Ruvers
RV
vk.com
image

Система классного руководителя

Он на самом деле сказал все, что не должен был говорить?! Как это возможно?!

Глава 22. Он на самом деле сказал все, что не должен был говорить?! Как это возможно?! Секретарь Сунь чувствовал, что, возможно, все еще спит. Иначе, почему на судебном заседании неожиданно появился человек, которого совершенно точно тут быть не должно? Изначально все это задумывалось для того, чтобы выкопать могилу Лу Сюю. Но теперь казалось, что должно произойти какое-то великое неконтролируемое изменение. Секретарь Сунь нервно огляделся и уставился на председательствующего судью и прокурора. Предполагалось, что эти двое уже подкуплены. Однако секретарь Сунь немного встревожился, когда обнаружил, что на самом деле они на него даже не смотрят. Это было нехорошо. Мужчина вытер холодный пот со лба, а затем снова и снова пытался себя утешить в своем сердце – нет проблем, не нервничай. Все наверняка пройдет как надо. Да появилась Хуан Сяона, ну и что такого? Пока она утверждает, что человеком, который дал ей экзаменационные вопросы, был Лу Сюй, все в порядке. Он также будет настаивать на том, что ранее видел, как Лу Сюй и Хуан Сяона разговаривали по телефону, тогда ее появление будет только способствовать дальнейшему признанию Лу Сюя виновным. Это станет неопровержимым доказательством. Во всяком случае, он и Хуан Сяона уже обсудили эту возможность. Если женщину заподозрят и найдут, она свалит всю вину на директора Лу. Она ни в коем случае не должна разоблачать сделку между ними. Таким образом, Хуан Сяона получит лишь дисциплинарное взыскание. Пока он остается у власти, с таким наказанием будет несложно восстановить Хуан Сяону в прежней должности. Поэтому проблем не будет. Исход этого суда не изменится. Решительно утешив себя, секретарь Сун быстро успокоился. Он человек, переживший множество бурь в этом мире. Это очередная небольшая неприятность, она не сможет поколебать его! Жэнь Чжу, Лу Панбан и Чжоу Лай сидели вместе на сидениях в зале суда. Они расположились в середине первого ряда, чтобы Лу Панбан смог быть немного ближе к своему отцу. Когда Лу Сюя вывели, мальчик мгновенно с тревогой встал, но Жэнь Чжу и Чжоу Лай с обеих сторон удержали его и вернули на место. Лу Панбан глубоко вздохнул и громко сказал: – У нас с дедушкой все хорошо! Тебе не нужно беспокоиться! Просто правильно отвечай на вопросы адвоката и прокурора! В этот момент Лу Сюй выглядел очень изможденным. За время содержания под стражей он много страдал. При известии о смерти матери его глаза покраснели от ненависти. Он поклялся, что даже если ни одна из сторон не победит, он все равно утянет этих людей с собой. Только получив помощь от Нин Сюня, он, наконец, мог прекратить попытки придумать тактику, чтобы выиграть эту битву. Посмотрев на сына, который всего за какой-то месяц словно сбросил свое тело и стал кем-то другим, бывший директор Лу исполнился сожалением, гневом и печалью. Но все же он смог слегка утешиться, несмотря на расстройство. Он действительно хотел протянуть руку и дотронуться до лица сына, которое стало таким худым, но в настоящее время его руки были скованны тяжелыми наручниками. Директор Лу еще никогда не сожалел так сильно, как сейчас. Утратив чистый и честный образ в глазах сына, он стал ярким примером злодея. И теперь его сын будет вынужден нести это пятно на протяжении всей жизни. – Хорошо. Соблюдайте тишину! – председательствующий судья, наконец, открыл рот. Начался суд, которого Жэнь Чжу уже давно ждал. После обычного процесса проверки и объявления о его начале, наступил второй этап суда. Были представлены заявления участвующих сторон. Прокурор зачитал список преступлений, в которых обвиняли Лу Сюя, затем обвиняемому позволили высказать свою точку зрения. Уже на этом этапе было хорошо видно, что прокурор явно