Ruvers
RV
vk.com
image

Разработка реформационной стратегии злодея

Два нефрита

Уголки губ Цзян Сюньи приподнялись в ледяной усмешке: – Даже будучи одной ногой в могиле, вы все равно пытаетесь захватить пост главы? Старейшина Цзинхай много лет пользовался всеобщим уважением на почетной должности. Когда в последний раз ему говорили что-то подобное? Он мгновенно пришел в ярость: – Что за чушь?! Но оглядевшись, старейшина быстро восстановил достоинство и произнес: – Печать главы – это величайшее сокровище нашей секты. Естественно, она не может оставаться у злодея, который посягнул на жизнь старейшин. Мы уже определили Хуан Яня следующим главой секты. Так что поторопись и отдай печать! Цзян Сюньи старательно изобразил удивление: – Хуан Янь? Это еще кто такой? Едва его слова разлетелись по округе, как из толпы последователей выскочил ученик примерно одного возраста с Сюньи и закричал: – Ты слишком далеко зашел со своими издевками! Цзян Сюньи окинул его взглядом: – О, так это ты. Старший брат такой забывчивый в последнее время, надеюсь, Хуан-шиди не обиделся. Однако, мне немного любопытно… Навыки шиди всегда были слабыми, а натура – трусливой. Но самое главное – ты никогда не славился наличием богатства, да и внешностью не блещешь. Интересно, что же такого хорошего ты посулил старейшине, чтобы стать следующим главой? Хуан Янь задрожал всем телом от неуемной ярости. Его рука неосознанно сжала рукоять меча, но, вспомнив о мастерстве Цзян Сюньи, молодой человек не посмел обнажить оружие. Ему оставалось лишь напустить на себя грозный вид и прокричать: – Если… если ты продолжишь говорить эти глупости, не вини главу секты в пренебрежении духом товарищества между учениками! Цзян Сюньи стремительно вынул меч из земли и зловеще усмехнулся: – Вот как? Что ж, дерзай. Если я не смогу забрать твою жизнь за три шага, обещаю собственноручно преподнести тебе свою голову! Хуан Янь смертельно побледнел и невольно попятился. Цзян Сюньи указал на него мечом, выглядя непоколебимым, как самая прочная твердыня. Выражение лица Хуан Яня немного изменилось, хотя на нем по-прежнему читалась нерешительность. Внезапно молодой человек воскликнул: – Предатель вроде тебя, который неуважительно относится к старейшинам и убил учителя, не заслуживает честного отношения. Все, давайте вместе заберем... убьем его! Последователи пребывали в замешательстве, не решаясь ступить ни шагу. В их взглядах виднелись различные эмоции, но у большинства все-таки превалировал стыд. Цзян Сюньи громко рассмеялся: – Воистину, великий муж должен уметь приспосабливаться к обстоятельствам [1]. Хуан-шиди в самом деле заслуживает звания великого героя! – громко рассмеялся Сюньи. Внезапно до собравшихся донесся приятный смех и звонкий насмешливый голос: – Что верно, то верно, благородные герои в наши дни на редкость бесстыжи! Последователи с мечами наготове [2] тут же повернулись, обнаружив в дверях зала достопочтенного элегантного молодого человека. В отличие от воинственного и решительного Сюньи, неожиданный гость выглядел мягким, вежливым и крайне педантичным. Мало кто не узнал в нем Юнь Се - главу секты Ян Сянь, прославившегося безжалостными и порочными методами ведения боя. Изначально Юнь Се являлся главным учеником, но чуть менее года назад занял пост главы секты. Ни для кого не секрет: они с Цзян Сюньи дружат уже много лет. Последователи Лин Инь уже почти решились напасть на предполагаемого предателя и никто не ожидал, что в столь критический момент откуда ни возьмись появится Юнь Се. Выражения на лицах собравшихся тотчас изменились. Цзян Сюньи тоже чрезвычайно удивился. Он сам не понимал почему, но всем существом чувствовал: