Ruvers
RV
vk.com
image

Система классного руководителя

Вспомнить себя, оглядываясь на школьные годы…

Глава 37. Вспомнить себя, оглядываясь на школьные годы… Когда Жэнь Чжу и Лу Дэюн встретились взглядом, их лица отличались как день и ночь. Увидев этих двух людей, официантка не могла не вздохнуть в своем сердце. Неудивительно, что господин Жэнь мог свести с ума бесчисленное количество молодых женщин. Просто глядя на его улыбку, можно было сказать, что он хоть и замкнутый, но такой очаровательный. Хотя Лу Дэюн и не хотел думать о плохом, но всего минуту назад он при разговоре не наклонялся к господину Чжан. Кроме того, ближе к концу речи был возбужден и говорил громче. В любом случае, он чувствовал, что ему сначала нужно выяснить, слышал ли Жэнь Чжу их обсуждение. В конце концов, если этот молодой человек обнародует проблему, то его задумка, вероятно, станет намного сложнее. – Господин Жэнь. Я не ожидал, что вы на самом деле будете здесь, ах. Если бы не эта официантка, несущая ваше блюдо, вы бы так и сидели тихо в углу до самого конца? Cлова Лу Дэюна были насквозь пронизаны злобой. Жэнь Чжу тихо рассмеялся: – Господин Лу. Я человек, который больше всего ненавидит ходить вокруг да около. Что бы вы ни хотели узнать, просто скажите это прямо. Вы хотите спросить у меня, слышал ли я сейчас ваш разговор? Могу очень искренне сказать вам, что от начала до конца я все слышал. И слышал очень четко. Выражение лица Лу Дэюна сразу изменилось. Как раз, когда он хотел что-то сказать, Жэнь Чжу снова открыл рот и произнес: – Конечно же, Лу Сяо и Лу Мин не ошиблись. Господин Лу, вы отвратительный человек. Будучи главным учеником звездного шеф-повара Лу Ченшаня, после его смерти вы больше не заботились о детях своего учителя и это не так уж страшно. Но на самом деле вы также планировали насильно отобрать книгу своего учителя, даже угрожая и оказывая давление на этих братьев. Господин Лу, когда вы занимаетесь подобными вещами, ваша совесть вас не мучает? Услышав эти слова, Лу Дэюн захотел броситься вперед и избить молодого человека: – Я занимаюсь своим делом, какое отношение это имеет к вам? Вы посторонний и вам не нужно беспокоиться об этом! Что плохого в том, чтобы позволить этим детям использовать книгу в обмен на награду? На самом деле глупо то, что они продолжают создавать неприятности! Жэнь Чжу чувствовал, что мораль этого человека была испорчена до такой степени, что обычная практика тут уже не поможет. Поэтому его глаза вспыхнули: – Aх, на самом деле, я также думаю, что нехорошо, что эти двое попадают в неприятности. Их всегда будут преследовать другие люди, если они оставят книгу у себя. Лучше позволить этой книге сиять где-то еще, верно? Лицо Лу Дэюна было полно сомнений: – Вы тоже так думаете? Жэнь Чжу кивнул: – Да. Я обсудил это с двумя братьями и купил «Записи о западной кухне» их отца. Лу Дэюн и господин Чжан увидели, как Учитель Жэнь улыбнулся зловещей улыбкой: – Теперь эта книга уже моя. – Это невозможно! Как вы могли получить эту книгу! Лу Сяо, как сумасшедший, охраняет ее! И никогда никому не отдаст! Что бы ему ни предлагали, он от всего отказался! Вы лжете! – настроение Лу Дэюна стремительно ухудшалось, он абсолютно не мог смириться с тем, что кто-то вырвал победу у него перед носом. Жэнь Чжу кивнул: – Да. При нормальных обстоятельствах он абсолютно точно не продал бы мне эту книгу. Но кто же, скажите, позволил мне случайно увидеть сцену, где двум братьям угрожали? В любом случае, как учитель Лу Мина, я не могу не беспокоиться об этой ситуации, верно? А потому я предложил продать книгу мне. – Они согласились? – в гневе проскрежетал зубами Лу Дэюн. Жэнь Чжу кивнул: – Ну, сначала они тоже отказались. Однако я нашел рецепт тонизирующего супа, который хорош для костей и мышц рук. Когда я отдал его им, Лу Мин с радостью согласился. Когда Лу Дэюн услышал слова «рецепт тонизирующего супа», он понял, что ситуация вот-вот выйдет из-под контроля. Скажи Жэнь Чжу что-то другое, он, вероятно, был бы настроен скептически. Однако он слишком хорошо понимал важность рецепта тонизирующего супа для Лу Сяо. Доктора говорили, что в нынешних обстоятельствах они не смогут сделать операцию, если Лу Сяо не сможет постепенно восстановить свои руки. Вот