5) к формированию новых модифицированных воспоминаний и повторной их связи друг с другом. Это очень сложный процесс, потому что изменение памяти обычно влечет за собой множество сильных эмоций. Когда человек думает об этом, в его сознании возникают другие физиологические реакции, такие как активация миндалин, непрерывная гиперфункция оси ГПА (6) и так далее. Порой, даже если удается модифицировать память, другие функции нервной системы не могут скоординироваться вместе, и человек продолжает испытывать беспричинный страх. Для успешной работы, даже самым опытным сотрудникам приходится проделывать это по множеству раз. После того, как в отделе появилась Би Чуньшэн, стало куда удобнее использовать ее особую способность, но... (4) Синапс — место контакта между двумя нейронами или между нейроном и получающей сигнал эффекторной клеткой. Служит для передачи нервного импульса между двумя клетками, причём в ходе синаптической передачи амплитуда и частота сигнала могут регулироваться. (5) Гиппокамп (от др.-греч. ἱππόκαμπος — морской конёк) — часть лимбической системы головного мозга (обонятельного мозга) и гиппокамповой формации. Участвует в механизмах формирования эмоций, консолидации памяти (то есть перехода кратковременной памяти в долговременную), пространственной памяти, необходимой для навигации. (6) ГПА — Гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая ось (ось HPA или HTPA ось) представляет собой сложный комплекс прямых воздействий и обратной связи взаимодействий между тремя компонентами: гипоталамуса, гипофиза и надпочечников. Шэн Линъюань задумчиво молчал. Откуда взялась эта маленькая девочка? Почему «диалект» ее родины было так трудно понять? «Проше говоря, в чем разница?» — наконец, осведомился он. — У нас нет времени. Кроме того, у нас не хватает людей. — ответила Пин Цяньжу. — Особая способность Сяо Яна «сопереживание». Он не сможет этого сделать. Он всегда тесно связан с заинтересованной стороной. А я сама никогда раньше не работала с ревербератором. У меня нет опыта обращения с ним. «Ничего страшного», — прервал ее Шэн Линъюань. — Ревербератор должен быть помещен в закрытую среду, иначе диапазон акустического излучения будет слишком велик. В зоне поражения окажется мозг каждого прохожего. Разум человека, работающего с машиной, попросту не выдержит этого, — сказала Пин Цяньжу. «Установи его, я сам это сделаю». У Пин Цяньжу не было другого выхода, она вынуждена была подчиниться. Закусив губу, она достала из сумки маленькую круглую коробочку размером с ладонь и воткнула ее в землю. Из четырех сторон корпуса показались несколько, похожих на «щупальца», антенн. Выходя на место происшествия, Отдел восстановления мог взять с собой только простой и удобный «ревербератор». Это «походное снаряжение» работало лишь в очень ограниченном диапазоне, захватывая одну или две цели, что требовало использования усилителя духовной силы. Ло Цуйцуй и Ян Чао посмотрели друг на друга — Цяньжу, что ты делаешь? — спросил Ян Чао. Пин Цяньжу не ответила. Достав специально изготовленные экранированные беруши, девушка немедленно сказала Ло Цуйцую и Ян Чао надеть их. Затем она подняла круглую крышку и вытащила из коробочки пару инструментов, больше похожих на беспроводные наушники: — Я взяла только одну пару десятикратных усилителей, как я могу передать их тебе? Надев на Шэн Линъюаня наручники, полицейские подтолкнули его вперед. Шэн Линъюань пошатнулся, но не потерял самообладание. Его голос и тон по-прежнему оставались спокойными. Он осведомился: «Усилитель… что это?» Он не знал, что такое «усилитель», и не говорил на современном китайском языке. Как такой человек вообще мог управлять ревербератором? Пин