Ruvers
RV
vk.com
image

Шок! Это на самом деле шоу талантов?!

Подземный матч

Глава 54. Подземный матч Подземная арена шоу выживания. Византийский купол напоминал перевернутую чашу. Внутри величественного, подобного храму, здания, за исключением основной подземной арены, которая была настолько огромной, что не хватало взгляда увидеть край, остальное пространство было разделено как улей. Каждый шестиугольник представлял собой отдельную комнату со стенами, покрытыми темными шторами. В центре арены находились участники с покрасневшими глазами и затрудненным дыханием. Роскошная аудитория простиралась от второго этажа до самого верха и окружала зоны ожидания участников для выступлений. Под ослепительными хрустальными люстрами блистали роскошью ретро-ложи в светло-коричневых тонах. У каждого уровня было свое название: «Старейшина, Вождь, Древний, Аристократ», и в разных местах стоимость билетов была совершенно разной. Свет и тень танцевали на стенах, на которых были выгравированы сцены боев гладиаторов, изображения колесниц, свирепых зверей и тема арены – Колизей (72 г. до н.э.) Ложи были заполнены людьми из высшего общества, одетыми в роскошные, тщательно продуманные наряды. Эти аристократические леди и джентльмены, приехавшие в Лазурный Космос со всех частей Федерации, переговаривались между собой тихими голосами, их глаза ярко сияли всякий раз, когда разговор принимал захватывающий оборот. Официанты путешествовали сквозь толпу, доставляя чай, коктейли и трехэтажные закуски. Иногда мимо проходили юноши в светлой форме с фишками в руках. Группа улыбающихся аристократок поманила официанта, который немедленно подошел и вежливо поклонился. – Да, прекрасные леди, сейчас можно делать ставки. Этот уголок зрительских трибун был наполнен восторженной болтовней и азартом. – Когда выйдет следующий участник… Шторы внезапно распахнулись. Юноша в белой маске вышел на арену, его стройное тело сияло, как медовая вода в теплом свете. Он держал штурмовую винтовку в своих тонких руках, мышцы напряглись и демонстрировали легкие изгибы под ярким светом. Юная леди, которая еще не решила делать ставку или нет, ненадолго замерла, а затем быстро открыла свой терминал: – Извините, я бы хотела поставить десять тысяч кредитов на этого младшего брата. Вокруг нее поднялся шум, но юная леди щедро улыбнулась. – … Он действительно не такой мощный, как его противник, но он очень милый. Как маленький гепард, которого мы держим дома… – Вместо его победы я больше интересуюсь внешностью под маской… Если это возможно… – Можно мне потом послать ему шампанское? Конечно, цена – это не проблема… Официант с сожалением покачал головой: – Приношу свои извинения, но для этого игрока это невозможно. Вы можете рассмотреть других участников, если хотите отправить напиток… Дама казалась озадаченной, но, когда погас свет и загорелся центр арены, зрители быстро вернулись в безмолвное состояние. Игра началась. У Цзинь глубоко вздохнул. Он стоял в начальной точке, его взгляд быстро переместился на противника перед ним. Этот человек чем-то походил на него, но с мощным телом и крепкими руками. У него виднелось несколько нечетких ран на теле, и он также держал штурмовую винтовку. Расстояние между ними было около ста метров, и когда их взгляды встретились, казалось, полетели искры. Только один из них мог остаться до конца. Противник неожиданно обнажил зубы и издал низкий угрожающий рев, как зверь, изгоняющий врага со своей территории. На его зубах виднелась кровь, как будто он только что прокусил чье-то горло… У Цзинь внезапно подумал о запахе крови, который почувствовал сквозь шторы, и о горьком крике побежденного участника, когда его уносили с арены. С другой стороны, когда публика столкнулась с этими окровавленными обнаженными зубами, аудитория снова закипела от волнения, разражаясь приветствиями в сторону звероподобного гладиатора. Как только погас свет, на арене быстро поднялись