Юнь Се здесь быть не должно. А тот вполне обыденно с ног до головы оглядел Сюньи, отметив его плачевное состояние, и с веселой усмешкой спросил: – Брат, смотрю за то время, пока мы не виделись, ты прямо-таки приоделся! Ты ранен? Цзян Сюньи вытер кровь с лица, продемонстрировав кожу белую, словно драгоценный нефрит, и равнодушно фыркнул: – Это чужая кровь, я никак не могу пострадать. Взгляд Юнь Се скользнул по толпе. Хотя лицо главы Ян Сянь ни капли не изменилось и на нем все так же сияла улыбка, оказавшихся в его поле зрения невольно прошибал холодный пот. Юнь Се размеренно и неторопливо произнес: – Старейшина Цзинхай, вы уже давно отстранились от мирских дел, так отчего вдруг решили вмешаться в распри между учениками? Цзинхай сухо ответил: – Убив наставника, Цзян Сюньи совершил тяжкий грех, карающийся небесами. А поскольку в моей секте в настоящее время нет лидера [3], разумеется, я должен лично свершить справедливость. Но зачем сюда пожаловал глава Юнь? Юнь Се развел руками: – Старейшина Цзинхай, не стоит задавать вопрос, ответ на который вам известен. Я пришел сюда, чтобы сказать... – он обнажил меч, потемнел лицом и мрачно закончил, – если хотите убить Цзян Сюньи, сперва вам придется переступить через мой труп! Юнь Се всегда тщательно заботился о собственной внешности. Однако сейчас, несмотря на вальяжные движения, его волосы слегка растрепались, а одежда запылилась. Видимо, получив донесение, он поспешил на выручку. Естественно, скорость его передвижения несравнимо выше, чем у обычных учеников, так что на самом деле достопочтенного главу... никто не сопровождал. Они находятся на горе Скрытого духа в окружении огромной толпы врагов. Как ни крути, а положение крайне незавидное и даже присутствие Юнь Се не изменит ситуацию. Таким образом, Сюньи лишь втянет его в неприятности. Рассудив так, юноша нахмурился и обратился к главе Ян Сянь: – Зачем вмешиваешься не в свое дело? С этими недоумками я и сам справлюсь, а тебе следует вернуться на свою гору: поливать цветочки и наслаждаться пением птиц. Юнь Се еще не успел ничего возразить, а рвущийся в бой ученик Лин Инь уже выкрикнул: – Цзян Сюньи, ты, ублюдок… Но фраза оборвалась на полуслове – молниеносный удар Юнь Се размозжил голову говорящего. Тело грузно упало наземь. Только когда глаз убитого подкатился к ногам старейшины, тот наконец отреагировал: Юнь Се убил ученика секты Лин Инь у всех на виду! По испуганной толпе прокатился приглушенный рокот. Все слышали о зловещих и жестоких методах Юнь Се и о том, что трупы его врагов еще ни разу не находили целыми. Воочию в этом убедившись, присутствующие пришли в смятение. Сам же Юнь Се как ни в чем не бывало широко улыбнулся и подмигнул Сюньи: – А-Сюнь, гэгэ [4] только что поклялся тебе в верности [5]. Боюсь, я уже не смогу уйти… Из-за колоссального ущерба для репутации гнев старейшины возрос до небес: – Атакуйте разом! Убейте изменника и верните печать главы! Цзян Сюньи беспомощно посмотрел на Юнь Се и горько усмехнулся: – Похоже, за мной должок. Сражайся! ___________________ [1] 能屈能伸 – дословно «способен сгибаться и растягиваться» [2] 剑拔弩张 – меч обнажён и натянута тетива самострела (обр. о напряжённой обстановке в знач.: бряцать оружием) [3] 群龙无首– стая драконов без главы (обр. в знач.: массы без вождя; остаться без руководства) [4] 哥哥– Юнь Се называет себя «гэгэ», что означает «старший брат». Кстати говоря, гэгэ употребляется не только в братских отношениях - зачастую девушки кокетливо называют так своего любовника / парня / мужа. [5] 投名状 – залог верности, использовавшийся в древние времена для присоединения к нелегальной группе, часто включающий в себя клятву на крови и т. д.