Цяньжу отчаянно произнесла: — Проще говоря, это то, что позволит твоему сознанию доминировать над жертвами, попавшими под влияние ревербератора. «Не нужно, оставь это себе». Пин Цяньжу подумала, что использование данного метода равносильно самоубийству. Однако, стоило ей только засомневаться, и девушка с ужасом обнаружила, что ее руки не слушались, как если бы перед ней была компьютерная мышь, что тянулась за скидками во время кампании «11.11» (7). Она в ужасе открыла глаза и увидела, что уже вставила беруши и нажала на кнопку воспроизведения. (7) День одиночек (11 ноября), первоначально день мероприятий для одиноких людей, но теперь также и самый большой в мире ежегодный День розничных продаж. Низкочастотные звуковые волны разлились вокруг и, гонимые ветром, быстро покрыли всю площадь воздействия. Шэн Линъюань не знал, что такое «ревербератор», но смог провести аналогию. Если работа ревербератора совпадала с принципом действия особой способности Би Чуньшэн, то он, вероятно, понял, как им управлять. Пин Цяньжу упомянула, что в Би Чуньшэн текла кровь «кошмарного зверя». Следы ее родословной истончились, почти затерявшись в ее смертном теле. Не будь она одержима, он бы этого даже не заметил. С настоящим «кланом кошмаров» было чрезвычайно трудно иметь дело. Глава клана мог поймать в ловушку созданных им иллюзий целый отряд элитных солдат. Люди не могли отличить реальность от вымысла и вскоре умирали. В те времена, чтобы справиться с ними, земные монахи и шаманы изо всех сил старались создать своего рода «ветрозащитный камень». После особой обработки его разделяли на две половины. Одну половину солдаты носили с собой, а другую отдавали своим сослуживцам. Когда один из них попадал в ловушку кошмара, другой мог почувствовать это через «ветрозащитный камень» и с его помощью привести человека в чувство. Общими усилиями они могли одержать победу. Когда «ветрозащитный камень» пробуждался, оба человека, державшие у себя его половины, могли разделить между собой и счастье и горе. Как и в случае с «ревербератором» Пин Цяньжу. Просто работа ревербератора была гораздо тоньше. Как только прибор оказался включен, в уши Шэн Линъюаня хлынуло бесчисленное множество звуков. Они были повсюду. Звуки тут же захватили все активные мозговые волны, не обойдя ни тех, кто бодрствовал, ни тех, кто уже спал. Пин Цяньжу открыла глаза. Ее прибор явно не был подключен к «усилителю», но соответствующий индикатор все равно горел. Она тут же вспомнила принцип усиления, который успела изучить на вводных курсах. Внутрь прибора было встроено устройство преобразования энергии, которое могло расширить диапазон влияния ревербератора. Этот «господин дух меча» явно был наделен какими-то необычными талантами. Он использовал свою особую способность для имитации сигнала ревербератора и себя самого в качестве усилителя. Диапазон действия ревербератора увеличился более чем в сто раз! Как он мог работать таким образом?! Стоявшие рядом с Шэн Линъюанем полицейские, увидели, как пойманный ими человек поднял голову, ненадолго замер, а затем пристально уставился на них парой бездонных глаз. Один из офицеров встретился с ним взглядами, и в его голове что-то «зажужжало». Казалось, он полностью утратил душу, но все еще мог стоять на ногах. «Подозреваемый» улыбнулся ему и что-то неслышно сказал. Раздался тихий щелчок, и тонкие стальные наручники, больше похожие на большой тройной браслет, мягко соскользнули с его рук. Все присутствующие услышали мягкий голос: «Сейчас, что вы все увидели?» Звуки этого голоса обладали неимоверной силой, подобно демону, совращавшему Фауста. Едва услышав его, люди начали вспоминать о том, что только что произошло. Шэн