высокие перекрытия, пересекаясь, как лабиринт, и закрывая линию обзора между двумя людьми, которые стояли на расстоянии друг от друга. У Цзинь прижал указательный палец к спусковому крючку, затем сузил глаза и успокоился, постепенно приспосабливаясь к шуму голосов с трибун. Он оставался таким до тех пор, пока снова не зажглись огни. Первоначально широко открытая арена была теперь разделена стенами и бункерами из кирпича и земли. Обзор был узким, а дыхание противника слишком легким, чтобы его можно услышать, поскольку обе стороны старались скрываться. В течение следующих пятнадцати минут укрытия будут опускаться в землю, пока обе стороны больше не смогут избегать друг друга. Когда арена станет плоской – если ни один из участников еще не будет выбит, они оба вступят в прямую конфронтацию, где ни одна из сторон не остановится до тех пор, пока один из них не потерпит поражение. С трибун раздались внезапные возгласы. Юноша, который, как все думали, займет оборонительную позицию, на самом деле взял на себя инициативу атаковать первым, используя свою штурмовую винтовку. Глаза девушки, которая только что сделала на него ставку, загорелись: – Очень смелое, ясное суждение. Должно быть, он угадал итог предыдущего участника и решил атаковать первым в течение первых десяти минут, а не вступать в прямой бой с сумасшедшим после исчезновения бункеров. Подождите, они уже собираются встретиться! Юноша и сумасшедший гладиатор оба достигли противоположных сторон одной стены. Двое мужчин были разделены только бункером, их шаги были все также неслышны. Казалось, что ни один не знал о существовании другого. До тех пор, пока они не свернут за угол… Гладиатор, который укусил своего предыдущего противника, внезапно замер за стеной и устроил засаду. Он выглядел и свирепым, и пренебрежительным, глядя на место, где должен появиться У Цзинь. В этот момент почти все затаили дыхание. Не было никаких сомнений в том, что гладиатор обнаружил своего противника, и первоначальный баланс этого уличного сражения сменился на ловушку и засаду. У Цзинь действительно попал в ловушку. Девушка на трибуне подавила крик, также были и другие, кто даже закрывал глаза изящными жестами. В следующий миг раздался звук выстрела, и глаза, выглядывающие из щели между пальцев, внезапно недоверчиво округлились… К всеобщему удивлению, первым, кто выстрелил, оказался юноша в белой маске. Даже человек, отвечающий за камеры, не сумел среагировать вовремя. Камера съемки сделала увеличение в противоположном направлении на его противнике. Белая маска светилась металлическим неорганическим блеском под холодными огнями, открытые глаза – теплый янтарь, но, поскольку они были наполнены энергичным боевым духом, внутри, казалось, вспыхивали ослепительные искры. Свободные шаги юноши успешно одурачили его противника, когда он приблизился к засаде, и даже руки были чрезвычайно расслаблены ровно до того момента, как он выступил из-за угла. Движения юноши резко изменились. Благодаря быстрому движению кожа нижней части спины, окрашенная в молочный и медовый цвета, обнажилась под его боевой формой и вспыхнула перед камерой. В следующую секунду он выстрелил из своего оружия… Резкий, жестокий. Теперь камера была нацелена на подбородок, который поднял юноша, и он походил на гордого леопарда, когда вскочил, чтобы совершить контратаку. Его тело было стройным и гибким, но он вспыхнул мощной и жестокой свирепостью, а глаза загорелись бушующим огнем. Он вскочил, выстрелил и нанес удар – все на одном дыхании! Лицо под маской было холодным и напряженным, теплые янтарные глаза равнодушными, когда смотрели прямо перед собой. Казалось, он притянул к себе все огни сцены и заставил людей неотрывно смотреть на себя не в силах оторваться… Зрители наконец-то разразились пронзительными криками. Внутри арены ситуация кардинально изменилась. Добыча стала охотником. Победитель предыдущего матча был застрелен в правое ребро, разум