Ruvers
RV
vk.com
image

Система классного руководителя

B этот момент он улыбался

Глава 39. B этот момент он улыбался. После того, как Жэнь Чжу закончил произносить эти слова, Лу Мин испуганно вздрогнул. Дрожа от ужаса, юноша посмотрел на него и спросил: – Учитель Жэнь… Вы… Кого вы собираетесь отравить? Что будет с вашей репутацией и статусом? Если вы действительно не любите кого-то, вам абсолютно не нужно лично пачкать руки. Можно найти кого-нибудь, чтобы засунуть ненавидимого вами человека в мешок и избить палкой. – Я не говорил, что собираюсь кого-то травить, – Жэнь Чжу посмотрел на Лу Мина и увидел его испуганный взгляд. – Выходи из машины. – A? – Мы пойдем в дом Лян Чжихао, чтобы посмотреть на его семью и спросить их, что на самом деле происходит. Ты веришь, что Лян Чжихао может кого-нибудь отравить? Лу Мин подумал и покачал головой: – Хотя кто-то может не понять истинную природу человека даже после долгого знакомства, я все же думаю, что Лян Чжихао не такой. Самое главное, что у него нет мотива. У него такое хорошее будущее и он может быстро пойти по пути победителя в жизни. Зачем ему копать самому себе яму? Кроме того, я не могу представить настолько глубокой ненависти или враждебности между ним и другими, которые заставили бы его так поступить. Жэнь Чжу был очень доволен и кивнул. Несомненно, несчастный ребенок будет отвечать за свою семью раньше. IQ этого ребенка высок. Однако, все еще оставалась проблема, которую Лу Мин не учел. Всего минуту назад и сам Жэнь Чжу упустил из виду определенное обстоятельство из-за приступа гнева. Теперь же оно полностью изменило его взгляд на сложившуюся ситуацию. Жэнь Чжу и Лу Мин быстро вышли и поддержали мать и отца Ляна, которые сидели на земле, опечаленные и убитые горем. Лица пожилых людей, увидевших их, все еще были полны предосторожности и недоверия. Они не понимали, почему незнакомцы приходят им на помощь. Когда Жэнь Чжу и Лу Мин представились и особенно когда они узнали, что молодой человек перед ними был учителем Лян Чжихао, мать и отец Лян, словно держась за последнюю надежду, схватили Жэнь Чжу за руку. – Учитель Жэнь! Учитель Жэнь, ах! Вы должны спасти Чжихао! Он такой хороший ребенок! В настоящее время наша семья может полагаться только на него, чтобы жить. Если его не будет, как мы с матерью проживем? Если у нас его не будет, то что станет с Сяосюэ?! Ах, ах, ах, ах, ах! Почему наша семья так несчастна? Как такое несчастье может обрушиться на моих детей? Боги! Если вы должны позволить нашей семье взять на себя этот грех, почему бы не позволить нам, старикам, все вынести? Отец Лян практически плакал. Видя его жалкий вид, все окружающие разволновались. Сердце Жэнь Чжу сжалось. Поддерживая отца Ляна, он сказал: – Брат, пойдем в дом и поговорим. Вы были на улице так долго. Сяосюэ тоже наверняка беспокоится о вас. После того, как мать и отец Лян услышали, как он упомянул Сяосюэ, оба ненадолго замерли. Затем мать Лян встала и бросилась к дому, выкрикивая имя дочери и боясь, что с ней могло что-то случиться. Отец Лян также быстро отреагировал и тяжело вздохнул. Рыдая и всхлипывая, он кивнул: – Правильно, верно. Там еще Сяосюэ, там еще Сяосюэ. Я должен вернуться и посмотреть, как там моя доченька. Ах, Учитель Жэнь. Пойдемте со мной в дом. Я, я… Жэнь Чжу твердо кивнул: – Даже если бы вы не позвали, я все равно хочу расспросить вас о ситуации. В конце концов Чжихао очень скромный и хороший ребенок. Я также не верю, что он будет делать что-то подобное и наносить вред кому-либо. К тому же я хочу встретиться с Сяосюэ. Отец Лян быстро кивнул и повел Жэнь Чжу и Лу Мина к дому. Войдя в дом, Жэнь Чжу увидел