Войти

Регистрация




Система классного руководителя - Глава 15

Глава 15. Я чувствую, что мой IQ, физическая и умственная силы дико падают!

Сюй Миньсинь чувствовал, что окружающие смотрят на него как на умственно отсталого. Из-за чего мальчик испытывал сильную обиду. Oн не специально не снял рюкзак. Просто сильно нервничал, думая о сложившейся проблеме, потому забыл про него. Это было совсем не так уж важно, верно? Поскольку это не имеет большого значения, эти люди не должны суетиться из-за пустяка.

– И чего все на меня смотрят? Я голоден. Вы, ребята, будете что-то готовить?

Как только Сюй Миньсинь произнес это, немногие присутствующие также почувствовали, что их животы заурчали. B конце концов, они поднимались на гору целый день и потратили много сил. Кроме того, помимо физических сил, четверо школьников также потратили немало психических. Их желудки естественно ощутили голод быстрее, чем обычно. Что еще хуже, ученики на улице уже шумно смеялись, хвастаясь тем насколько вкусной была приготовленная ими еда. Ароматные запахи проникали в палатку. Даже святой не сможет устоять перед таким соблазном!

Однако, прежде чем позволить детям покинуть палатку, Жэнь Чжу все же подытожил это дело и предупредил четырех подростков:

– В следующий раз, что бы ни делали, вы должны подумать, прежде чем говорить. Это то, что называется «подумай дважды, прежде чем действовать». Таким образом, вы можете избежать ненужных недоразумений и не причинять вред другим. Если вы встретите что-то непонятное, то не осуждайте других, а просто выскажите свое мнение. Истина придет естественным образом. А спор никогда ничего не решает.

Услышал это, Сюй Миньсинь почувствовал себя неловко. Ранее он уже извинился перед Чжоу Лаем. Теперь он не мог не повернуться лицом к Чжоу

Лаю и снова несколько раз извиниться. Выражение лица Чжоу Лая было уже намного лучше, чем раньше. Он покачал головой.

– Все в порядке. Во всяком случае, ты не делал это нарочно.

«Я не хочу спорить с умственно отсталым человеком».

Жэнь Чжу еще раз взглянул на Сун Фэна:

– Конечно, если вы ошибаетесь, то должны немедленно признать свою ошибку. Таким образом, вы можете как минимум минимизировать ущерб и возникающие проблемы. Независимо от того, будь то для других или для вас самих, это будет полезно.

На этот раз настала очередь Сун Фэна покраснеть.

После того, как четверо мальчиков пережили лекцию своего классного руководителя по этому вопросу, они неосознанно заключили союз между собой. Жэнь Чжу улыбнулся, сформировав из этих четверых небольшую группу, он попросил их приготовить себе ужин, а затем позвать двух дядюшек-телохранителей, чтобы помочь им установить палатку. В этот момент Лу Панбан был в полном восторге. Он приобнял Чжоу Лая за плечи и сказал:

– Брат, я принес консервированный тунец и вяленую говядину. Пожалуйста, поешь!

Чжоу Лай напрягся на мгновение, когда Лу Панбан протянул руку и положил руку на плечи, но вскоре приспособился и кивнул. Наблюдая, как эти четверо молодых людей образуют дружеские отношения, настроение Учителя Жэнь стало намного лучше. Тем не менее, он все еще смотрел на Лу Панбана и Чжоу Лая с некоторым беспокойством.

«Какова сейчас степень выполнения задачи?»

Жэнь Чжу спросил это про себя, а затем перед ним появился прозрачный светлый экран, показывающий, что уровень выполнения достиг 50%. Молодой человек кивнул. Конечно же, этот инцидент повлиял бы на детскую травму и паранойю извращенного убийцы. Теперь он был почти уверен, что это может быть либо Лу Панбан, либо Чжоу Лай – один из них. Но Чжоу Лай все еще был более вероятен.

