Ruvers
RV
vk.com
image

Разработка реформационной стратегии злодея

Предательство

<div>В сражении Юнь Се слегка поранил руку. Когда он увидел, что состояние Цзян Сюньи стабилизировалось, его старые привычки тут же дали о себе знать: молодой человек начал беззастенчиво просить Сюньи перевязать рану.<br><br>Терпение последнего довольно быстро иссякло. Он оторвал лоскут от одежды Юнь Се и в два слоя крепко-накрепко забинтовал руку, после чего хлестко ударил молодого человека по плечу:<br><br>– Ну вот. А теперь проваливай!<br><br>– Ай… Цзян Сюньи! Черт, ты что в прошлой жизни мясником подрабатывал? – болезненно поморщившись воскликнул Юнь Се.<br><br>– Глава Юнь на удивление проницателен. На самом деле, господину и в этой жизни доводилось свиней резать, – усмехнулся Сюньи.<br><br>[П/п: да, Сюньи называет себя господином, 小爷]<br><br>Юнь Се театрально прикрыл лицо рукавом и горестно произнес:<br><br>– Судьба так жестока, совсем не щадит вашего покорного слугу*. Я преодолел высокие горы и глубокие реки только чтобы отыскать того единственного**, кто занимает все мои мысли, а он в итоге оказался таким бессердечным.<br><br>[П/п: *Юнь Се называет себя «奴家» – «ваш покорный слуга», так в старину обращались к себе женщины или слуги. ** 夫 – муж, мужчина]<br><br>Сюньи убрал руку от лица Юнь Се и быстро схватил того за горло, угрожающе потребовав:<br><br>– Прекрати паясничать, смотреть противно. Как ты здесь оказался?<br><br>Он подошел так близко, что Юнь Се ощутил на лице его теплое дыхание. Молодого человека медленно окутал едва уловимый аромат лекарственных трав, спрятанных в рукавах Сюньи.<br><br>Юнь Се мгновенно растерялся и позабыл о чем говорил. Молодого человека совершенно не беспокоило, что в данный момент его жизнь находится в руках Сюньи, и приложи последний хоть малейшее усилие – он будет убит на месте.<br><br>Эта парочка уже давно привыкла к подобному бесцеремонному обращению. Так и не дождавшись от Юнь Се никакой реакции, Цзян Сюньи нашел это довольно странным и потряс того за шею:<br><br>– Эй!<br><br>После небольшой заминки Юнь Се наконец пришел в себя, небрежно потянул Сюньи за рукав и слегка улыбнулся. <br><br>– Странно. Только что я почувствовал слабость, будто бы меня отравили. Или околдовали.<br><br>Цзян Сюньи привык слышать всевозможные любовные глупости от Юнь Се, поэтому слова молодого человека влетели в одно ухо, а вылетели из другого. Не обратив на них никакого внимания, юноша снова спросил:<br><br>– Как ты сюда попал?<br><br>Юнь Се надулся:<br><br>– Пришел, конечно, как же еще? В нынешнюю пору весенний пейзаж крайне очарователен. Я планировал несколько дней наслаждаться тишиной и покоем на вершине горы, но до меня дошли удручающие вести: некоего дуралея подставили. Гэгэ так болел за него душой, что лишился покоя и сна. Не находя себе места от беспокойства я на всех порах примчался сюда… [1]<br><br>– Глава Юнь поразителен, припомнил столько идиом, – удовлетворенно кивнул Сюньи.<br><br>Складывалось впечатление, что в слове «подставили» таился какой-то скрытый смысл. Будто бы Юнь Се хотел этим что-то сказать.<br><br>Глава Юнь рассмеялся:<br><br>– Молодой господин Цзян оказывает мне слишком много чести. Удостоившись такой похвалы, ваш покорный слуга действительно…<br><br>Но не успел он договорить, как его взгляд внезапно изменился.<br><br>Заметив изменение в выражении его лица, Сюньи с восьмидесятью процентной вероятностью понял в чем дело:<br><br>– Кто-то атаковал барьер?<br><br>От холода в глазах Юнь Се бросало в дрожь, но его улыбка стала еще ярче.<br><br>– Боюсь, они собрались вместе. Эта горная местность достаточно просторна – сражаться здесь будет куда проще, чем в зале. Нам пора покинуть пещеру, нанесем удар в подходящий момент и ускользнем.<br><br>Цзян Сюньи нахмурился:<br><br>– Ты кое-чего не знаешь. Гора Скрытого духа окружена магическим барьером. Боюсь, он уже активирован.<br><br>– И что? – отмахнулся Юнь Се. – Мы столько лет прожили как родные братья. Умереть вместе не так уж и плохо.<br><br>Цзян Сюньи уже хотел было ответь, но его перебил оглушительный грохот – скрывающий их барьер пал. Убежище молодых людей быстро окружила вооруженная многочисленная толпа последователей Линъинь.