девушку, сидящую на обветшалом диване. Она была очень нежной и красивой. Ее длинные черные волосы покрывали плечи, красиво контрастируя со светлой кожей и бледными губами. Особенно трогательными были ее глаза. Это были большие миндалевидные глаза, яркие и умные, которые заставляли людей неосознанно хотеть заглянуть в них еще несколько раз. Однако Жэнь Чжу обнаружил кое-что необычное. [Дин. Вы вызвали детальное восприятие классного руководителя. В течение десяти минут наблюдательность удваивается. Вы можете различить мельчайшие изменения в выражении лиц, а также другие нюансы.] Жэнь Чжу слегка удивился. Он не ожидал, что фактически непреднамеренно активирует навык восприятия. Однако это указывало на то, что у девушки действительно были некоторые проблемы. Она сидела очень прямо. Из-за своей позы она выглядела практически безупречно. Однако сжатые кулаки, лежащие на коленях, явно показывали ее нервозность и сопротивление. Ее взгляд был опущен, казалось, что она не обращала внимания ни на что вокруг. Однако, пока мать Лян со слезами на глазах сетовала, что Лян Чжихао был арестован полицией за инцидент с отравлением, все ее тело сильно дрожало. Небольшие подъем и падение груди выдавали ее гнев и что-то еще. На долю секунды Жэнь Чжу даже увидел шок и грусть, мелькнувшие в ее глазах. Однако самым странным было то, что после этого девушка горько улыбнулась. – Ах, Учитель Жэнь. Пожалуйста, не обижайтесь. Что-то случилось с Сяосюэ раньше, и теперь ее психическое здоровье пошатнулось. Врачи сказали, что, если у нее не будет способа распутать узел в сердце, она, вероятно, останется такой всю свою жизнь, отказываясь разговаривать с другими и вступать с ними в контакт. Два дня назад она также порезала запястье… Но сегодня она, наверное, понимает, что что-то случилось с ее старшим братом. Сяосюэ редко бывает такой тихой. Видя, что Жэнь Чжу наблюдал за Лян Сяосюэ с самого начала, мать Лян решила объяснить поведение дочери. Даже услышав это, Жэнь Чжу все еще не отвел взгляд. После десяти минут спокойного наблюдения он вдруг спросил: – Можете ли вы рассказать мне, что случилось с Сяосюэ? Рядом с ним Лу Мин внезапно увидел, что после того, как учитель задал этот вопрос, мать и отец Лян, бывшие только что сердечными и благодарными, помрачнели, а их лица побледнели. Даже девушка, которая с самого начала не двигалась, сразу же подняла голову и издала пронзительный крик. После этого Лу Мина и учителя попросили уйти. Лу Мин: – … Учитель, почему вы вдруг задали этот вопрос? Совершенно ясно, что у маленькой девочки травма. Спрашивать об этом – все равно что ударить ножом в ее сердце. Даже я думаю, что мы заслужили изгнание семьей Лян. Жэнь Чжу не ответил. Он только помассировал лоб и сказал: – Хорошо. Помолчи. Поезжай в ресторан Чжэньсю. Мне нужно обдумать кое-что. Лу Мин хотел сказать, что хотя он и умел водить машину, у него не было водительских прав. Позволив ему сесть за руль, разве он не боялся попасть в канаву? Однако разум Учителя Жэнь явно был уже где-то далеко. Весь путь до ресторана выражение его лица оставалось довольно мрачным. В 2 часа дня, когда Инь Фэн вышел из задней кухни, он неосознанно посмотрел в угол, где обычно сидел Жэнь Чжу. Там он действительно увидел человека, которого настолько сильно желал видеть. Углы его губ слегка приподнялись, и равнодушный вид мгновенно смягчился. Он вернулся на кухню, а когда снова вышел, то нес маленькую тарелку с хрустальным пирожным из персикового цвета. Когда перед ним появилось красивое нежное пирожное, Жэнь Чжу не смог сдержать улыбку. Он даже не поднял голову, спросив: – Ты закончил работу? Устал? Улыбка осветила