предвзят. Жэнь Чжу заметил, что каждое его действие указывало на то, что Лу Сюй виновен. Услышавший это Лу Панбан, сидящий рядом с ним, сжимал кулаки. Как будто он был злым маленьким леопардом, копящим энергию для броска. Однако его уже предупредили, что он не может сегодня вести себя опрометчиво. Мальчик мог только стоять в стороне и с гневом наблюдать. Лу Сюй, естественно, не признал эти ложные обвинения. Он еще раз хрипло озвучил свое собственное заявление и новую апелляцию: – … Таким образом, я прошу прокурора и председательствующего судью тщательно рассмотреть это дело. Кроме того, у меня есть доказательства, подтверждающие мою невиновность. При этих словах лицо секретаря Сунь помрачнело. У этого Лу Сюя на самом деле есть доказательства? Но это же невозможно. Он был самым близким и доверенным лицом Лу Сюя. Он знал о нем все. Перед реализацией их плана он уже уничтожил все улики. Поэтому все эти слова – лишь жалкая попытка борьбы! Тем не менее, он вскоре получил звонкую оплеуху. Адвокат Лу Сюя быстро достал стопку фотографий, и они были продемонстрированы на проекторе. На спинах секретаря Сунь и Хуан Сяоны мгновенно выступил холодный пот! На самом деле это оказались фотографии, на которых была запечатлена их встреча при передаче экзаменационных вопросов!!! И хотя эти нечеткие снимки были сделаны с видеозаписи камер наружного наблюдения, их все же было достаточно, чтобы можно было узнать людей на фотографиях. Самым ужасным было то, что на снимках было четко видно, как он передавал Хуан Сяоне коричневый бумажный конверт. Дыхание Сунь Фухая сразу стало беспорядочным. Его глаза резко уставились на эти несколько нечетких изображений, желая прожечь дыры в каждом из них. Он быстро обдумал, как ему ответить на все вопросы, которые могут возникнуть. Затем его вызвали в качестве свидетеля: – У вас есть, что сказать по поводу этих фотографий? С минуту глядя на фотографии, секретарь Сунь мрачно улыбнулся: – Я признаю, что лично знаком с Сяоной. Мы учились в одном классе средней школы. Что такого в обычной встрече? Адвокат уже знал, что секретарь Сунь не подтвердит это доказательство. Он был совершенно спокоен, снова продолжив спрашивать: – На фотографии есть отметка времени, показывающая, что вы встретились как раз за три дня до общегородского экзамена. Вы можете сказать, что было внутри этого бумажного пакета? Секретарь Сунь продолжал холодно улыбаться. Уже собираясь что-то сказать, он вдруг почувствовал, как у него звенит в ушах. Казалось, кто-то начал наговаривать возле самого уха. [Айя! Злые дела, которые вы совершили, были обнаружены. И даже если вы попытаетесь все опровергнуть, вам все равно придется просидеть в тюрьме десять или двадцать лет, верно? Действительно неловко, ах!] [Эй-эй. Это уже произошло. Вы все еще упорно отказываетесь признаться? Они уже нашли фотографии, но вы все еще думаете, что они не смогут раскрыть отношения между вами и Хуан Сяоной? Когда придет время, вас, двух прелюбодеев, будут ругать и проклинать. Вы с позором войдете в историю!] [Если вы признаетесь, они будут снисходительны. Если вы будете сопротивляться, они будут жестокими. Раз вы совершили такое, не лучше ли признаться? Подумайте о пытках и избиениях, что ждут вас в тюрьме, а также о вашей семье и о том, что будет с ней дальше. Поторопитесь и признавайтесь! Вы все еще не собираетесь сообщить о том, что находится внутри этого коричневого бумажного пакета?!] И тут все присутствующие увидели, что секретарь Сунь, который внешне по-прежнему был благороден и элегантен, внезапно весь затрясся. Он с трудом открыл рот и сказал: – Это бумаги с экзаменационными вопросами. Хуан Сяона с недоверием повернула голову и посмотрела на него. Как будто видела перед собой глупца, искавшего смерти. Даже адвокат, который допрашивал его, на мгновение замер на месте. Он уже