Ruvers
RV
vk.com
image

Разработка реформационной стратегии злодея

Тайный побег на луну

Юноша остолбенел. Он мог бы усомниться в Хуань Яне или старейшине Цзинхае, но никогда бы не подумал на шицзуня. Тот слишком сильно его любил, к тому же совсем недавно погиб… Что…что же здесь все-таки происходит? Словно одержимая, женщина пристально смотрела на Сюньи. Вдруг она хлопнула в ладоши и громко рассмеялась. Юнь Се напрягся и прорычал: – Замолчи! Серьезное выражение на лице делало его очень грозным. Даже сумасшедшая испугалась. Она впрямь замолчала и взглянула на него. Завидев молодого человека, женщина тотчас переменилась в лице. Она указала пальцем на Юнь Се и с дрожью в голосе произнесла: – Ты… почему ты тоже... Нет… невозможно! Ее трясло так, будто перед ней находился самый страшный демон на земле. То и дело спотыкаясь, она отступила на два шага, развернулась и выбежала на улицу. Юнь Се ошарашенно посмотрел ей вслед и сказал сам себе: – Что за ерунда? Ненавижу, когда не договаривают! Цзян Сюньи вздохнул и смахнул руку Юнь Се с плеча: – Я не ослышался? Эта женщина говорила о шицзуне? – Верно. Но это еще не значит, что она сказала правду. Не стоит воспринимать всерьез слова сумасшедшей старухи. – Не воспринимать всерьез, говоришь? – Сюньи едва заметно улыбнулся. – В таком случае, зачем наложил на нее отслеживающее заклинание? – А’Сюнь в самом деле заслуживает своей славы, – поаплодировал Юнь Се. – В этом мире только ты можешь с первого взгляда разглядеть мои заклинания. Но не ревнуй. Та женщина слишком уродлива, она бы ни за что мне не приглянулась. – Как же трудно сегодня нормально поесть. Может уже прекратишь так отвратительно себя вести? – фыркнул юноша. Юнь Се напустил на себя важный вид, театрально вздохнул и наклонился к еде. Когда они поели, снаружи уже зажглись фонари. – Где? – ни с того, ни с сего спросил Цзян Сюньи. Юнь Се давно понимал его с полуслова. Он вышел из-за стола и ответил: – Похоже, недалеко. Она должна быть всего в нескольких улицах от нас. Пойдем проверим. Юноша последовал за ним на улицу. Юнь Се щелкнул пальцами, и в воздухе сразу появилась нечеткая красная нить, видимая только им двоим. Молодые люди пошли в направлении, указываемом нитью. Однако, чем дольше они брели по ночным улицам, тем обеспокоеннее становился Юнь Се. – Что случилось? – тихо спросил Сюньи. Его спутник немного поколебался прежде чем ответить: – Я почему-то чувствую... что с каждым шагом все сильнее веет смертью. Его заклинание напрямую связано с той истощенной женщиной, поэтому дыхание смерти, естественно, не могло указывать ни на кого, кроме нее. Поскольку Цзян Сюньи промолчал, Юнь Се поспешно добавил: – Скорее всего, мне просто показалось. – Нет. Предчувствие тебя не подвело. Молодой человек вопросительно взглянул на Сюньи. Тот поднял подбородок, сигнализируя посмотреть вперед. Юнь Се слегка прищурился, вглядываясь в темноту: неподалеку от дороги лежал труп в лохмотьях. Распущенные спутанные волосы прикрывали лицо. Это та самая женщина, в которой еще совсем недавно кипела жизнь. Юнь Се первым подошел к трупу. Увиденное заставило его непроизвольно повысить голос: – Снова нефрит, очищающий костный мозг! Цзян Сюньи тоже мельком взглянул на труп: – Мягкие ткани распались, а иссохшая кожа растрескалась. Скорее не нефрит, а Верховный демон Сюань Ли. Похоже, на этот раз мы привлекли к себе его внимание. Несмотря на подобные слова, на его лице не было ни капли страха. Ну а Юнь Се тем более остался безразличным и со смехом произнес: – Вряд ли. Поговаривают, Верховный демон Сюань Ли тот еще бабник. Может, ему понравилась эта женщина и он, чего доброго, страстно ее возжелал. Но неожиданно натолкнулся на отчаянное сопротивление и в гневе убил бедняжку… – Хах, с таким же успехом можно предположить, что она в него влюбилась, и ради защиты чести и достоинства он вынужден был с ней подраться, – договорив, юноша обернулся и продолжил, – довольно болтовни, пошли. Юнь Се с улыбкой на устах собирался его догнать, но не успел и шагу ступить, когда фонари вокруг неожиданно погасли. Появившийся из ниоткуда мощный порывистый ветер принес с собой песок и мелкие камни, болезненно бьющие по лицу. Юнь Се быстро вернулся к Сюньи и заслонил его собой, прикрыв при этом нос и рот рукавами, а затем нерешительно поднял глаза. Над ними клубились черные грозовые тучи. Неестественное облако увеличивалось и уплотнялось с каждой секундой. Внезапно небо с оглушительным грохотом осветила фиолетовая молния. С раскатом грома Цзян Сюньи изменился в лице и с удивлением произнес: – Что происходит? Кто-то призвал Небесную молнию? – Не знаю! – незамедлительно отреагировал Юнь Се. – Здесь слишком много людей. Нам нужно поскорее увести отсюда Молнию! Юноша кивнул. Они одновременно повернулись и бросились в безлюдное место. Тучи следовали за ними по пятам [1], а молнии сверкали одна за другой, то и дело едва не опаляя развевающиеся края их одежд. Цзян Сюньи до сих пор никогда так позорно не сбегал. Его речь прерывалась от нескончаемого бега: – Я... мне почему-то кажется... эти тучи словно бы живые... Может, ты соблазнил его жену? Юнь Се прямо на бегу схватил его за руку и потянул за собой, со смехом ответив: – Сложно сказать. Но в таком случае, разве мы сейчас не сбегаем как тайные любовники? _____________ [1] 如影随形 – как тень следует за телом (обр. о тесной дружбе; ср.: водой не разольёшь).