Линъюань сжал пальцы. Безмолвная магия и звуковая волна наложились друг на друга и распространились по округе. Множество людей оказалось втянуто в иллюзию о том, что этой тихой ночью на самом деле ничего не произошло. В итоге, все они были вынуждены успокоиться. Но были и те, кто, не желал быть ослепленными чужим сознанием. Они инстинктивно пытались пробиться сквозь реверберацию. Шэн Линъюань слегка нахмурился. На его бледном лице проступил легкий румянец. Будто спокойное море, он принял и поглотил бесчисленное количество мыслей. Неизвестно, сколько времени прошло, прежде чем сопротивление ослабло. Волна реверберации, как тонкая нить, пронзила висок Шэн Линъюаня. Одновременно с этим люди вокруг оказались в растерянности, они почувствовали слабость, и их взгляды вскоре потухли. Первым упал офицер, стоявший ближе всех к Шэн Линъюаню. Шэн Линъюань подхватил его и прислонил к дверце машины. Полицейские падали один за другим, будто заразились сонливостью. Наконец, в диапазоне действия реверберации наступила тишина. Перед входом в шумный отель остался стоять только мужчина в халате. Сотрудники Отдела восстановления вытаращили глаза, и Шэн Линъюань вновь махнул им рукой, подав Пин Цяньжу сигнал о том, что она может выключить ревербератор. Ло Цуйцуй наступил на маленькую коробочку и внезапно вытряхнул из ушей беруши. — Обалдеть! Это фамильный меч директора? Его сила слишком велика! Но он тут же замолчал, увидев, что Шэн Линъюань слегка покачнулся, едва успев схватиться за капот автомобиля, стараясь не рухнуть на колени. Одновременно с этим, Ян Чао вскрикнул и присел на корточки, держась за голову. Особые способности Ян Чао оставляли желать лучшего. Только обладатель чрезвычайно сильной эмпатии мог ощутить интенсивность ревербератора. Пин Цяньжу бросилась вперед. — Ты в порядке? Но не успела она договорить, как фигура Шэн Линъюаня неожиданно переместился на десять метров. — Эй, подожди… Шэн Линъюань наклонился к ней и кивнул. — Благодарю за услугу, позаботьтесь об остальном. Его голос еще не стих, а человек уже исчез. Пин Цяньжу остолбенела. Она и раньше выступала посредником, но никогда не входила в контакт с «нечеловеческим» сознанием. Все эти существа были либо могущественными, либо просто странными, их IQ мог быть как высоким, так и довольно низким, но никто из них не стремился уважать законы человеческого общества. А некоторые и вовсе отказывались их понимать. Но этот «меч» — совсем другое дело. У нее возникло странное чувство, словно бы он был очень хорошо знаком с секретными правилами Управления по контролю за аномалиями. Насколько же силен этот дух? — Не стоит все так воспринимать. Быстрей, быстрей! — крикнул Ло Цуйцуй. — Я приберусь на месте происшествия, Сяо Ян, ты придумываешь правдоподобную легенду, Цяньжу, ты отвечаешь за наружное наблюдение, все виды записей с видеорегистраторов и так далее! Более дюжины зеленых лоз Ло Цуйцуя упали на землю и тут же пустили корни, быстро разрастаясь в огромную связку прочных лиан. Старик Ло заскрежетал зубами и кое-как поднял полицейского, который был почти вдвое тяжелее его самого. Зеленые лозы, конечно, были хорошим подспорьем, но логисты Управления по контролю за аномалиями все еще не годились для физической работы. Бессознательное тело крепкого полицейского завалилось вперед, зажимая и Ло Цуйцуя и кучу его стеблей. Из растений тут же брызнул сок. Ян Чао бросился спасать, с ног до головы покрытого землей, Ло Цуйцуя, и помог ему уложить полицейских в машину. — Старший Ло, ты в порядке? — осведомилась Пин Цяньжу. Ло Цуйцуй с усилием выдавил из себя улыбку. На его шее покачивался сломанный стебель липкой зеленой лозы. — Что это такое? Только