Ruvers
RV
vk.com
image

Симпатичный мальчик на пути к бессмертию

Соленая рыба

Глава 14. Соленая рыба Вечером. Под закатным небом бамбуковый лес напоминал море. – Одежда нашего Зала грёз зеленая, обитатели Усадьбы Феникса носят красное, а немногие небесно-голубые одеяния из секты Мечников Южного моря, – Юэ Жохэ вел Линь Шу вдоль дороги, а его сестра Юэ Жоюнь следовала за ними – они оба были в зеленых одеждах, как будто стремясь слиться с бамбуковым лесом. К счастью, в Нефритовых небесах перемещалось не так много людей. Когда они достигли Туманных Небес, разнообразие цветов одежд постепенно увеличилось. Конфуцианская школа ценила родословную мастера и не имела тех же принадлежностей, что Школа бессмертных. Поэтому, их одежды были такими же, как у Линь Шу, за исключением того, что рисунок и окантовка превратились из светло-голубого в серый, а в Школе навыков – в красный. В столовой на первый взгляд большинство из них сидели с остальной частью своей школы, но некоторые ученики Конфуцианской школы и Школы бессмертных сидели вместе. Это напомнило Линь Шу об отрывке из «Подробного рассказа Бая Сяошэна об Академии Шанлин». По сути, это означало, что в Школе конфуцианства много фракций. Каждая из них хотела высказаться, и каждые три-пять дней проводились огромные дебаты, вплоть до того, что даже птицы и собаки не могли оставаться в покое. По крайней мере, все присутствующие были людьми литературы, и никто не хватался за ножи. Единственное, что было страшно, когда они спорили до такой степени, что не могли дальше продолжать и смотрели друг на друга горячечными глазами, тогда они отправлялись на поиски своих друзей из Школы бессмертных, чтобы те помогли им. И все превращалось в битву, в которой участвовали обе стороны. Тогда их всех наказывали, и им приходилось идти в пещеру под Водопадом Небесной звезды и размышлять. И, так как они размышляли, они внезапно чувствовали себя обиженными и начинали все заново – это было так же серьезно, как куча летающих цыплят и прыгающих вокруг собак. Пока Линь Шу думал, он заметил стол, за которым ученик Конфуцианской школы отложил палочки для еды, чтобы сказать: – Необходимо дать название вещам, чтобы установить истину, но, если имя неверно, как слова могут быть правильными? Тот, что сидел напротив подхватил: – То, что ты видишь и что ты слышишь, найди правду и дай имя – иначе, как ты сможешь понять, что «белые лошади – не лошади»? Юэ Жохэ: – Позволь мне пойти и поспорить с ними. Юэ Жоюнь издала противоречивый шум. – Ты забыл, что сказал дедушка? Никто не может спорить с Конфуцианской школой! Если ты не сможешь выиграть спор, ты уронишь престиж нашего Зала грез! Юэ Жохэ сказал: – Я использую свои боевые искусства, чтобы проявить себя как ученик Зала грез. Даже если я не могу переспорить их, в чем проблема? – Поражение в споре – это тоже поражение! – Как проигрыш в споре можно считать поражением? Вещи, которые исходят изо рта, что это за поражение? – Если ты проигрываешь в бою, ты расстраиваешься. Если ты проигрываешь в спорах, ты также расстраиваешься. Почему тогда поражение в споре не поражение? – Я расширил кругозор. Даже десять лет не так уж долго для джентльмена, чтобы отомстить, и когда это я был в расстройстве? – Тц, только в прошлом году младший брат Чэнь был немного лучше, чем ты в «Безграничном шелковом дожде», и ты смотрел на него в течение полугода, как курица с черными глазами. Какая часть тебя, опять же, с широким кругозором? – Меня волнует рост мастерства младшего брата Чэнь, что с этим не так? Техника мисс Лин, которую она продемонстрировала сегодня, когда направляла листья, чтобы убить человека, намного лучше моей. Какой из своих глаз ты использовала, чтобы увидеть, как я превращаюсь в черноглазую курицу? – Ты прекрасно знаешь, что сила мисс Лин реальна и могущественна, пробиваясь через десять уровней с одной попытки. И без какой-либо глубокой техники боевых искусств нашего Зала грез. Вот почему ты можешь говорить о «широком кругозоре»! – Хорошо сказано! В тот год, когда мисс Лин прибыла к нам в гости, у кого были красные глаза, и она прыгала за спиной, говоря: «Она того же возраста, но почему она настолько сильнее меня?» Если у меня нет широкого кругозора, то боюсь, твой разум размером с булавочную головку! – Я сказала, что ты не обладаешь широким кругозором, я не то, что у меня широкий кругозор – в любом случае, позже я искренне восхитилась мисс Лин, и сейчас мы даже живем вместе. Каждый день я смогу спрашивать у нее советы и когда мои боевые искусства улучшаться, то преподам тебе урок! Линь Шу: «……» Он смотрел широко раскрытыми глазами, как пара брата и сестры спорила более настойчиво, более сознательно, от конфуцианства до личности Лин Фэнсяо, как будто они никогда не остановятся, и поэтому решил сначала сам сходить за едой. Пока он получает пищу, пусть разум блуждает. Юэ Жохэ и Юэ Жоюнь – известные праведные ученики. Глядя на то, как сильно они уважали боевые искусства Лин Фэнсяо, и даже господин Мэн сказал, что «Феникс семьи Лин известен во всем Цзянху», казалось, что этот человек действительно чрезвычайно выдающийся. Что касается его собственного совершенствования в этом возрасте в прошлой жизни, он задавался вопросом, мог ли он сравнится с Лин Фэнсяо. Даже при том, что он никогда не видел, чтобы Лин Фэнсяо использовала саблю, учитывая, как этот человек сегодня уничтожил бамбуковый лес, направил листья, чтобы убить людей, демонстрировало превосходство ее боевых искусств. Если сравнить его в 15 лет… Нет, он не мог продолжать сравнение. Он был тихой соленой рыбой [1] в своей прошлой жизни и не принадлежал к той же генеалогической семье, что и рыба-фугу. Он следовал правилам, никогда не уничтожал растительность и не мог сравниваться с кем-то. Когда он получил еду и вернулся, брат и сестра все еще спорили. Линь Шу молча начал есть и съел примерно половину, прежде чем Юэ Жоюнь наконец вернулась к теме конфуцианства. – Если ты действительно хочешь вступить с ними в спор, ты также должен переодеться, иначе они узнают, что ты ученик Зала грез. Юэ Жохэ был полон недовольства и пытался продолжать спорить с ней, но Юэ Жоюнь сказала: – Я голодна! Я больше не спорю! Затем они вдвоем пошли за едой. В итоге Линь Шу ел быстрее, чем они, поэтому после того, как закончил, он немного подумал, прежде чем сказать: – Сначала я пойду в библиотеку. Юэ Жохэ издал утвердительный звук и произнес. – Увидимся. Линь Шу: – Увидимся позже. Он вышел из столовой, некоторое время двигаясь на восток, затем слегка выдохнул. Он до сих пор не привык проводить время с другими людьми. Сначала брат и сестра не закрывали рты, но как только начали есть, они очень послушно следовали правилу не разговаривать во время еды и отдыха. От начала до конца они с ним вообще не общались. Линь Шу начал думать, что Юэ Жохэ мог изначально пригласить его поужинать с ними из вежливости, и на самом деле ему было все равно. Но, независимо от того, что на самом деле думал Юэ Жохэ, основная проблема заключалась в Линь Шу. Он не знал, как открыть рот, чтобы вступить в разговор, и не знал, что делать при общении с другими людьми. Даже если в этой жизни внезапно появилось много людей, которые не были плохими для него, он также как и раньше не знал, как с ними общаться. Линь Шу чувствовал себя немного смущенным и не знал, что делать в будущем. Или, может быть… он может быть таким, каким был в прошлой жизни? Он продолжил движение вперед. Когда они направлялись в столовую, он проходил мимо библиотеки, и найти это место было не так уж и сложно. Библиотека представляла собой четырнадцатиэтажный павильон. По словам Бао Сяошэна, на первых шести этажах находились книги Школы конфуцианства, на седьмом-девятом – Школы навыков, а на остальных пяти этажах – Школы бессмертных. Он поднялся по лестнице до десятого этажа, тяжело дыша, задыхаясь и чувствуя, что потерял половину своей жизни. Количество книг о техниках бессмертных было таким же большим, как целое туманное море, а книг по основным упражнениям было еще больше. К счастью, у каждого книжного шкафа был указатель, но Линь Шу все же потратил немало усилий, чтобы найти то, что хотел. Первым делом нужно было просмотреть упражнения, которые тренировали тело. Он нашел