Ruvers
RV
vk.com
image

Система классного руководителя

Пoчeму ты так взволнована? Разве я не дал тебе денег?

Глава 54. Пoчeму ты так взволнована? Разве я не дал тебе денег? Несмотря на то, что другие были шокированы и не верили своим глазам, Жэнь Чжу и Цинь Цун очень приятно провели время за барбекю. Если быть точными, молодой господин Цинь засучил рукава и очень ловко нанизал разнообразные морепродукты на стальные шпажки. Потом он полил их своим специально приготовленным для барбекю соусом, немного зажарил на гриле, затем нанес кистью еще немного соуса. И доведя до готовности, сразу же передал их Жэнь Чжу. Его действия были такими же плавными, как плывущие облака и текущая вода, без малейших пауз и колебаний. Не считая официанта, который молча наблюдал за ним, даже высокий и крепкий личный шофер-телохранитель молодого господина Цинь чувствовал, что Учитель Жэнь просто невероятно силен. Oн почти сомневался, что перед ним его молодой хозяин. Тем не менее, Цинь Цун все еще колебался, нарезая морепродукты. Он с отвращением смотрел на острый и длинный нож. Несмотря на то, что это был специальный керамический нож, он точно так же не радовал молодого господина Цинь. Жэнь Чжу заметил выражение его лица, и сердце его заволновалось. Он сразу же подошел, чтобы забрать нож: – Знаешь, на самом деле, пока ты осторожен, нож не так уж и опасен. Более того, ты также можешь использовать его, чтобы защитить себя. Важно то, что человек, владеющий ножом, хочет с ним сделать. Mои навыки ножа довольно хороши. Я нарежу немного сашими для тебя. Услышав это, молодой господин Цинь почувствовал себя одновременно счастливым и немного обеспокоенным. Поэтому, когда Жэнь Чжу держал нож, он даже перестал заниматься приготовлением барбекю и вместо этого просто наблюдал, как Жэнь Чжу нарезает рыбу. Видя, как молодой человек нарезает ее тонко и равномерно, а также лично окунает кусочки в соевый соус и ставит перед ним, молодой господин Цинь вдруг почувствовал, что ненавидит ножи уже не так сильно. Конечно, это было только тогда, когда нож держал А’Чжу его семьи. Завершив трапезу, Учитель Жэнь отказался думать о ее цене. Во всяком случае, они не впустую потратили деньги, сравнимые со стоимостью маленького автомобиля из его прошлой жизни. Очевидно, молодой господин Цинь также имел подобную добродетель. Он положил оставшиеся морепродукты и соус на стол и сказал ближайшему официанту: – Cоберите все и добавьте льда. В доме есть кошки и собаки, я заберу это, чтобы накормить их. Жэнь Чжу почувствовал, что на самом деле и сам не против съесть еще. Атмосфера здесь была естественной и приятной, но со стороны, где находилась Чжао Аньань вдруг раздался гневный крик и звон посуды, падающей на пол. Жэнь Чжу быстро повернул голову, чтобы взглянуть на случившееся, и увидел, как кричащая Чжао Аньань выплеснула стакан кокосового молока в лицо одному из трех знаменитостей. Затем девочка завопила: – Думаешь, кто ты такой?! Я позволила тебе поцеловать меня, но ты не хочешь этого делать?! Разве знаменитости приходят не для того, чтобы продавать себя? Я же не просила о многом, просто маленький поцелуй, а ты все еще не хочешь?! После того, как Чжао Аньань взвизгнула, Ван Цзеэр и Ли Цзясинь, стоявшие рядом с ней, также слепо последовали примеру подруги и облили фруктовым соком лица двух других звезд, громко при этом смеясь. – Аньань, посмотри, как смущающе выглядят эти трое прямо сейчас! Давай сфотографируем их и опубликуем снимки в интернете. Думаю, что это мгновенно попадет в заголовки новостей! – сказав это, Ван Цзяэр собиралась вытащить свой мобильный, но в следующую секунду Чжоу Сун яростно хлопнул по ее телефону. – Ты и правда хочешь сделать фотографии?! Увидев такое жестокое выражение на лице Чжоу Сун, глаза Ван Цзяэр мгновенно покраснели, и она громко завопила: – Ты осмелился ударить меня! Дядя Ван! Дядя Ван! Он действительно ударил меня! Вы должны выбросить его в море на корм акулам! Я ненавижу его!! Короче говоря, вскоре там началась драка. Официанты, телохранители и другие участники вечеринки – все были вовлечены. Жэнь Чжу был немного обеспокоен, когда подошел, но, увидев Чжао Аньань и двух других девочек, которые вели себя так уверенно и властно, ощутил в сердце лишь гнев. Как эти дети, которым было всего по десять, могли произнести такие злые слова. Очевидно, что моральное воспитание в их семьях как таковое отсутствовало. Более того, Жэнь Чжу был уверен, что, когда Ван Цзяэр доставала телефон, он увидел ненависть и обиду на лицах Линь Фэна и Су Я. Он практически догадался, как дальше развернется вся эта ситуация – в конце концов, независимо от того, кто на самом деле виноват, троим молодым звездам «Фэн Я Сун» придется