У Цзиня молниеносно обрабатывал всю информацию в тот момент, когда пуля покинула винтовку. Это были не обычные твердые пули, используемые в шоу Crosson. Ось снаряда соединялась с дном, что значительно уменьшило ударную силу головки пули. Начальная скорость была очень высокой, но быстро снижалась. Кончик пули был острым, а передняя треть утолщена сверх ожидаемого, в результате чего пуля останавливалась в момент проникновения… Ствол винтовки также был изменен. Сильное сердцебиение У Цзиня наконец успокоилось. Тренировочная база Плавающего Города в конечном итоге все же обеспечивала безопасность участников. Модифицированный ствол оружия значительно уменьшал скорость и проникновение пуль, и только первая треть пули могла вызвать повреждение. Даже если не было спасательной капсулы, любая пуля, которая попала бы в тело, нанесла бы только поверхностный ущерб. В тусклом освещении стены укрытия уже опустились на высоту, равную росту человека. У Цзинь поднял ствол винтовки и направил его в горло своего противника… Зрачки гладиатора резко сузились, и он кувыркнулся к бункеру, находящемуся рядом с ним, чтобы увернуться от выстрела. Он без колебаний выхватил винтовку. Всего за три коротких минуты противники уже находились на расстоянии двадцати метров друг от друга, и прямое противостояние началось раньше времени. Пульс всех зрителей одновременно ускорился. В предыдущих десяти играх практически не было матчей, в которых сражение развивались бы так стремительно. Однако такое развитие ситуации казалось логичным и разумным, как будто все было рассчитано заранее. Уличная битва, засада, контратака – юноша в маске, который явно не был хорош в ближнем бою, использовал почти все свои преимущества, чтобы превратить первоначальный недостаток в битве из перетягивания каната в быстрый штурм. Несмотря на то, что победитель предыдущего матча все еще был физически сильнее, было очевидно, что сейчас он оказался в невыгодном положении. Молодой человек в маске прицелился и выстрелил в бункер, за который только что отступил гладиатор. Во время перестрелки на телах обоих выступила кровь, но именно юноша все время одерживал верх. Модифицированные пули все-таки заставляли У Цзиня страдать и чувствовать боль, но это было в пределах того, что он мог вынести. Боль даже подтолкнула его способность к рассуждению и предсказанию, а также быть более бдительным, чем обычно. Штурмовая винтовка, казалось, интегрировалась с его рукой. Первоначально непредсказуемые траектории пули, наконец, соединились с его прямой видимостью и суждением. Бах… Просто и аккуратно. Над позицией судьи наконец-то зажегся зеленый свет. От удара пули, попавшей в легкое, гладиатор закашлялся кровавой пеной. Он бросил на У Цзиня злобный взгляд, затем оттолкнул персонал, который вышел поддержать его, и наткнулся на занавески. Приветствия взревели с трибун, и даже аристократические дамы в первом ряду бросали цветы, браслеты и другие предметы на арену, их взгляды горели от интереса. Сотрудники уже были знакомы с правиласми и поспешно собрали ценные вещи, чтобы вернуть их аудитории. Неожиданно через несколько секунд атмосфера еще больше накалилась… Юноша принял повязку, которая была вручена ему с одной стороны арены, и сорвал защитную одежду, рассеченную пулей, обнажив тонкие и гладкие, но чрезвычайно взрывоопасные изгибы мышц. Он аккуратно обернул повязку вокруг раны на плече, и, поскольку он не мог прижать ее рукой, ему пришлось слегка приподнять один конец маски, чтобы удерживать повязку на месте зубами… Кровь, молодость, оружие и гормоны. На арену понеслись пронзительные крики, и официант должен был бесконечно объяснять: – Его имя не может быть обнародовано. Пожалуйста, уважайте выбор участника носить маску. Шампанское не может быть подарено этому участнику. Нет, причина озвучена… Это приказ высшего руководства… За шторами. Когда мужчина сглотнул, у него перехватило горло, и он осторожно погладил