почему ранее Лу Мин бегал по всем крупным больницам, надеясь найти подходящий рецепт. Лицо Лу Дэюна было очень темным и мрачным. Он смотрел на Жэнь Чжу, как будто хотел загрызть того до смерти. Но Жэнь Чжу, тем не менее, улыбнулся. Он не верил, что Лу Дэюн решит избить его прямо тут. По-видимому, мужчина не был настолько глуп. Хотя тот снова был охвачен яростью, но все же знал, что сейчас совершенно неподходящее время для конфликта. Он злобно сверлил глазами Жэнь Чжу, однако, в конце концов, отвернулся и сел на свое место. Целый час после этого Жэнь Чжу не слышал никаких разговоров за соседним столом. Как будто им больше не нужно было говорить, чтобы общаться друг с другом, и они могли понять все, просто глядя в глаза друг друга. Кроме того, из-за их присутствия Учитель Жэнь был уже не так счастлив, когда ел. Независимо от того, насколько хорошим был вкус, он не мог забыть о существовании этих пятен для глаз. Через час Лу Дэюн и господин Чжан, а также красавец и красавица, сопровождавшие их, ушли. Жэнь Чжу также вздохнул с облегчением. После сказанного они должны были нацелиться на него, верно? Он просто не знал, что Лу Дэюн будет делать дальше и надеялся, что тот не будет настолько глуп, чтобы прийти и избить его. В противном случае последствия, безусловно, будут очень трагичными. В десять часов вечера работа для всего персонала на кухне ресторана Чжэньсю закончилась. Когда Инь Фэн вышел, он увидел, что Жэнь Чжу по- прежнему сидит в углу и тихо что-то делает на своем телефоне. Забрав по дороге пальто, он подошел. – Тебе понравились заказанные блюда? Жэнь Чжу поднял брови и покачал головой: – Не очень. Инь Фэн неосознанно нахмурился: – Разве три фирменных блюда, которые я приготовил, не соответствовали твоим вкусам? Скажи мне, что в них было не так. Я исправлю это. Инь Фэн так сильно отреагировал, что Жэнь Чжу едва удержался от смеха: – Я говорю не о тебе. По правде говоря, даже если это будет шеф-повар наивысшего ранга из списка звездных шеф-поваров, еда, которую он готовит, не обязательно будет соответствовать моим вкусам больше, чем твоя готовка. Дело не в мастерстве, а в том, что мне действительно нравится еда, которую готовишь именно ты. Сегодня все три блюда были очень вкусными. Просто кое-кто случайно испортил мой ужин. Услышав слова Жэнь Чжу, шеф-повар Инь сначала немного удивился, а затем обрадовался. Но потом снова стал холодным и суровым: – Что? Кто-то приходил искать неприятности? Словно он собирался в следующую секунду засучить рукава и идти кого-то избивать. Жэнь Чжу встал и вышел на улицу с Инь Фэном: – Это не совсем так. Просто я взял на себя инициативу сделать кое-что хорошее. Затем Жэнь Чжу рассказал Инь Фэну о происшествии с Лу Дэюном. Шеф-повар Инь быстро пришел к выводу: – Я никогда не встречал кого-то настолько же бесстыдного и безнравственного, как он... Я отвезу тебя домой. Уже так поздно. С его характером я не знаю, что он будет делать дальше. На самом деле Жэнь Чжу хотел пойти домой, чтобы дать Лу Дэюну возможность попытаться напасть на него. Однако, увидев чрезвычайно серьезное выражение лица шеф-повара Инь, он понял, что не может отказать. Не имея другого выбора, он просто послушно кивнул. Когда Инь Фэн привез Жэнь Чжу к нему домой и увидел небольшую отдельно стоящую двухэтажную виллу, он почувствовал, что с безопасностью тут не очень. Поэтому, когда Жэнь Чжу захотел войти в дом, Инь Фэн неожиданно протянул руку и удержал дверь. С серьезным видом, который выглядел несравненно праведно, он сказал: – В глубокой ночи, темной и бурной, ты снова спровоцировал кого-то, с кем не следовало связываться… Услышав его слова, Жэнь Чжу прищурился: – Итак, ты действительно хочешь, чтобы я впустил тебя для ночного бдения. Учителя Жэнь вошел в дом и закрыл дверь: – Перестань быть таким безудержным. Сейчас мы еще не перешли границу в отношениях между мужчинами. Поспеши домой и ложись спать пораньше. Инь Фэн очень любезно спросил, услышав это: – Тогда как можно перейти эту границу? У меня раньше не было отношений, поэтому я действительно не знаю, что делать. Жэнь Чжу: «……». Ты раньше не был в отношениях, и все же ты так безудержен. А если бы у тебя уже были отношения, это сделало бы тебя отбросом? – Иди, найди информацию