глаза Инь Фэна. – Увидев тебя, я больше не чувствую себя уставшим, – затем он нахмурился. – Ты не очень хорошо выглядишь. Жэнь Чжу вздохнул. Конечно, даже если Инь Фэн в этой жизни стал шеф-поваром с высоким рейтингом, его восприятие все еще было несравненно острым. – Виновник отравления в школе уже найден. Это Лян Чжихао. Инь Фэн поднял брови: – Тот ученик седьмого курса номер один? Его мозг был зажат дверью, или же мозги полицейских были зажаты дверями? Жэнь Чжу щелкнул языком и посмотрел на него: – Уважай полицию. Хотя я также надеялся, что мозги полицейских зажаты дверями. Однако теперь я считаю, что полицейские правы. Если это так, скажи мне, как я могу спасти Лян Чжихао? Выражение лица шеф-повара Инь было совершенно безрадостным: – Он хотел отравить тебя насмерть. И ты все еще хочешь спасти его? Съешь немного хрустального пирожного, восстанови свой мозг. Учитель Жэнь вздохнул: – Ай, у него тоже должны быть свои трудности. Однако мне все равно нужно пойти и расспросить его. Независимо от того, к чему его приговорят, я должен четко понимать ситуацию. В конце концов, это касается моей жизни и будущего счастья. Если я не разберусь с этим должным образом, мне будет не по себе. Благодаря приложенным усилиям в течение последних двух месяцев, Инь Фэн уже признал свою любовь и «поднялся на новый уровень». Однако это не означало, что он был ослеплен любовью. – Какое это имеет отношение к твоему будущему счастью? Разве я не даю тебе это счастье? Учитель Жэнь чувствовал, что нарциссизм шеф-повара Инь снова зашкалил. – Ученики – моя настоящая любовь. Инь Фэн: «……» С этим было не так легко справиться. Он не мог просто взять и поджечь школу. Однако, поскольку это его избранник, даже стоя на коленях, он все равно будет баловать его. – Я могу сопровождать тебя сегодня днем. Садись в машину и расскажи мне, что в итоге происходит. Жэнь Чжу улыбнулся. Ранее он чувствовал, что возродиться и получить после смерти бесконечную систему заданий на самом деле было совсем нехорошо. Невозможность умереть означала, что у него будет очень долгая жизнь. А оставаться одному было бы слишком одиноко. И даже найдя человека, который будет сопровождать его в каждом мире, если этот человек не будет тем же самым, это также будет мучить его сердце. В этот момент, глядя на человека, который не имел такого же темперамента или внешности, но обладал душой, идентичной душе в предыдущем мире, Жэнь Чжу, наконец, почувствовал, что, хотя у него было много миссий, которые он должен был выполнить, и он не знал, каким будет его будущее, по крайней мере, в этом плане ему несказанно повезло. К счастью, был человек, который уже сопровождал его в течение двух миров. Он только надеялся, что и в следующем мире сумеет отыскать этого другого, но все еще того же самого человека. Если это так, то даже если ему в конце концов придется столкнуться с огромным испытанием, у него все равно хватит уверенности и смелости, чтобы противостоять ему. – Почему ты застыл? Хочешь, чтобы я поднял тебя? Жэнь Чжу прищелкнул языком: – Твои поклонники замечали, что твой персонаж время от времени терпит крах? Так безудержен. Шеф-повар Инь дьявольски рассмеялся: – Они не могут сидеть в моей машине. Учитель Жэнь решил, что не стоит разговаривать с ним. К 4 часам дня, Жэнь Чжу и Инь Фэн прошли множество людей, и только тогда смогли увидеть Лян Чжихао, которого уже отправили в центр заключения. Отделенный прозрачным стеклом, Жэнь Чжу, посмотрев на Лян Чжихао, понял, что худший вариант, который он себе представлял, как раз и случился. Лян Чжихао действительно был виноват. Кроме того, в этот момент он улыбался. – Учитель Жэнь.