Ruvers
RV
vk.com
image

Симпатичный мальчик на пути к бессмертию

Непобежденный в сотне сражений

Глава 28. Непобежденный в сотне сражений Линь Шу думал. Что пытается сделать Лин Фэнсяо? Лин Фэнсяо собирается поддерживать его? Он не мог этого понять. Даже если он прожил почти два десятилетия, у него почти нулевой опыт общения с другими, не говоря уже о попытках понять мысли таких людей, как Лин Фэнсяо. Поэтому он сосредоточил свое мышление в другом направлении. Если Лин Фэнсяо хочет обеспечивать меня, что мне делать? Если Лин Фэнсяо не хочет обеспечивать меня, что мне делать? Ничего особенного. Если Лин Фэнсяо действительно хотела «содержать» его, то у него, похоже, нет эффективного метода отказа. Если Лин Фэнсяо не хотела поддерживать его, он не проявил бы инициативы и не приблизился бы к богатой женщине. Подводя итог, ему на самом деле не нужно ничего делать, и он ничего не мог изменить. Жизнь по-прежнему оставалась очень мирной, и волноваться не о чем. Линь Шу почувствовал облегчение. Он держал нефритовую печать, которая соединяла с миром грёз Шанлин, думал об увлекательных описаниях горы Хуандан в классических произведениях, и его сердце было немного запутанным. После четверти часа обдумывания этих сложностей, он вспомнил о мече, который хотел, о совершенствовании, которое хотел, и, наконец, успокоил свое сердце. Он вошел в мир снов. Если подумать о преимуществах, независимо от того, был ли он мужчиной или женщиной, это просто внешний вид и на самом деле не очень важно. Не говоря уже о том, что таким образом никто не сумел бы связать его во Дворе боевых искусств с Линь Шу. Он пошел по тропе, сцена перед ним изменилась, и он снова подошел к причалу. Он по-прежнему оставался в этой белой воздушной одежде, и все его тело выглядело так, как будто плыло. В прошлый раз он внимательно не изучил это место из-за несчастного случая. На этот раз он встал перед Истинным рейтингом сражений и внимательно прочитал его. В рейтинговом списке были имена бесчисленного количества людей. Когда чье-то внимание сосредотачивалось на определенном человеке, Камень чувствовал волю зрителя, давая подробную информацию о том человеке. Линь Шу пробежался по списку взглядом, наугад выбрал чье-то имя и сосредоточил на нем свое внимание. Остальные надписи на каменной стене постепенно исчезли, и появилось несколько новых строк. «Осенняя пыль. Меч длиной в два фута, использует быстрые атаки. Сто семьдесят четыре победы, сто одно поражение, шестнадцать ничьих и две тысячи четыреста пятьдесят седьмое место». Письмо сияло золотом, что означает, что человек в настоящее время находится во Дворе боевых искусств. Если надпись не высветилась, это означало, что человека сейчас нет во Дворе боевых искусств, и если вы хотели найти его для битвы, нефритовая печать соответствующего человека передаст ему сообщение. В это время имя Осенней пыли было ярко-золотым. В академии ученики могут оставаться максимум десять лет. Число людей, поступающих каждый год, около тысячи, и примерно половину из них составляли учащиеся бессмертного пути. Другими словами, во всей Школе Бессмертного Дао около четырех или пяти тысяч человек. Уровень этого Осенней пыли где-то посередине. Линь Шу вышел из информационного интерфейса этого товарища совершенствующегося и нажал пальцем на свое имя. Место, где палец коснулся каменной стены, было слегка теплым, и место на каменной стене снова изменилось, став пустой строкой. Пальцы Линь Шу замерли, а затем он написал два слова. Складной бамбук. Готовое имя, о котором не нужно много думать. Камень задрожал и вернулся в обычное состояние. На каменной стене напротив появилась линия красных букв: «Складной бамбук вызывает Осеннюю пыль на битву». Остальная часть письма осталась золотой, но информация, относящаяся к нему, отмечена киноварью, и разум другой стороны также будет затронут. Линь Шу пытался выяснить, сможет ли он получить квалификацию, чтобы войти в гору Хуандан. Эта квалификация, несомненно, очень драгоценна. Из пяти тысяч человек только первые тридцать смогут ее получить. Его можно было считать успешным практикующим в своей прошлой жизни, но он, в конце концов, не знал, на каком уровне находится в этом мире. Таким образом, он решил