Ruvers
RV
vk.com
image

Разработка реформационной стратегии злодея

Небесная печать

Цзян Сюньи медленно окинул взглядом собравшихся в зале. На кого бы ни падал его взор – все тут же опускали головы, не осмеливаясь посмотреть ему в глаза. – Какие у меня могут быть просьбы? Разве не глава У хотел с нами поговорить? – заметил юноша. У Тяньци не ожидал подобной проницательности от такого юного человека. Какая все-таки пугающая личность... Пока мужчина обдумывал ответ, вмешался Юнь Се: – Глава У, мы благодарны за гостеприимство. Если вам есть что нам рассказать, мы вас внимательно выслушаем, если же нет, просто забудем об этом. У Тяньци хорошо знал характер Юнь Се, поэтому понял истинный смысл его слов: не расскажи он им все сейчас, в будущем молодые люди уже не станут его слушать. Мужчина поспешно повелел ученикам покинуть зал, предложил путникам присесть и перешел к делу: – Господин Цзян очень наблюдателен. С недавних пор в городе Юэлэ действительно происходят странные происшествия. Для ограничения передвижения совершенствующихся вокруг города возведен барьер. Поскольку у меня слишком мало сил, я хотел просить помощи за пределами города, но неожиданно повстречал таких уважаемых мастеров. Цзян Сюньи не стал ходить вокруг да около: – Верховный демон Сюань Ли? У Тяньци вздрогнул, в его глазах проявился потаенный страх. – Вы правы. За последние несколько дней в городе Юэлэ погибло свыше тридцати совершенствующихся, двадцать один из которых некогда были учениками моей секты. Их убили… убили так же, как в прошлом расправлялся со своими жертвами Верховный демон Сюань Ли! Их останки выглядели точь-в-точь как трупы, оставленные Повелителем демонов. Юнь Се поставил чайник на стол и внезапно стал серьезным: – Я слышал, что после смерти Повелителя демонов его душу запечатали, а тело похоронили в пещере под названием Сердце демона. Неужели печать ослабла? Цзян Сюньи встретился взглядом с Юнь Се, а затем повернулся к главе У: – Если душа Сюань Ли освободилась, то Сердце демона его больше не удержит. Осмелюсь спросить, уж не в Юэлэ ли разделили душу и тело Верховного демона? Несмотря на более высокий статус по сравнению с У Тяньци, Цзян Сюньи и Юнь Се еще слишком молоды. Их представления о судьбах проклятых довольно поверхностны. Глава У знал куда больше них о событиях тех давних времен. У Тяньци никак не мог решиться отвечать ему или нет, но все же медленно кивнул: – По слухам, так как тело Верховного демона запечатано внутри магического барьера, даже если его душа действительно освободилась, ей нужно пристанище. То есть душа вселится в чужое тело и захватит над ним контроль. В таком случае, для окончательного уничтожения Сюань Ли необходимо не только найти Сердце демона, но и убить временное «пристанище» его души. Юнь Се натянуто улыбнулся: – Слишком много слов, глава У. Раз уж так хорошо разбираетесь в методе уничтожения Повелителя демонов – дерзайте! А то боюсь, еще несколько дней бездействия и секта Иньцянь будет стерта с лица земли. У Тяньци по натуре робкий и нерешительный, он не осмеливался взять инициативу в свои руки и рассчитывал, что молодые люди сами займутся этим вопросом. Из-за вызывающих слов Юнь Се его тут же захлестнули чувства вины и возмущения, но он не посмел проявить подобные эмоции. Мужчине осталось только подавить гнев и неловко рассмеяться: – У главы Юня хорошее чувство юмора, ха-ха. – Ох, ну что вы. Я просто не глуп, – парировал Юнь Се. У Тяньци густо покраснел и смолк. Заметив, что Юнь Се не собирается больше ничего говорить, Сюньи решил вмешаться в разговор: – Глава У, убийство демонов и духов – это наша обязанность. Мы не останемся в стороне, зная о вашем положении. Поскольку вы доверили это дело нам, мы сами решим, как лучше поступить. А также надеемся, что вы воздержитесь от необдуманных действий. Под их совместным натиском У Тяньци даже не помышлял возражать и соглашался на все подряд. Цзян Сюньи кивнул. Только он приподнял полы одежды намереваясь встать, как дверь в зал с грохотом распахнулась. Юноша рефлекторно сжал рукоять меча и оглянулся. Нежданным гостем оказалась миловидная семнадцатилетняя девушка в розовом платье с узором в виде бабочки. Заметив ее, Юнь Се сразу же нахмурился. Он еще ничего не успел сказать, а обрадованная особа уже подбежала к нему: – Братик Юнь, ты все-таки пришел! Давно не виделись! Скучал по мне? – Хуэйр*, как ты можешь быть такой грубой?! – воскликнул У Тяньци. [П/п: 绘儿 – малышка Хуэй, ласковое обращение отца к дочери] Вошедшая – дочь У Тяньци, У Хуэй. Она уже три года безответно влюблена в Юнь Се. Услышав, что он здесь, девушка несказанно обрадовалась. Побросав все дела, она помчалась в главный зал. Юнь Се попятился, чтобы та не потянула его за рукав и удивленно вскинул брови: – Вы, должно быть, дочь господина У? Приветствую. У Хуэй на секунду замерла, а потом резко топнула ногой: – Братик Юнь, не шути так. Как ты мог меня не узнать? Гарем главного героя поистине безграничен, даже боги бы позавидовали. Подождав какое-то время, Цзян Сюньи в конце концов потерял терпение и равнодушно произнес: – Я иду первым. – А’Сюнь, я с тобой, – остановил его Юнь Се, когда тот уже намеревался уйти. У Хуэй перевела взгляд на Сюньи: – Кто ты? Какие у вас с братиком Юнем отношения?