признать случившееся своей ошибкой. Потому что они просто не могли позволить себе обидеть трех маленьких принцесс. Однако, как большие знаменитости, они все равно не смогут смириться и принять такое унижение. В этот момент перед ними появится человек со злыми намерениями и передаст им нелегальные вещества, которые можно использовать для совершения преступления. Внешне признав свои ошибки, эти трое обманут Чжао Аньань и других девочек и найдут способ подсыпать им в напитки то, что не следует пить, заставляя их потерять контроль. Чем больше Жэнь Чжу думал об этом, тем бесстрастнее становилось его лицо. Он тут же подошел ближе и громко крикнул: – Молчать! В голове Жэнь Чжу сразу прозвучала Система. [Сработал навык выговора (рева) учителя: все, кто слышал выговор в радиусе 10 метров, вошли в состояние «запугивания». IQ снизился в зависимости от возраста и уровня образования. Умственная сила в совокупности -50.] Все люди на площадке для барбекю у моря в радиусе десяти метров, включая девочек, их сопровождение и телохранителей, группу «Фэн Я Сун», их менеджера и телохранителей, в общей сложности более двадцати человек, дружно задрожали и аккуратно закрыли рты. Молодого господина Цинь также слегка затронуло, но, как ни странно, он все еще мог пошевелиться и открыть рот: «… Мой возлюбленный, такой властный! Тц, если он такой могущественный, как же тогда я должен проявлять свою силу?» Затем Цинь Цун услышал, как Жэнь Чжу бесстрастно сказал: – Посмотрите на свое поведение. Это просто стыдно и нелепо. В любом случае, вы все достойные люди. Разве вести себя как хулиганы и начать драку, соответствует вашему высокому и благородному статусу? Поторопитесь и немедленно прекратите. Сражавшиеся телохранители немедленно убрали свои руки. Каждый из них быстро расправил свою одежду и затем молча встал в сторону, как стражи у врат бога. Жэнь Чжу также посмотрел на ошеломленного менеджера и сопровождающих: – Вы все поглупели? Разве вы не видите, что ваши маленькие принцессы и большие знаменитости сейчас находятся в ужасном состоянии? Не говорите мне, что вы взяли для них только по одному комплекту одежды. Если они сейчас же не пойдут переодеваться, то не хотите ли вы вместе подождать, когда появятся шокирующие заголовки? Выражения лиц менеджера и помощников изменились в одно мгновение, они тут же бросились к гостиничным номерам. Они никак не могли позволить маленьким хозяйкам и звездам их фирмы выглядеть так ужасно. Если бы кто-то увидел их, это имело бы серьезные последствия, ах! Таким образом, помощники и менеджер уже ушли и восстановили свой разум. В центре драки три маленьких принцессы с растрепанными волосами и соплями по всему лицу, а также большие знаменитости с порванной одеждой и царапинами на руках и шеях, наконец, немного успокоились. IQ трех знаменитостей быстро восстановился, но как только они осознали произошедшее, их лица побледнели. Они слишком хорошо знали, каких людей обидели. Если бы эти маленькие девочки не были из очень богатых и влиятельных семей, им бы не удалось так легко попросить знаменитостей сопровождать их на обед. А сейчас они на самом деле осмелились выступить против этих принцесс. Весьма вероятно, что после случившегося их путь к славе будет навсегда закрыт. Чжоу Сун стиснул зубы и хотел что-то сказать, но Су Я схватил того за плечо и слегка покачал головой. Что касается Лин Фэна, его лицо было наполнено отчаянием. Он посмотрел на трех девочек с нескрываемой ненавистью. Если бы все происходило как обычно, Чжао Аньань с подружками немедленно нанесли бы ответный удар и безжалостно напали на них. Но, прежде чем они успели повести себя высокомерно, девочки увидели равнодушное выражение лица своего классного руководителя и не посмели начать оскорблять других. Однако они осмелились жаловаться. – Учитель! Вы видели? Он ударил меня! – Ван Цзяэр указала на Чжоу Суна и пожаловалась, выглядя чрезвычайно самодовольной и уверенной в себе. – Он также сломал мой телефон! Жэнь Чжу взглянул на Чжоу Суна и затем кивнул: – О. – Учитель Жэнь, их просто слишком много. Мы заплатили им за то, чтобы они пришли и сопровождали нас на обеде, но они на самом деле решили начать с нами драку. Скажите, разве они не плохие? – Чжао Аньань тоже подошла и протянула ладошку, чтобы взять Жэнь Чжу за руку, но тот избежал ее прикосновения. – Для начала нам нужно разобраться, кто сделал первый шаг, – заявил Жэнь Чжу. – Вы можете рассказать мне обо всем, что произошло? Таким образом, я смогу определить, кто прав, а кто нет. Тогда тот, кто не прав должен будет извиниться перед пострадавшими и написать объяснение. А невиновным я дам поощрительную награду. Было совершенно очевидно, что группа Чжао Аньань твердо