выбрать кого-то посередине, чтобы бросить вызов. Если он выиграет, его рейтинг составит около 2 400, тогда он бросит вызов кому-нибудь с рейтингом 1 200 и если выиграет, то перейдет дальше на 600-е место. Согласно современной науке, этот метод эффективен для определения силы за короткий промежуток времени. Хотя он ненавидел современную физику, он по-прежнему полагался на научные знания. Линь Шу посмотрел на каменную стену. Через некоторое время на нем появилось несколько слов: «Осенняя пыль принимает бой против Складного бамбука». Мгновение спустя было написано еще одно сообщение: «Осенняя пыль находится на одиннадцатой арене, ожидая товарища совершенствующегося». Согласно правилам Дворца боевых искусств, претендент бросает вызов, а вызываемый выбирает место проведения. Если они ниже 1000 ранга и претендент выиграет, он будет перемещен на один ранг выше вызываемого. Если претендент проиграет, его рейтинг не изменится. Правила ранжирования в первой тысяче немного более сложные – например, если человек хотел занять 100-е место, ему сначала нужно было победить первоначальные 100-е, 101-е и 102-е места. Таким образом можно исключить случайные факторы и доказать, что сила этого человека действительно на уровне 100-го места. Линь Шу посмотрел на высокие и низкие арены, плавающие над водой, подтвердил приблизительное положение одиннадцатой арены в соответствии с правилами распределения и двинулся к ней по воде. На одиннадцатой арене стоял молодой фехтовальщик в синей мантии с двухфутовым мечом. По выбору оружия можно приблизительно определить стиль боевого искусства этого человека. Двухфутовый меч немного короче трехфутового оружия, которое использовал Линь Шу, и не являлся стандартным оружием. Обычно его использовали для рукопашного боя. Увидев его приближение, Осенняя пыль слегка поклонился: – Товарищ даос. Линь Шу повторил его действие: – Товарищ даос. Осенняя пыль спросил: – Это твое первое сражение? – Да. Он мог видеть информацию Осенней пыли, и Осенняя пыль, естественно, тоже мог видеть информацию о нем. – Это оказалась Шимэй, – сказал Осенняя пыль. – … Здравствуй, Шисюн. Разбитый горшок был разбитым горшком, его просто назвали младшей сестрой. Когда господин Мэн вернется, его внешний вид изменится, и кроме господина Мэн никто не узнает, что он был Складным бамбуком. – Шимэй, пожалуйста, просвети меня! – Осенняя пыль обнажил меч и занял оборонительную позицию. Линь Шу сказал: – Шисюн начинай. – Шимэй хочет пропустить меня вперед? – Осенняя пыль улыбнулся, но затем снова принял серьезный вид. – Младшая сестра, будь осторожна. Он внезапно обнажил свой меч. Его владение мечом быстрое и сложное. Хорошая атака! Он быстр, как молния, как ветер, дующий над равниной. Похож на холодный ветер, проносящийся сквозь моросящий дождь и поднимающий в воздух весенние цветы. Очевидно, это всего лишь двухфутовый меч, но воздух, казалось, заполнен призрачным изображением этого меча. Среди густых теней меча спрятан самый смертоносный и безжалостный. Линь Шу вытащил из ножен свой меч. «Данг» громко зазвенело. Его меч столкнулся с настоящим мечом Осенней пыли, покрытый фантомными изображениями, и мечи долго гудели. Осенняя пыль похвалил: – Хорошая атака! Он едва избежал меча Линь Шу и снова обнажил свой меч. Всего за несколько вдохов они обменялись десятками ходов. Его меч быстрый. Меч Линь Шу не совсем медленный, но и не быстрый. Меч Осенней пыли довольно сложный. У меча Линь Шу нет таких великолепных стилей, его техника — это простые удары. Он использовал наиболее эффективный прием своего меча, а затем заблокировал его. Чем медленнее сам процесс, тем быстрее, когда он вынимает меч. Действительно намного комфортнее без ощущения, что его тело тянет его за собой. Меч Осенней пыли хорош, но имеет фатальный недостаток. При таких быстрых и переменчивых движениях потребление энергии очень большое. Это неочевидно в пределах сотни ходов, но после тысячи наступило заметное замедление. Обнаружив этот недостаток, Линь Шу наконец перешел в наступление. Он просто указал своим мечом, отрезая все возможные пути отступления, которые мог иметь Осенняя пыль, и указал прямо на его сердце. Осенняя пыль убрал свой меч и отступил: – Боевые искусства