Потому что, если бы он не вмешался, скорее всего инцидент перерос в то, что Чжоу Лая несправедливо обвинили. Затем класс бы игнорировал его, а Лу Панбан мог продолжить издевательства. Теперь, когда шкала достигла 50 процентов, это означает, что будущее психопата-убийцы должно измениться.

– Что еще может случиться? – Учитель Жэнь нажал на свою переносицу. Ему нужно было подумать о будущем. Было бы хорошо, если бы он мог следовать за ними до окончания школы. В противном случае, если он не увидит изменения в ближайшие шесть лет, его нынешние усилия наверняка пойдут прахом.

В то время как Жэнь Чжу думал о том, как ему продолжать следовать за детьми 6-го класса в течение всей средней и старшей школы, профессор Нин глупо смотрел на комок лапши в своем котелке.

Да, это был комок. Двадцать минут назад он решил показать Учителю Жэнь, что он не идиот по жизни. В конце концов, приготовление лапши быстрого приготовления было простым делом. Он «не ел свинину раньше, но видел, как свиньи бегают», верно? Однако теперь профессор Нин чувствовал, что «люди должны обладать знаниями лишь в том, на чем они специализируются», это предложение было очень разумным. Он не был профессиональным шеф-поваром. Почему тогда должен уметь готовить? Такие вещи, как готовка, он может изучить только в следующей жизни.

Поэтому, когда Учитель Жэнь вышел с урчанием в животе, готовый съесть свой ужин, то увидел профессора Нина, сидящего на корточках на

земле с зонтиком в руках. По его спине он мог сказать, что тот был очень несчастен.

Жэнь Чжу: «……» Внезапно необъяснимо появилось зловещее предчувствие.

– Где еда? – подойдя, прямо спросил Жэнь Чжу. Затем он взглянул на ужасный комок в котелке и просто закрыл рот.

Нин Сюнь никогда не чувствовал себя таким униженным и некомпетентным. Он быстро встал и поднял зонтик над головой Жэнь Чжу. Его красивое лицо было немного неестественным:

– Э-э, я не очень профессионален в этом. Итак, я помогу вам получить немного еды у учеников. Будьте уверены. Не говоря уже от том, что я могу получить немного еды у одного человека, я сумею даже забрать всю его еду.

Сказав это, Нин Сюнь с некоторым беспокойством хотел уйти, но Жэнь Чжу потянул его назад за запястье:

– Я видел, как вы сегодня усердно работали и сопровождали нас при подъеме на гору. Давайте просто съедим это. Во всяком случае, лапша всего лишь превратилась в комок. Все хорошо, пока это съедобно. К ней у меня все еще есть ветчинная колбаса.

Нин Сюнь совершенно не ожидал, что Жэнь Чжу пойдет на такой мягкий компромисс. Ведь более полумесяца этот человек всегда смотрел на него с презрением. Он, конечно, знал, что молодой человек настороженно к нему относился. Однако не ожидал, что бдительность Жэнь Чжу будет настолько сильной, что даже через несколько недель он все еще не сможет ему доверять. Но почему теперь он вдруг был добр к нему?

Жэнь Чжу видел сомнения психолога Нина, но не стал объяснять.

– Хорошо. Быстро ешьте. Вы устали за целый день, нужно лечь отдохнуть пораньше.

До сих пор он все еще не мог определить, какова цель этого мужчины. Очевидно, что он был специалистом высокого класса, но зачем-то отправился в частную школу, чтобы стать учителем? Однако, видя, как раньше мужчина не раздумывая бросился на защиту учеников, он понял, что сердце этого человека, по крайней мере, не было безобразным.

Нин Сюнь постоял на месте пару секунд и пожал плечами. Он позволил Жэнь Чжу держать зонт, пока быстро гасил газовую плиту. После упаковки вещей он забрал маленький котелок и направился к палатке.

– Идите и поешьте. На улице все еще идет дождь.

В это время телохранители уже помогли Лу Панбану и остальным установить их палатку. Даже эти четыре ученика уже приготовили лапшу, достали вяленую говядину и всевозможные бисквитные печенья перед входом в свою палатку. Холодный осенний горный ветер продувал площадку, но не мог сдуть уютную и теплую атмосферу в палатках каждого.

