Ruvers
RV
vk.com
image

Разработка реформационной стратегии злодея

Деревня мертвых

<div>Столкнувшись с неожиданной неприятностью*, Цзян Сюньи остановился и нетерпеливо нахмурился. <br><br>[П/п: 横生枝节 – расти в стороны (растопыриваться) ветками и сучьями (обр. в знач.: чинить препятствия, ставить палки в колёса; губить основное дело из-за мелочей)]<br><br>В то же время Система наконец-то подтвердила свое существование и снова дала о себе знать:<br><br>[Задача 2: Узнай правду]<br><br>Цзян Сюньи остолбенел. «Узнай правду? Правду о чем? Неужели нельзя выражаться поконкретнее?.. Разрядилась что ли? Эй!»<br><br>Система так и не ответила, а деревенский житель, который звал «монаха», уже добежал до них и запинаясь произнес:<br><br>– Подождите… подождите минутку… монах и… попрошайка. Сможете ли вы поймать призрака?<br><br>Цзян Сюньи потерял дар речи. Окинув взглядом свою одежду, он сразу понял, кого назвали «попрошайкой». Как только Юнь Се увидел выражение его лица, он чуть было не рассмеялся вслух, но благоразумно вовремя прикрылся рукавом и замаскировал смех кашлем.<br><br>Сам ты попрошайка! Как и вся твоя семья!<br><br>Краем глаза взглянув на Юнь Се, Цзян Сюньи сразу понял, о чем тот думает. Юноша на секунду закатил глаза, после чего повернулся к местному жителю с уже совершенно безразличным выражением лица и словами:<br><br>– Я попрошайка? Значит, если попрошу, ты осмелишься дать?<br><br>Конечно, он не настолько скучал, чтобы пререкаться с крестьянином по пустякам. Ему просто не понравилась грубость незнакомца, и он недолго думая огрызнулся. Однако крестьянин с самого начала не возлагал на них особых надежд. Как-никак они не отличались ни высоким ростом, ни коренастостью фигуры. Несмотря на монашеское одеяние, белая кожа и утонченные манеры Юнь Се делали его похожим на изнеженного дохляка, а Цзян Сюньи… Кхэ-кхэ, из-за его нынешнего вида крестьянин даже толком не взглянул на него.<br><br>Но как только Цзян Сюньи заговорил, проникновенный, бесстрастный и неописуемо приятный для слуха голос заставил крестьянина взглянуть на него как следует. Сначала тот был шокирован красотой Цзян Сюньи, но острый как лезвие ножа и в то же время пронзительный взгляд вызвал у крестьянина паническую дрожь. Он сразу признал в Цзян Сюньи выдающегося человека и вежливо сказал:<br><br>– Всему виной мое невежество. Прошу молодых господ не гневаться и не винить меня.<br><br>Поскольку Цзян Сюньи теперь находился рядом с ним, в сердце Юнь Се поселилось счастье. Он заметно смягчился и в ответ на извинения крестьянина лишь с улыбкой покачал головой:<br><br>– Вы только что упомянули ловлю призраков. О каком призраке идет речь?<br><br>Стоявший в стороне Цзян Сюньи глубоко задумался. Он никогда не любил совать нос в чужие дела, однако этот человек появился уж слишком своевременно для простого совпадения. Пока что оставалось загадкой, связаны ли мистические происшествия в деревне с непонятным «Узнай правду». Цзян Сюньи ни в коем разе не стал менее сообразительным, чем раньше, просто Система никогда не давала таких пустяковых заданий.<br><br>Обдумывая ситуацию, он одновременно слушал разговор Юнь Се и крестьянина. Из жалоб последнего юноша в общих чертах уловил суть происходящего.<br><br>В итоге, ничего существенного выяснить не удалось. Рядом с деревней протекала река, в которой жители часто купались и рыбачили. На протяжении многих лет все было тихо-мирно, ничего не случалось. Но с недавних пор стоило людям ступить в воду и они больше не возвращались. Пропали и те, кто пытался отыскать их останки. Таким образом, не было найдено ни одного трупа: видимо, все погибли.<br><br>Из услышанного напрашивается вывод, что под водой завелась какая-то нечисть. Скорее всего, ее силы невелики, ведь она прячется в реке и не может выйти на берег, чтобы навредить еще большему количеству людей. У Цзян Сюньи и Юнь Се за плечами накопился богатый опыт уничтожения подобных созданий, поэтому ни одного из них ситуация не напугала.<br><br>В сердце Юнь Се вспыхнула надежда на продолжение общения с Цзян Сюньи. Разумеется, он решил воспользоваться возможностью и задержаться здесь еще на несколько дней.<br><br>– Молодой господин Ду, – прошептал Юнь Се, – на мой взгляд, изгнание злых духов является нашим долгом. Раз уж мы столкнулись с чем-то подобным, почему бы не помочь и не решить эту проблему?<br><br>– Глава Юнь действительно очень добросовестный и принципиальный человек, – с едва заметной улыбкой похвалил Цзян Сюньи и быстро добавил, не дав Юнь Се и слова вставить, – в таком случае, идем посмотрим.<br><br>Поскольку Цзян Сюньи всегда был человеком слова, он решительно зашагал вперед. Однако крестьянин категорически отказался указывать путь, заявив, что после наступления темноты ни за что не приблизится к реке. Если уж он не торопился, то Юнь Се с Цзян Сюньи и подавно не спешили. Таким образом, они отправились в деревню на ночлег.<br><br>За пределами деревни почти ничего не ощущалось, но как только молодые люди миновали ворота, они ощутили сильнейшее дыхание смерти, будто бы их окружала вовсе не мирная сельская местность, а огромное кладбище. Пребывая в легком изумлении, Цзян Сюньи и Юнь Се непроизвольно переглянулись. Хотя чувствительность Ду Хэна к подобного рода вещам куда ниже, чем у оригинального тела Цзян Сюньи, все же юноша не думал, что он ошибся. Обычно люди не могут выжить в такой плотной гиблой атмосфере, но местные жители живы и здоровы. Все это в высшей мере странно и загадочно.</div>