подготовил множество вопросов, чтобы оказать давление и сломать оборону подсудимого. Он готовился к долгой битве в попытке разговорить его, обратившись за советом к нескольким особенно влиятельным психологам. Он уже столько всего подготовил, а тут этот секретарь Сун на самом деле во всеуслышание начал говорить правду?! Он что, играет с ним?! Однако после небольшой паузы адвокат все же быстро воспользовался этой возможностью и продолжил спрашивать: – Какие именно бумаги с экзаменационными вопросами? Секретарь Сунь снова слегка затрясся. Однако на этот раз он ответил чуть более гладко: – С общегородского экзамена. Хуан Сяона больше не желала видеть этого человека. Она быстро обдумала, что сказать в свою защиту. Было похоже, что сегодня секретарь Сунь принял не то лекарство. Как будто бы он готов ответить на все вопросы адвоката! Всего за десять минут он уже продал себя! Адвокат даже еще не успел продолжить, когда секретарь Сунь в негодовании махнул рукой и сердито закричал на Лу Сюя: – Вы такой низкий и уродливый! Помимо написания документов, что еще вы умеете делать! Разве справедливо, что во время экзамена на государственную службу в том году ваш балл был лишь немного выше моего! В противном случае, тем, кто сейчас сидел бы в должности директора по образованию, был бы я! Ведь я работал очень усердно, но все же достиг только третьего места. Должно быть, вы и второй человек в списке обманули всех! Я такой талантливый, а вы позволили мне быть только вашим секретарем. Вы явно завидуете моему таланту и боитесь, что я заменю вас в будущем! Жаль, ах! Жаль, что независимо от того, насколько вы сильны, вы ничего не можете сделать? У вас такой бесполезный сын, тянущий вас вниз. Хм, думаете, я не знаю, как вы брали взятки? Позвольте мне сказать вам, я знаю все, что вы получили, очень хорошо! Более того, по сравнению с вами, не знающим истинной стоимости вещей, моя коллекция гораздо ценнее! Находясь в таком хорошем положении, вы не умеете им дорожить! Вы просто дурак! Мусор! Пустая трата! И чем больше секретарь Сунь говорил, тем больше он волновался. Как будто его рот просто не мог закрыться. Он вдруг уверенно улыбнулся: – Вы такой кусок мусора. Я предложил вам хороший способ заработка. Но вы на самом деле не захотели участвовать в этом. Это просто вопросы к общегородскому экзамену. Есть много школ, которые приходят к нам за такой информацией. Более того, если бы мы ничего не сказали, никто и не узнал бы. Такой хороший доход, ах! Вы на самом деле не захотели участвовать в этом. Поэтому не вините меня за то, что я беспощаден и сделал вас козлом отпущения! Раньше вы уже заставляли учителя вашего сына передавать ему ответы на экзамене. Разумеется, что и в ситуации с общегородским экзаменом вина тоже ляжет на вас… На одном дыхании он сказал так много. Секретарь Сунь глубоко вздохнул и почувствовал себя очень легко. Эти слова долго хранились в его сердце. Но он все еще не закончил, продолжая говорить: – Кроме того, такой директор, как вы на самом деле не знает, как использовать свое положение. Есть так много молодых и красивых учительниц, которые хотят прийти и предложить свою нежность, а вы все еще не видите этого. Жаль, в отличие от вас, я с Хуан Сяона… – Сунь Фухай! Вы сумасшедший! – крик Хуан Сяона прозвучал в зале суда, мгновенно пронзая барабанные перепонки мужчины. Тут он словно очнулся ото сна и вернулся на землю. Осознав, что сказал, он смертельно побледнел, и все его тело задрожало. Как это возможно? Он на самом деле сказал все, что не должен был говорить?! Как это возможно?! Сидя в судебном зале, Учитель Жэнь прочитал строку на интерфейсе своей системы, удовлетворенно улыбаясь. [Вы вызвали навык «вопрос учителя» (мощный): Медведь-Босс Сунь Фухай -100 интеллекта, -50 умственной силы. Вызван особый эффект честности «скажи, что ты думаешь».]