книгу, которая выглядела как самый основной «Метод ковки меридианов». В любом случае, только улучшив физическое состояние этого тела, он сможет снова поднять меч. У него была проблема меридианов. Первый порог, который он должен был переступить, чтобы пойти по Бессмертному пути, – это заложить основание. Целью основания было открыть меридианы и построить основу для будущего совершенствования. Для тех, кто был пригоден для бессмертного совершенствования, их естественные меридианы были похожи на небольшой изъян в белом нефрите, незначительный недостаток в красоте. Все, что им нужно сделать, это следовать «каналам Инь» какое-то время, и после долгого периода времени, когда тело было полно Ци, первоначальный дефект с застоем в меридианах, естественным образом, был бы вымыт и открыт. Названный «Сто дней Основания», это был просто лучший природный подарок. Если ваш природный талант был немного хуже, потребовалось бы больше времени, от десяти до двадцати лет, чтобы открыть меридианы. Еще хуже, и это займет так много времени, что конечной точки не будет видно. В мире было много обычных людей, и большинство людей были такими. Тело Линь Шу прямо сейчас было совершенно обычным. Он долго смотрел на книжный шкаф, посвященный заложению основания, и, наконец, нашел книгу под названием «Очищение черных меридианов для совершенствования». Пролистывая, он увидел, что у него было много способов питания меридианов. Первоначально они были для совершенствующихся, которые полагали, что их меридианы не были достаточно широкими, и их Ци не работала гладко, но казалось целесообразным использовать эти методы на себе. Вся книга была разделена на пять частей: эликсиры панацеи, весенние эликсиры, нефритовые эликсиры, алхимические эликсиры и прочее. В разделе «Разное» записано несколько типов пищи и дыхания, которые можно попробовать. По словам Бай Сяошэна, ученики во время обучения не испытывали недостатка в возможности приобрести различные эликсиры панацеи, но весенние и нефритовые эликсиры были временно недоступны. Что касается алхимических эликсиров – не стоило и задумываться, даже если это был самый быстрый способ улучшить его меридианы. В конце концов, придя в такое место как Академия Шанлин, он действительно не ошибся. Несмотря на то, что заложить основание все еще было целью далекого будущего, оставалась небольшая вероятность, что он сможет его сформировать. Он нашел еще две книги, касающиеся заложения основания, и, зарегистрировав их в буклете на первом этаже, забрал с собой четыре книги и покинул библиотеку. Когда он вышел, уже наступила ночь, и небо было полно звезд. Он внезапно замер. Туманные Небеса были построены на вершине, и вместе с Нефритовыми Небесами и Кристаллическими Небесами они окружали центральные Небеса Пустоты. В это время, глядя вниз с Туманных небес, можно было увидеть все пейзажи Небес Пустоты. Среди мраморных башен и нефритовых домов озеро отражало звездное небо. Вероятно, вода имела какое-то необычное качество, и на озере сияли мягкие звезды. В книге Бай Сяошэна говорится, что это озеро называлось «Звездная сеть», а его источником был Водопад Небесной звезды на западе, который был одним из самых больших и красивых пейзажей школы. Размышляя в тишине Линь Шу почувствовал, что это прекрасно, так же красиво, как звезды на небе. Он давно не видел звезд – это то, что он любил делать, когда был ребенком. Потому что, когда смотрел на бесконечное небо, он постепенно становился очарованным, вводя себя в заблуждение, что он тоже один из многих разумных существ, а не одинокий призрак, бродящий вне толпы людей. В течение долгого времени смотрев на озеро, Линь Шу наконец вернулся в Нефритовые Небеса. Когда он медленно приблизился к своему маленькому бамбуковому дому, он увидел внутри свет свечи. Подойдя ближе, дверь тоже оказалась открыта. Продолжая двигаться вперед, на столе в главной комнате стояла лампа, и на стуле сидел человек лицом к двери. – Ты все же соизволил вернуться? – голос Лин Фэнсяо был крайне недоволен. Ах? ___________________ [1] 咸鱼 [xiányú] – «солёная рыба», образно: ленивый, вялый, инертный.