<br><br>Позади них вдали виднелись наконец-то подоспевшие ученики Янсянь. Завидев выходящего из пещеры Юнь Се, они хотели броситься к нему, но были остановлены последователями Линъинь. Все вокруг погрязло в беспорядке.<br><br>Кто-то из Линъинь крикнул:<br><br>– Глава Юнь, Цзян Сюньи – подлец, у которого нет ни стыда, ни совести. Находясь рядом с такими, как он, вы...<br><br>Речь оборвалась на полуслове, ведь говорящий был убит на месте, а его кровь окропила стоящих рядом товарищей.<br><br>Юнь Се стряхнул кровь со своего меча и равнодушно произнес:<br><br>– Если не научился говорить человеческим языком, тебе и человеком быть не обязательно.<br><br>Цзян Сюньи потянул Юнь Се за рукав и прошептал:<br><br>– Они здесь не по твою душу. Тебе лучше воспользоваться любой подходящей возможностью и вернуться на гору Янсянь.<br><br>Юнь Се оттолкнул его, ударом ладони сразил незаметно подобравшегося к Сюньи убийцу и нахмурился:<br><br>– Если бы я хотел вернуться, зачем мне вообще было приходить? Мы всегда говорили, что будем вместе в жизни и смерти [2]. Решил избавиться от меня в такой момент… Неужели я тебе больше не нужен ~ ? [3]<br><br>Цзян Сюньи даже не знал смеяться ему или плакать и попросту закатил глаза:<br><br>– Видимо, я совсем выжил из ума от отчаяния, раз попытался побудить тебя мыслить здраво. Что ж, тогда вместе до конца. Хотя сражаться насмерть не самое мудрое решение, мы должны что-нибудь придумать.<br><br>Юнь Се взглянул на отвесную скалу неподалеку и задорно улыбнулся:<br><br>– Ты читал какие-нибудь романы? В такие критические моменты прыжок со скалы – лучший способ выжить.<br><br>Цзян Сюньи тут же пнул его по ноге:<br><br>– Ты шутишь? Подножие утеса усеяно острыми булыжниками. Уж не знаю как ты, а я точно не из железа сделан.<br><br>В глазах Юнь Се загорелся огонек еще одной идеи.<br><br>– На самом деле, – с улыбкой сказал молодой человек, – есть еще один способ уцелеть. Но здесь все будет зависеть от того, готов ли ты расстаться с печатью главы секты.<br><br>Меч Сюньи обрушился на голову врага и разрубил ее пополам.<br><br>– Мы стоим на пороге смерти, так с чего бы мне заботиться о какой-то печати? Только даже если я ее отдам, они не позволят нам уйти. Будь все так просто, я давно бы передал ее Хуан Яню.<br><br>– Если тебе действительно не жаль печать, покажи ее своему брату.<br><br>Цзян Сюньи поленился с ним спорить. Он снял небольшую печать с шеи и бесцеремонно бросил ее Юнь Се.<br><br>Тот полсекунды повертел печать в руке и внезапно одним махом бросил ее стоящему неподалеку старейшине Цзинхаю.<br><br>Столь неожиданный поворот ошеломил всех присутствующих. Старейшина Цзинхай схватил упавшую с неба печать, так до конца не веря в происходящее.<br><br>Цзян Сюньи на мгновение опешил. Невзирая на скопище врагов, он стремительно обернулся и схватил Юнь Се за шею, разразившись яростным криком:<br><br>– Какого черта ты делаешь?!<br><br>Юнь Се неожиданно ударил его кулаком в живот. Юноша не отпустил, но его хватка немного ослабла. Глава Юнь улучил момент и обратился к толпе:<br><br>– Я уже раздобыл для вас печать главы Линъинь. Скорее схватите его… кхе-кхе…<br><br>Цзян Сюньи сжал шею молодого человека и недоброжелательно усмехнулся:<br><br>– Похоже, годы, проведенные вместе, ослепили меня, раз я в самом деле поверил, что ты пришел мне на помощь! Хех, коль ты оказался таким бессердечным, не обвиняй меня в несправедливости!<br><br>Едва успев договорить, юноша шагнул за спину Юнь Се, превратив его в живой щит. В мгновение ока ледяное лезвие сияющего Ме Хуа прижалось к шее Юнь Се. Цзян Сюньи повысил голос:<br><br>– Вы позволите мне покинуть гору целым и невредимым, или же я утащу с собой в могилу главу Янсянь.<br><br>– Мечтай! Не тебе решать, чем все закончится! – крикнул в ответ Хуан Янь.<br><br>_________________<br><br>[1] На самом деле в этом предложению Юнь Се использует целую цепочку близких по смыслу идиом: 心慌意乱 – душа в смятении, мысли в полном расстройстве (обр. в знач.: в панике, в полном замешательстве), 心急如焚 – сердце будто огнём объято (пылает); душа будто пламенем объята, 心如刀绞 – как ножом по сердцу удáрить.<br><br>[2] 同生共死– жить и умереть вместе. <br><br>[3] 始乱终弃 – поматросить и бросить.</div>