посмотри на способности старшего брата, — тяжело дыша, сказал он. Его лицо из зеленоватого сделалось красным, он едва сдерживал рвущиеся наружу эмоции. Еще одна лоза проросла из его тела, удлинилась и снова сплелась, образовав несколько человеческих фигур. Ло Цуйцуй повернулся и сел за руль. Будто следуя его примеру, остальные «травяные люди» тоже расселись по машинам. Они полностью копировали его действия, переключая передачи и нажимая на педали газа, перегоняя полицейские автомобили с места на место. С таким божественным товарищем по команде, работа Отдела восстановления вмиг превзошла все возможные ожидания. По сравнению с действиями директора Сюаня, который сейчас находился в большой опасности. Воодушевленный его словами, Алоцзинь внезапно потерял терпение и обрушил на голову юноши «ливень воздушных клинков». Сюань Цзи негде было спрятаться. Его огромные крылья мгновенно испарились, и вся поверхность его тела тут же покрылась слоем металла. Лезвия ветра с оглушительным звоном посыпались на него, но так и не смогли пробить эту «золотую статую» (8). Но, к сожалению, его тело не имело функции сопротивления гравитации, и он моментально рухнул с высоты своего полета. (8) 金身 (jīnshēn) – позолоченная статуя (статуэтка) Будды. Зажав в руке секундомер, Чжан Чжао наполовину высунулся из машины. Клинки зависли в воздухе. Сюань Цзи падал и в то же время словно скользил по горизонтали, не сбавляя скорость. В мгновение ока он вырвался из зоны поражения. В менее чем десяти метрах от земли, юноша вдруг перевернулся, расправил крылья и снова взмыл вверх. — Красиво! — крикнул, сидевший за рулем, Ван Цзэ. — Спасибо, — донесся сверху голос Сюань Цзи, — но не мог бы ты сказать мне, где мы, черт возьми, находимся? Сюань Цзи доверился Ван Цзэ. Этот топографический кретин обещал вывести его на юг, к выходу из города… Но к югу от Дунчуаня оказался большой лесопарк. Природа Дунчуаня, бесспорно, была прекрасна, однако, единственная проблема заключалась в том, что… — Господин Ван, алло? Вы еще помните, что я поджигатель? Вы привели меня в лесопарк. Почему бы вам тогда просто не связать меня и не отдать нашему врагу? — не выдержал Сюань Цзи. — На чьей ты стороне?! — Нет, все не так! — закричал Ван Цзэ. — Сверху север, снизу юг, слева запад, справа восток. На карте показано, что на юге находится бессточное озеро. Директор Сюань, ты что, не можешь найти север? Гу Юэси сосредоточилась, ее взгляд проник сквозь тело их командира, и девушка увидела карту на экране его мобильного телефона. — Босс, ты неверно определил наше первоначальное местоположение. — Невозможно, карта показывает наше местоположение в реальном времени! — В отеле был не слишком хороший сигнал. Вероятно, произошла задержка загрузки данных, — произнес Чжан Чжао. Сюань Цзи промолчал. Он не мог вылететь из этого леса вместе с Алоцзинем. Пускай Алоцзинь и был упрямцем, но он вырос в трудные времена. Будучи подростком, он повсюду следовал за владыкой людей, желая сражаться рядом с ним. Еще когда они впервые встретились, он обнаружил, что Сюань Цзи, вероятно, целиком и полностью зависел от обстоятельств. Пусть он и не понимал почему, но чувствовал, что юноша не посмеет поджечь лесопарк. Он моментально принял решение. Костяная бабочка под его ногами вдруг распалась, превратившись в пучок белых стрел. Стрелы тут же обрушились на раскрытые крылья Сюань Цзи. Сюань Цзи успел рассмотреть их очертания. Все они были человеческими костями. Ему не слишком-то хотелось думать о том, откуда они взялись. Весь покрывшись гусиной кожей, юноша внезапно нырнул вниз. «Костяные стрелы» напоминали крылатую ракету. Они тут же изменили свое направление и безжалостно погнались за ним.