Ruvers
RV
vk.com
image

Разработка реформационной стратегии злодея

Огромное недоразумение

Морская вода с громоподобным рокотом расступилась от удара Цзян Сюньи, обнажив высокую обледенелую платформу. В самом центре возвышался темный гроб. При появлении гроба у Юнь Се по непонятной причине сердце чуть не выпрыгнуло из груди и слегка закружилась голова. Он торопливо помассировал виски. Цзян Сюньи печатью-заклинанием поднял меч в воздух и взлетел на высокую платформу. Опасаясь, как бы с юношей что-нибудь ни случилось, Юнь Се взял себя в руки и поспешил за ним. Сюньи не заметил странностей в его поведении. Услышав, что тот тоже поднялся на платформу, он не оглядываясь произнес: – Полагаю, в гробу покоится тело Верховного демона Сюань Ли. Неудивительно, что мы неожиданно оказались в подобном месте. Наверняка проникли внутрь магического барьера. У стоявшего позади Юнь Се до предела ускорилось сердцебиение, а из-за непрекращающегося гула в ушах он едва уловил смысл сказанного. Однако голос Цзян Сюньи, наоборот, слышался на удивление ясно. Такой волнующий, проникающий до самых глубин души; невероятно близкий, но в то же время очень далекий. Сердце внезапно охватило желание, которое Юнь Се всеми силами подавлял на протяжении многих лет. Казалось, безумный голос из потаенных уголков души призывал снова и снова: «Овладей им. Пусть он станет твоим и душой, и телом. Сделай так, чтобы он больше никогда тебя не покинул!» Что-то не так! Это сердце демона? Или, может, нечто иное? Призвав на помощь всю свою выдержку, Юнь Се насилу сдержал желание в ту же секунду наброситься на Цзян Сюньи и безжалостно сжал в ладони острие Минхэ. Внезапная волна острой боли прояснила мысли. Тем временем на высокой платформе ничего не подозревающий Цзян Сюньи медленно откинул крышку гроба… Взору явилось бледное лицо покойного, обрамленное иссиня-чёрными волосами. Печать смерти не лишила его ни привлекательной красоты, ни магического очарования. Точеные черты лица застыли в спокойном умиротворении с легким намеком на потаенную улыбку. Цзян Сюньи оперся на край гроба и дотронулся до подбородка покойного: – Этот Верховный демон выглядит вполне прилично, а на деле… [1] Не успел он договорить, как что-то крепко обхватило его за талию. Юношу в тот же миг оттащили от края гроба и яростно прижали к земле. Спину Сюньи опалила сильная боль. Он уже собирался разразиться жесткой бранью, когда перед ним открылось ошеломительное зрелище: нависающий сверху Юнь Се с выражением полнейшего безумия на лице не сводил с него покрасневших глаз. Цзян Сюньи был шокирован: – Юнь Се? А’Се? Что ты делаешь? [2] Юнь Се часто и глубоко дышал, словно боролся с чем-то из последних сил. Но с открытием гроба Верховного демона он больше не мог подавлять кипящее в душе желание. Пока Сюньи пытался до него дозваться, молодой человек внезапно наклонился и покрыл щеку Цзян Сюньи безудержными поцелуями. Но посреди всего этого безумия в его сердце зародилось едва различимое чувство бесконечной печали вперемешку с безнадежным отчаянием. Словно в центре тысячелетнего ледника разгорелось жаркое пламя – пусть оно незначительное, но его никак нельзя проигнорировать. Будто червь, разъедающий кости. Шокированный Цзян Сюньи мог с уверенностью сказать: Юнь Се одержим. Яростно уворачиваясь от поцелуев, юноша с трудом вырвал руку, быстро сконцентрировал в ней энергию и ударил Юнь Се по шее. Опасаясь навредить другу, Сюньи не осмелился вложить в атаку всю свою мощь, но удар все равно получился нелегким. Однако по телу Юнь Се всего лишь пробежала мелкая дрожь. Он молниеносно сложил секретную печать-заклинание и вызвал Божественные путы, намереваясь связать руки Цзян Сюньи. Божественные путы – это тайное оружие Янсянь. Чем больше сопротивляется связанный, тем крепче затягиваются путы. Совершенно обезумевший Юнь Се прижал юношу к земле и стремительно стянул его руки веревкой. Даже несмотря на все свое мастерство, Цзян Сюньи на мгновение растерялся. Губы Юнь Се постепенно опустились ниже. Внезапно он приподнял Цзян Сюньи за затылок и вгрызся в его шею. От беспощадного укуса, в котором таилась немая сила, у юноши тут же выступила алая кровь. Цзян Сюньи судорожно вздохнул и непроизвольно зарычал: – Черт, Юнь Се, что б тебя… взгляни же кто перед тобой! Вздрогнув всем тело, тот медленно поднял голову. Его губы перепачкались свежей кровью Цзян Сюньи, волосы растрепались, глаза феникса налились кровью… Обычная столь привычная мягкость во взгляде сменилась сильнейшей душевной болью и страданием. Цзян Сюньи не ожидал увидеть его в таком состоянии. От подобного вида у него самого сердце сжалось от тоски. Выражение лица Юнь Се менялось на глазах, и молодой человек никак не переставал дрожать, будто бы отчаянно с чем-то боролся. Сюньи сразу понял: сознание Юнь Се сражается за контроль над телом. Юноша поспешно воспользовался возможностью, пинком сбросил его с себя и быстро отступил к гробу. В его сознании промелькнуло множество мыслей, но ни одна не объяснила происходящее. Юнь Се всегда обладал огромной духовной силой, а также твердой и решительной волей. В этом плане даже сам Сюньи ему не ровня [3]. В последнее время они постоянно были вместе. Ни одно из известных ему демонических существ не смогло бы незаметно захватить контроль над Юнь Се! Но у Цзян Сюньи не было времени об этом думать. Он с трудом сложил секретную печать связанными руками и призвал Ме Хуа. Однако, когда меч перерезал путы, Сюньи опомниться не успел, как Юнь Се вновь на него навалился и прижал к полуоткрытой крышке гроба. Твердый край гроба уперся ему в поясницу, а через мгновение его придавило весом крупного молодого человека. У Цзян Сюньи от боли чуть искры из глаз не посыпались. Сила хвата обезумевшего Юнь Се заметно возросла: теперь юноша не мог и пальцем пошевелить. Спустя мгновение беспомощно лежавший на крышке гроба Цзян Сюньи заметил, как Юнь Се опускает голову в попытке его поцеловать. Он подсознательно отвернулся и случайно бросил взгляд на лицо Верховного демона Сюань Ли. Совсем недавно оно излучало полнейшее спокойствие, а сейчас на губах мертвеца играла странная полуулыбка! _____________________ [1] 人模狗样 – с виду человек, а ведет себя, как собака ; внешность человеческая, а манеры животные. [2] 阿歇 – детское прозвище Юнь Се, данное Цзян Сюньи. Хотя Юнь Се постоянно называет Сюньи «А’Сюнь», подразумевается, что гордый Цзян Сюньи уже не использует это ласковое и фамильярное прозвище. Кроме крайне редких случаев. [3] 望尘莫及 – видеть лишь пыль (поднятую ушедшими), но не догнать их (обр. в знач.: сильно отстать от своих соперников, оказаться далеко позади).