Ruvers
RV
vk.com
image

Сильнейший Босс встречается со мной

Триллер в старшей школе (13)

«Спасибо за подарки, которые ты отправил. Мне все очень нравится. Давай сегодня встретимся в школьной библиотеке после уроков. Я буду ждать тебя на втором этаже у стола, ближайшем к левой стене». —— Сяо Чэнь Тело мальчика дрожало, а рука, держащая записку, оказалась еще более неустойчивой. Его голова была опущена, а густая челка и очки скрывали выражение лица. Сяо Чэнь стоял за столом и был озадачен этой внезапной сценой. Когда он ясно увидел, кто был перед ним, его глаза не могли не расшириться. Он обошел несколько кругов вокруг мальчика, пока не заметил слова в записке. Он крепко сжал руку. Когда мальчик впал в созерцание, у задней двери классной комнаты стояла девушка с короткой стрижкой и с холодным выражением лица. Она наблюдала за действиями мальчика, глаза сузились от равнодушия и даже от злости. Сяо Чэнь почти не узнал ее с первого взгляда – это была Ян Цзе. Он невольно задержал дыхание, сердцебиение участилось. Это память Сюй Шэна? Сяо Чэнь наблюдал, как мальчик мягко держал записку, как будто это великое сокровище, как будто боялся, что на ней появятся какие-то складки. Он вытащил из своего стола толстую синюю тетрадь и осторожно разгладил полученную записку, прежде чем убрать ее внутрь. Каждое действие выражало крайнюю радость. Мальчик оправил свою одежду, опасаясь, что на ней может быть пыль. Он даже несколько раз перевязывал шнурки, завязывая аккуратные узлы, чтобы случайно не споткнуться. Таким образом он был полностью доволен. Немного взволнованный он застенчиво достал подарочную коробку из своего стола. Затем он вышел из двери, робко прислонившись к стене. Когда Ян Цзе увидела, как он встал, она немедленно отвела взгляд и сделала вид, что ничего не заметила, когда вернулась на свое место. Но другие одноклассники одновременно подняли головы, смеясь от насмешек, наблюдая за ним. Сяо Чэнь последовал за мальчиком, его шаги были совсем легкими. Он явно не чувствовал жар, но его лоб необъяснимо покрылся холодным потом. С широко раскрытыми глазами он мог только наблюдать, как мальчик умело обходил людные места и проходил через учебное здание, идя по длинному обходному пути. Под странными взглядами он вошел в библиотеку. Это были взгляды, которые содержали нескрываемое отвращение. На мгновение Сяо Чэнь почти почувствовал, что он сам Сюй Шэн, хотя он понимал, что эти люди не были сосредоточены на нем. Но, когда их жестокость охватила его, он не мог не чувствовать озноб. Мальчик, казалось, не осознавал злобность других. Он радостно поднялся на второй этаж библиотеки и медленно направился к самой левой стене. Он хотел прыгать от радости, но в то же время он нервно тер руки. Вскоре он сел. Часы, висящие на стене, дали понять Сяо Чэню, что занятия уже закончились. Прошли минуты и секунды, пока мальчик терпеливо ждал на месте. Даже после того, как случайные разговоры в библиотеке превратились в полное молчание, он все еще беззвучно оставался там, ожидая встречи с ним. Однако с течением времени дух Сяо Чэня падал все ниже и ниже. Он сел напротив мальчика, внимательно осматривая его, а другой постепенно показывал свое беспокойство. Сердце Сяо Чэня сжалось. – Сюй Шэн, не жди больше, он не придет, – его голос был хриплым и плачущим, но мальчик не слышал его, и тем более не отвечал. Он знал, что мальчик его не видел. Сяо Чэнь слушал тиканье часов и слабо дрожал. Он уже догадался, что Сюй Шэн должен испытать дальше. Вдали раздались приближающиеся шаги. Сяо Чэнь и Сюй Шэн вместе повернулись к источнику звука. Мальчик был в восторге, но сдерживался. Но дыхание Сяо Чэня стало учащенным, и его руки начали сильно дрожать. – Черт возьми! Сюй Шэн действительно пришел? – Он на самом деле гей? – Так противно! – Только это? Он осмеливается мечтать о том, чтобы быть со старшим Сяо Чэнем? Это так смешно! Он должен просто поссать на землю и взглянуть на свое отражение [1]! Лицо Сяо Чэня было бледным. С первого взгляда он заметил, что перед толпой стоит блондин, также известный как Ван Тун. Сюй Шэн замер, и его губы задрожали. Сяо Чэнь хотел увести его прочь, но рука юноши прошла сквозь руку другого. Но еще больше его напугало то, что он обнаружил, что не может больше пошевелиться, и был прикован к стулу. – Сюй Шэн, быстрее беги! Быстрее убегай!! – с тревогой кричал он, весь потея. Но никто не воспринимал его присутствие. Его счастливые глаза феникса наполнились слезами, и голос был задушен, когда он увидел, что Сюй Шэна утащила группа людей. Он совсем беспомощен и не может предотвратить это. Его окружение начало искажаться, и из-за него тихо появилась черная тень. Пара рук потянулась, чтобы вытереть слезы, текущие из его глаз. Черная тень тихо вздохнула, приспосабливаясь к тому, чтобы Сяо Чэнь был удобно устроен в его объятиях. В конце концов, он