кончиками пальцев рукоять пистолета. Дух кролика, которого он поймал в лесу по капризу во время прослушивания, казалось, уже вырастил полный рот маленьких белых клыков. Через пять минут на сцену вышел соперник У Цзиня во втором раунде. Зрители за сценой почувствовали, что они находятся на грандиозном банкете. Никто не осмелился взять свой терминал для записи матчей, потому что это запрещено, но возникло много безостановочных частных обсуждений. – Боже мой, в следующей жизни я хочу родить ему ребенка! Даже если вы не можете раскрыть мне его имя, то должны хотя бы назвать мне его прозвище, ах! Сегодня я впервые вижу его, он пришел на подземную арену просто поиграть, или он будет регулярно участвовать в боях на выживание? Пожалуйста, хотя бы сделайте заявление!! – … Как простая перевязка может выглядеть настолько круто?! Это напоминает мне, как два года назад, когда Король еще не вышел в отставку, он перевязал себя точно так же. Тогда я был шокирован его внешностью, и теперь этот младший брат – почти заставил меня плакать по нему! Как будто время повернуло вспять к молодому Королю на шесть лет назад! – Он выглядит так, как будто ему двадцать или меньше. Его стиль боя странный, а навыки стрельбы явно несовершенны. Кроме того, это начальный уровень… Я правильно помню, что Король сразу вышел на элитные арены, когда появился? Однако то, что вы говорите, также имеет смысл, особенно когда он делает перевязку… – Я боюсь, что ему причинят боль, но я также не могу сдержать кипящую кровь, когда ему больно, ах! Что делать?! Снова зажегся свет. На этот раз продолжительность боя У Цзиня увеличилась с пяти минут до десяти. Противник был примерно на том же уровне, что и стажер шоу Crosson уровня В-С, и тот же Цзо И определенно смог бы справиться с ним за три минуты. Но у него самого уже проявились явные признаки физического истощения. Противник был гораздо более яростным, чем участники шоу Crosson, которые находились вдали от Лазурного Космоса. Когда он увидел рану на правом плече У Цзиня, угол его атаки стал поразительно непредсказуемым. У Цзиню даже пришлось переложить свою штурмовую винтовку в левую руку, холодно вдохнуть и точно целиться каждый раз, прежде чем делать выстрел. К тому времени, как барьеры опустились до высоты колена, два бойца даже начали использовать лезвие, установленное на кончике их винтовок. У Цзинь использовал движение ножа в качестве прикрытия и внезапно нажал на спусковой крючок, сбив противника с ног на землю сильным ударом. Зеленый свет наконец загорелся. Теперь оставался только один матч для завершения его аттестации. В темной области штор брови Вэй Ши слегка сдвинулись, пальцы правой руки плотно прижались к пистолету. В середине сцены У Цзинь упирался в колени. Его маленькие кудри были полностью пропитаны потом, капли скользили по маске и нижней челюсти. У него уже три пулевых ранения на теле, и правое плечо было серьезно повреждено после того, как в него дважды стреляли. Однако он ни разу не посмотрел в сторону штор. За занавесом официант почтительно поклонился Вэй Ши, затем отнес молодому человеку на сцене бутылку воды, шепча ему на ухо несколько слов. Глаза У Цзиня прояснились, но затем он покачал головой. Снова встав, он слегка кивнул аудитории в знак признательности, затем вытер пот со лба, и его тело наполнилось боевым духом. На трибунах аудитории наступило минутное молчание, за которым последовал еще один взрыв аплодисментов и приветствий. Третий матч был намного сложнее, чем он предполагал. Вероятность победы у этого противника была ниже, чем у двух предыдущих, но сейчас физическая сила У Цзиня была на самом низком уровне. Чтобы восстановить ее, У Цзинь вынужден был перейти от своей первоначальной быстрой тактики к долгому, затяжному бою. Чрезмерная потеря крови стимулировала нервную систему У Цзиня. Сначала он мог использовать боль, чтобы держать ум в ясности, но к шестиминутной отметке, когда бункеры