верила, что именно они были правы. Они тут же выдали все, что, по их мнению, произошло. Суть заключалась в том, что три знаменитости ударили их. Они также послали своих телохранителей для драки с ними. Слишком ужасно. Слушая их слова, трое юношей «Фэн Я Сун» уже были настолько злы, что их грудь вздымалась, а глаза покраснели. В конце концов, Чжоу Сун больше не мог этого выносить и зарычал: – Почему вы не рассказали, что сначала облили нас кокосовым молоком и фруктовым соком с головы до ног?!! Ясно, что вы первые начали!!! Трое девочек так и замерли, услышав эти слова. Но Чжао Аньань быстро ответила: – А кто просил вас отказываться фотографироваться со мной?! – Получается, что ты можешь запросто облить А’Я?! Увидев, что стороны вновь собираются начать драться, а их помощники и телохранители занервничали, Учитель Жэнь встал между ними и спокойно сказал Чжоу Суну: – Я пока не спрашивал тебя. Чжоу Сун немедленно закрыл рот. И только группа Чжао Аньань собралась радостно позлорадствовать над знаменитостями, как услышала, что Жэнь Чжу спросил: – Аньань, ты правда облила его кокосовым молоком? Чжао Аньань отказалась принимать это: – А как он посмел отказаться сфотографироваться со мной! Это было типичное действие человека, который хотел избежать ответственности и не хотел признавать свои ошибки. Жэнь Чжу не злился, он просто спросил еще раз: – Ты вылила на него кокосовое молоко? Чжао Аньань сжала зубы: – Да. Жэнь Чжу продолжал спрашивать: – Считаешь ли ты, что поступила правильно? Чжао Аньань сердито выкрикнула: – Но он не захотел фотографироваться со мной! Я потратила так много денег, чтобы они сопровождали меня на обеде и поиграли со мной! Почему он не слушается меня?! Жэнь Чжу повторно спросил: – Считаешь ли ты, что поступила правильно? Чжао Аньань сжала зубы: – Я заплатила ему деньги, так что я права!!! О, если он не решит эту проблему, этот урок не пойдет на пользу. Поэтому Жэнь Чжу сказал: – Допустим, вы поменялись местами, и эти трое очень богаты. Они потратили деньги, чтобы вы пришли и сопровождали их на обеде. Затем, во время еды, они захотели сделать несколько фотографий с тобой, но ты отказалась, поэтому они облили твое лицо молоком. Будешь ли ты счастлива? Ты подумаешь, что они правильно поступили? Ведь они заплатили деньги. В этот момент Чжао Аньань уже не могла выстоять, но ее характер не позволил ей признать свои ошибки: – Это всего лишь фантазии! Это нереально! Это я потратила деньги! Кроме того, если бы они заплатили мне, я бы захотела с ними сфотографироваться! Такое отношение «даже если я умру, все равно не признаю своих ошибок», вызвало недовольство окружающих. Группа из трех человек «Фэн Я Сун» была так зла, что их лица покраснели. Однако Учитель Жэнь был по-прежнему очень спокоен и не показывал ни малейшего гнева. Он сталкивался с этим нежеланием признаваться, а также отказом от ответственности много раз. Пока он не продемонстрирует наглядно жестокую реальность, девочка не будет знать, что такое истинная сила. Жэнь Чжу посмотрел на человека позади себя, который все еще стоял в нелепом оцепенении. Ему была свойственна жестокость, и было бы глупо не использовать это. Молодой господин Цинь перехватил взгляд Жэнь Чжу, и его сердце мгновенно растаяло. Айя! Разве это не был тот самый «сигнал», который существует только между влюбленными с непревзойденным пониманием друг друга и исключительно хорошими отношениями! Конечно же, он и А’Чжу были идеальной парой! Он мгновенно понял намерения А’Чжу! Поэтому Цинь «тиранический мастер» Цун с гордостью поправил воротник, и с видом аморального и презренного человека прямо подошел к Чжао Аньань. Под ее настороженным взглядом он достал из нагрудного кармана чековую книжку и записал некоторое число, а затем сунул чек в руку Чжао Аньань, сказав: – Я даю тебе 100 миллионов. Вытри молоко и фруктовый сок с одежды этих трех звезд, а затем вымой пол. Глаза Чжао Аньань удивленно округлились. Она недоверчиво посмотрела на Цинь Цуна и закричала: – Зачем мне это?! Я не хочу! Тут Цинь «тиранический мастер» Цун равнодушно взял молоко, принесенное его высоким и крепким телохранителем, и вылил его прямо на Чжао Аньань. Девочка взвизгнула и гневно бросилась на него, ударив кулаками и ногами, но Цинь Цун просто прижал ее голову одной рукой и спокойно сказал: – Почему ты так взволнована? Разве я не дал тебе денег? Посмотри на этих людей. Они все хотят быть на твоем месте. Чжао Аньань заплакала. А стоящий в стороне Учитель Жэнь посмотрел на Цинь Цуна с похвалой. Цинь «тиранический мастер» Цун: «Ах, ах, ах! Я так взволнован! Так счастлив! Если есть еще кто-то, кто не понимает, то поторопись и приходи! У Лаоцзы еще много чековых книжек, ах, ах, ах!!