Шимэй, должно быть, намного превосходят мои, Осенняя пыль выражает свое почтение. Линь Шу убрал свой меч и вложил его в ножны: – Спасибо. Его дыхание стало немного более учащенным, а его физическая и умственная энергия немного израсходовались. Однако в целом это легкий бой. Он также чувствовал, что его граница далеко за пределами Осенней пыли. Чего ему не хватало, так это опыта противостояния врагу. Даже без малейшего совершенствования он использовал лишь немного духовной силы, чтобы противостоять вражескому мечу. Иначе он мог бы закончить все намного быстрее. В предыдущей жизни кроме меча своего Учителя он никогда не сражался ни с кем другим. Можно сказать, что его путь к бессмертию проходил за закрытыми дверями. Неизвестно, будет ли он работать в других условиях. Он решил проводить во Дворе боевых искусств по часу каждый день. Этот матч закончился, и он собирался найти другого соперника, но вдруг услышал шум на пристани. Человек, вступивший в бессмертное совершенствование, обладал хорошим зрением, поэтому, несмотря на то, что он находился далеко, символы на каменной стене все еще оставались хорошо видны. Последней новостью было: «Цан Минь вызывает Сяо Шао на битву». Осенняя пыль сказал: – Цан Минь снова бросает вызов Сяо Шао. Линь Шу видел эти два имени в рейтинге раньше. Цан Минь был вторым, а Сяо Шао – первым. Сначала его не интересовали другие, но теперь он очень заинтересовался их боевыми искусствами, поэтому спросил: – Что ты имеешь в виду? Осенняя пыль начал рассказывать: – Ты здесь впервые, поэтому, естественно, не знаешь, но Цан Минь – известный мастер боевых искусств в Школе Бессмертного Дао. Он сделал паузу, затем продолжил: – Но Сяо Шао… Еще одна пауза, как будто он пытался решить, что сказать, прежде чем наконец произнес: – Это долгая история. Сяо Шао никогда не бросал вызов другим. Только другие люди бросают ему вызов, но никто ни разу не победил его. Этот человек появился всего на один месяц и стал первым из-за того, что другие люди пригласили его на бой, но с тех пор он ни разу не упал со своей позиции. Сказав это, Осенняя пыль глубоко вздохнул. – На сегодняшний день в боевых рекордах Сяо Шао нулевое количество поражений, и никто не смеет просить о битве с ним. Только Цан Минь настаивает на их сражении. Младшая сестра Складной бамбук, я собираюсь посмотреть их битву. Ты пойдешь? – Да. Камень продолжал объявлять новости: «Сяо Шао принимает битву против Цан Миня». Место встречи этих двоих было легко найти, потому что все двигались в этом направлении. Первая арена Тяньцзы была очень большой и легко могла вместить сотни зрителей. – Это Цан Минь, – сказал Осенняя пыль. На сцене стоял только высокий мужчина в сером, держащий шпагу. У него было красивое лицо, и его глаза горели огнем. Полминуты спустя другой мужчина спустился с воздуха, встав напротив Цан Миня. Можно сделать вывод, что этим человеком являлся Сяо Шао. На мужчине был великолепный черный халат, он обладал очень холодным темпераментом и стройной фигурой. В правой руке у него находилась длинная флейта из снежного нефрита. Флейта была очень красивой, и его рука тоже красива. – Товарищ даос, – поздоровался Цан Минь. Сяо Шао слегка кивнул. Большинство людей во Дворе боевых искусств специально меняли свою внешность, чтобы другие не могли их узнать. Этот человек, однако, на самом деле носил серебряную маску, полностью закрывающую лицо. Это было почти сравнимо с Лин Фэнсяо, которая так строго одевалась даже летом. Хм, Лин Фэнсяо. Возможно, Лин Фэнсяо произвела на него слишком глубокое впечатление. Он слышал много похвал о боевых искусствах Лин Фэнсяо от брата и сестры Юэ и даже от господина Мэн, поэтому в таком месте, как Двор боевых искусств, он думал, что юная мисс, естественно, будет первой. Когда он впервые увидел имя Сяо Шао, он даже подумал, не было ли это псевдонимом Лин Фэнсяо. В конце концов, в нем такой же слог как и в ее имени. Однако Сяо Шао был мужчиной, и его оружие не меч. Очевидно, он не имел ничего общего с Лин Фэнсяо. Линь Шу был немного потерян. Чем больше он смотрел, тем больше ему не нравился Сяо Шао. Его оружие яркое, и он отказывался показывать свое истинное лицо, пряча голову и хвост – должно быть, он скрывал что-то плохое.