сам. Шеф-повар Инь неохотно сдался. Как раз, когда он повернулся, чтобы уйти, семь человек в масках и с дубинками внезапно выбежали из кустов вокруг виллы. Инь Фэн инстинктивно избежал встречного удара, а затем повернулся, чтобы крикнуть Жэнь Чжу: – Позвони в полицию! Вызови полицейских! Тут на самом деле люди без мозгов пришли сражаться! Когда Жэнь Чжу услышал крики Инь Фэна, его глаза сузились. Немедленно открыв дверь, он взял корзину с апельсинами и вышел. – Уклоняйся! Инь Фэн машинально отклонил тело в сторону и увидел, как оранжевый предмет быстро пролетел мимо него, неся с собой поток свирепого воздуха! После этого один из людей в масках закричал от боли. Раз за разом стремительное оранжевое оружие вылетало из рук Жэнь Чжу, сопровождаемое звуками болезненных вскриков. Инь Фэн как раз собирался посмотреть, что это за тайное оружие, когда в ушах внезапно прозвучал громкий и сильный приказ: – Сложить оружие! Инь Фэн знал, что хулиганы не будут послушными. Тем не менее, он был ошеломлен, глядя на людей в масках, которые до сих пор были так жестоки, а теперь чинно и благонравно сложили находящиеся в руках дубинки и ножи. Но это был еще не конец. Инь Фэн услышал, как человек, которого он любит, снова велел: – Сядьте прямо! Поднимите руки и скажите мне, кто приказал вам прийти? Что именно вы пришли сюда сделать? Как вас зовут?! Инь Фэн чувствовал, что мог наткнуться на фальшивых хулиганов. Он беспомощно посмотрел на группу свирепых мужчин, которые в настоящее время были хорошими учениками и молча сидели на земле в ряд. Их лица были торжественными и почтительными, когда они подняли руки. – Я Чжан Эрху. Мой брат Чжао Ху сказал мне прийти сюда, чтобы преподать вам урок. Он хотел, чтобы я научил вас что хорошо и что плохо. Вы не можете вмешиваться в любую ситуацию, какую захотите. Я Сун Бяо. Лу Дэюн позвонил мне и велел собрать несколько человек, чтоб преподать вам урок. Затем войти в ваш дом, чтобы выяснить, сможем ли мы найти книгу рецептов, связанную с западной кухней. Он сказал мне быть осторожным и не оказаться пойманным. Эй, я работал в этой сфере более десяти лет. Почему меня разоблачили? Слушая это со стороны, шеф-повар Инь подумал: «Только что сейчас вы почти полностью раскрыли свою истинную природу, ах! Я чувствую, что больше не могу поддерживать свое лицо айсберга». – Я Ян Эргоу. Я следую за братом Бяо. – Я Чжан Лаоху. Я следую за Эрху. _________________ Когда Жэнь Чжу достал свой телефон, чтобы записать показания, которые эти люди послушно дали, шеф-повар Инь все еще чувствовал, что ему снится сон. – Хорошо, вы, ребята, можете сейчас вернуться. Если вы прислушаетесь к моим словам, то я не передам это полиции. Однако, если вы продолжите делать зло, я отправлю вас прямо в тюрьму. Даже если у вас в настоящее время нет ни одной достойной или правильной работы, вам все равно необходимо следовать самому основному требованию к людям. По крайней мере, вы должны быть людьми с чистой совестью, полезными для общества и способными поддерживать как небо, так и землю. А не такими, что живут своей жизнью, плавая в мутной воде. Если бы эта информация была распространена, ваши родители наверняка потеряли бы уважение. А в будущем? Вы также хотите, чтобы ваши жены и дети потеряли уважение вместе с вами? – стоя во дворе при тусклом свете ночи, фигура Жэнь Чжу была очень прямой. Выражение его лица было серьезным и, казалось, несло след дружеского тепла. Инь Фэн: «……» Он чувствовал, что весь дрожит, и думал о некоторых вещах, которые не хотел помнить. Полностью покрытые холодным потом, семеро крупных мужчин покачали головами: – Мы обязательно исправимся. Затем, как побежденные петухи, они ушли. Но, вернувшись к реальности, они все в ужасе посмотрели друг на друга – все семеро не окончили среднюю школу и таким образом выпали из общества. Они верили, что ничего не боятся ни на небе, ни на земле. Любой шторм или вал, они все это уже встречали раньше. Но впервые они словно вернулись в школьные годы и были отруганы учителем, даже не осмеливаясь пошевелиться. И не могли вынести мысли о том, что они вели себя сейчас как обычные ученики начальной школы… Чжан Эрху и Сун Бяо: «Жэнь Чжу определенно злой учитель! Лаоцзы никогда не захочет искать его снова!»