все еще не хотел, чтобы старший видел его самые неловкие моменты. Окружение снова изменилось, на этот раз превратившись в длинный коридор. Сяо Чэнь прикрыл нос и рот и почти вскрикнул. Это сцена из его сна. Нет, все было иначе. С щелчком дверь открылась. Кудрявая девушка скрестила руки на груди и стояла возле входа. – Папа, что ты делаешь? Просто игнорируй его и оставь там. Так шумно! – кудрявая девушка закатила глаза, громко крича на мужчину, делающего фотографии. Человек сунул телефон обратно в карман. Он не забыл в последний раз яростно пнуть мальчика, прежде чем ответить: – Идем, идем! Он развернулся, не оглядываясь, и закрыл дверь. Сердце Сяо Чэня полностью остыло. ___________________ «Поздравляем игрока Гао Сюйхань с тем, что она сбросила правила игры и получила квоту на побег», – снова прозвучали звуки трансляция. – «Волшебный ящик Пандоры был открыт, и демоны в игровом мире освободились. В результате лотереи выбран последний игрок из предыдущего раунда. Король этого раунда – Ван Тун». «Далее он будет единственным…» – трансляция была заглушена. Это был явно механический голос, но он заставлял людей напрягаться от озноба. – «… кто решит вашу жизнь и смерть». – Что это значит? – Что случилось? – Какой король? Почему правила игры снова изменились? – Гао Сюйхань?! Что она сделала? Почему она? После прослушивания трансляции вокруг начались разрозненные обсуждения. Все были ошеломлены, их взгляды остановились на Ван Туне. У каждого были намеки на ревность и ненависть, которые трудно скрыть. Почему он? Разве он не был тем, кто довел Сюй Шэна до самоубийства? Но эти замечания быстро исчезли. В конце концов, в эфире говорилось, что Ван Тун контролировал жизни всех присутствующих! При этом никто не осмелится его обидеть. Глаза Ван Туна расширились, и он поджал губы, чувствуя внутри восторг. С тех пор как он прибыл в это место, в своем сердце он бесконечно беспокоился. Он был зачинщиком смерти Сюй Шэна, поэтому понимал, что другой никогда его не отпустит! Теперь, когда у него был шанс выжить, как Ван Тун не мог быть взволнован? Но что означало, когда в вещании говорилось, что он определит жизнь и смерть учеников? В то же время девичий виноград, полностью окутавший здание библиотеки, стал плотнее и гуще. Он даже переплетался с многочисленными лозами землистого цвета, сгруппировавшимися вместе, когда перебрался через окна. Некоторые лозы направлялись к дверям, и в одно мгновение бесчисленное количество их медленно вползло, как змеи. – Черт возьми, что это? – Аааааа! Так омерзительно! Отпусти меня! – Уходи!! Уходи!! Спасите меня! – Ууууууууууууу!!! Виноградные лозы как живые выборочно связывали находящихся в библиотеке. Они прочно удерживали людей, и ни палка, ни нож ничего не могли с ними поделать. Почему сказано, что лозы действовали выборочно? Шокирующе, что бесчисленное количество из них точно обошло Ван Туна. Через минуту все были связаны ими, и только Ван Тун остался на месте без какого-либо вреда. По спине Ван Туна пробежал холодок, и он выдохнул. Внезапно небо снаружи сменилось со дня на ночь. Там, где раньше висело солнце, теперь находилась алая луна с какой-то кровожадной тайной. Снова включилась трансляция. – Король, ты видишь этих отвратительных насекомых? – Ууууу!! – Хммм!!! «Их жизнь и смерть в настоящее время в твоих руках! Давай сыграем в игру! Иначе, как говорится в названии…» – голос передачи был таким же безжалостным и равнодушным, как и голос дьявола. – «…никто не выживет!» «Здесь все еще двенадцать насекомых, поэтому давай сыграем три раунда» – в голосе из трансляции не было никаких колебаний, но по некоторым причинам он казался присутствующим угрожающим. – «Пока ты добиваешься успеха, ты можете уйти». «Но выбор за тобой. Если ты не хочешь играть, то можешь уйти прямо сейчас. Однако тогда все эти насекомые немедленно исчезнут!» – трансляция затихла. «Снятие кожи, эвисцерация, линчи, пять наказаний, сваренные заживо и похороненные заживо…» – механический голос вещание рассмеялся. «Что тебе нравится?» – Ууууууууууууууу!!!!! – Aаааа!! – Хмммм!!! – Помоги мне!!! Губы Ван Туна побледнели, а зрение размылось. Его тело дрожало. Он наблюдал, как люди вокруг него мучительно и пристально смотрели ему в глаза, их носы текли, а слезы безостановочно лились. В конце концов Ван Тун глубоко вздохнул, слабо пробормотав: – Хорошо, я буду играть! «Поздравляем игрока Ван Туна за включение режима наказания. В первом раунде у нас серная кислота!» – снова прозвучала трансляция. «Перед тобой большая банка с серной кислотой», – передача прервалась шумом скрипящих костей. – «Если ты поместишь правую руку внутрь на тридцать секунд, первый раунд будет пройден». Ну, ты готов? __________________ [1] 撒泡尿照照 [sāpāo suī zhào zhào] – «помочиться и посмотреть на свое отражение». Образно: посмотреть на себя (вместо того, чтобы упрекать других).