опустились до уровня, который могли легко пересечь участники – его зрение уже слегка потемнело, когда он поднял взгляд. Во время первого матча он также застал своего противника в аналогичной позиции. У Цзинь прикусил кончик языка и заставил себя сосредоточиться. Его взгляд, ищущий траекторию пуль, невольно скользнул по шторам. Мимо мелькнула фигура. У Цзинь быстро отвел взгляд, его глаза были холодны. Изначально напряженные плечи наконец расслабились. Кто-то ждал его возвращения с триумфом. Он наклонился в сторону. Шум аудитории отфильтровывался его чувствами, отступая, как прилив. У Цзинь прищурился, поднял руку и вдохнул сильный запах крови, когда нажал пальцем на спусковой крючок. Как будто он вернулся на первый отборочный матч шоу Crosson. Перегретый, разрушенный, физически истощенный… Но ничего из этого было недостаточно, чтобы оправдать его проигрыш. Сцены от стрессовых тренировок неожиданно всплыли у него в голове. Все сенсорные стимулы были отброшены, и сила воли наконец-то возобладала. В это время шальная пуля ударила У Цзиня. Его живот был поврежден, пуля прорезала кожу. Вспышка света скользнула по зрачкам У Цзиня. Поймай цель, предскажи движения, нанеси удар… Его мышцы напряглись, как у леопарда, который оживал. Два последовательных выстрела, почти идеально повторяющих первый раз, когда он обнаружил свое чувство оружия в тренировочной комнате! Враг опрокинулся в ответ. А потом… У Цзинь закрыл глаза. Когда он снова их открыл, отфильтрованный шум, крики и аплодисменты возвращались один за другим. Снова загорелся зеленый свет, и яркие огни вспыхнули с купола. Они были такими яркими, что у него почти закружилась голова. На мгновение он почти перестал понимать, был ли он на тренировках или в шоу на выживание. Большой босс в его памяти, казалось, говорил издалека: «Поздравляю, ты взорвал сцену». Сознание внезапно вернулось. Его противник был поднят в вертикальное положение персоналом. Он отдал честь У Цзиню и направился обратно к шторам. Зрители снова разразились аплодисментами. У Цзинь держал в руке штурмовую винтовку и уверенно преодолел последний психологический барьер… Его мышечная память и оружие были идеально объединены. Казалось, что он сможет стрелять точно в любое время, когда ему захочется, чувство оружия всегда будет с ним. Или, другими словами, рука, держащая рукоять, теперь была настоящим оружием. Юноша в центре сцены наконец улыбнулся. Затем он сделал то, чего никто не ожидал, – он склонил голову и поцеловал ствол винтовки. Пот, кровь и оружие, символизирующие победу, были переплетены, и под куполом вспыхнула удушающая, жестокая красота. Прежде чем публика смогла отреагировать, У Цзинь уже поднял винтовку и щелкнул предохранителем. Его спина была обращена к свету, когда он отступил к шторам. Вэй Ши молча стоял в тени на месте, куда не попадал свет. У Цзинь шел медленно, и шторы резко опустились за ним, как только он пересек порог, блокируя бесчисленные вопросы, любопытство, восхищение и горящие взгляды аудитории. Юноша не остановился, пока не встал перед ним. Вэй Ши вытянул свою мозолистую правую руку и заставил юношу посмотреть вверх, кончики пальцев скользили по маленьким, пропитанным потом кудрям и остановились на сложном узле. Его глаза были опасны, казалось, что они хотят разорвать юношу перед ним на части и поглотить в следующую секунду. – Развязать? – голос мужчины был низким и глубоким, со следами хрипотцы. Глаза У Цзиня были ясны, когда он кивнул. Он отшвырнул оружие в сторону, затем подождал, пока его ободряюще обнимут… Глаза мужчины потемнели. Узел был развязан с помощью ряда сложных движений, и лица У Цзиня коснулся холодок – маска была снята, грубые кончики пальцев скользили по его шее и щеке, избегая всех маленьких ран и побуждая поднять подбородок. Юноша прочно удерживался на месте, торжествующий герой вытягивал свою хрупкую шею как невольная жертва. Мужчина опустил голову, страстно целуя его в лоб.