Жэнь Чжу огляделся вокруг и не нашел ничего необычного. Он снова посмотрел на небо, не имевшее звезд и покрытое только темными облаками, а затем зашел в палатку.

Когда он вошел, Нин Сюнь уже достал лапшу из кастрюли. Жэнь Чжу посмотрел на свою миску, в которой явно было немного больше лапши, на которой лежали ломтики ветчины и лосося. Слегка ошеломленный, он посмотрел на чашу в руке Нин Сюня, выглядящей более жалко.

– Подходите и ешьте. Вы были под дождем целый день и должны съесть что-нибудь, чтобы согреть желудок. Через некоторое время я отправлюсь на улицу с телохранителями и вскипячу несколько котелков имбирного чая с

сахаром. Пусть дети выпьют его перед сном. Завтра определенно не будет ни одного ребенка, который простудился.

Когда Жэнь Чжу услышал это, то был еще более ошеломлен. Через некоторое время он наконец поднял свою миску.

– Вы принесли с собой много имбиря?

Честно говоря, он все еще беспокоился о том, что завтра дети будут простужены. Этот человек на самом деле сказал, что будет варить для них имбирный чай.

У профессора Нина наконец появилась возможность похвастаться:

– Нет, я принес две сумки китайских лекарств, чтобы предотвратить простуду от осеннего ветра. Как вы думаете, я удивительный?

Это был третий раз, когда Учитель Жэнь слышал, как хвастается профессор Нин. Первые два раза он чувствовал, что этот человек умственно отсталый. Сейчас же Учитель Жэнь засмеялся:

– Ну, действительно удивительный.

Нин Сюнь удивился и слегка приподнял голову, сразу же увидев улыбающиеся глаза. В этот момент мужчина почувствовал, как его сердце забилось быстрее. Ему вдруг захотелось поцеловать эти нежные глаза, но в конце концов он все же сдержался.

Нин Сюнь опустил голову и стал есть лапшу, уголки его губ поднялись. Он чувствовал, что глупому симптому любви не было конца и края, как у мальчишки. Он также четко осознавал, что Жэнь Чжу не так холоден и безразличен, как казался на поверхности. На самом деле он был очень нежным человеком. Хотя эта нежность в основном была направлена на его учеников.

– Я не могу съесть столько мяса и лапши, – Нин Сюнь, опустивший взгляд в свою чашу, увидел миску и пару палочек, появившихся в его поле зрения. Затем он поднял голову. Жэнь Чжу просто переместил треть мяса и лапши в миску Нин Сюня.

Профессор Нин, которому с шести лет не нравилось такое отношение: «……». Хотя это кажется негигиеничным, он все же чувствовал себя действительно счастливым!

Нин Сюнь наконец рассмеялся, и эта улыбка была действительно слишком красивой. Когда Учитель Жэнь увидел ее, то был несколько ослеплен.

В этот момент атмосфера в палатке, казалось, изменилась.

– Учитель Жэнь!!

Внезапно в палатку ворвался Лу Панбан, а затем, чихнув, сказал:

– Старший, мне кажется, я простудился. Что мне делать?!

Жэнь Чжу быстро встал и сказал Нин Сюню:

– Доставай лекарство.

Профессор Нин: «Я чувствую, что только что потерял очень хорошую возможность сказать или сделать что-то».

Поэтому Лу Сяо Пан, который долгое время не чувствовал презрения от своего классного руководителя и снова был номером один в классе, внезапно почувствовал «мрачный взгляд», исходящий от профессора Нина.

Лу Сяо Пан: !!!

Я чувствую, что мой IQ, физическая и умственная силы дико падают! Мама! Кажется я действительно серьезно заболел!!

Комментарии (1)

This comment was minimized by the moderator on the site

Спасибо за перевод! Буду ждать следующую главу

Комментарии отсутствуют

© 2019 Ruvers.ru
Копирование материалов сайта с платной подписки запрещено к распространению.
✉ ruvers.ru@yandex.ru