Войти

Регистрация




Разработка реформационной стратегии злодея - Глава 15.1 Небесная печать

Заметив, что они собираются уходить, У Тяньци поспешно произнес:

– Прошу, постойте! Придя сюда, вы стали моими гостями. И как гостеприимный хозяин, я просто обязан пригласить вас к себе. Места у меня предостаточно, так что…

Юнь Се бесцеремонно прервал его на полуслове:

– Не… ай… Неплохая мысль, мы с удовольствием остановимся у вас. Благодарим за радушный прием. Ха-ха.

Он уже хотел отказаться, но внезапно ощутил резкую боль: Сюньи сильно ущипнул его за талию. Молодой человек тут же понял намек и исправился.

У Тяньци просиял от радости и сразу же повел их к дому. Идущий позади Юнь Се сжал зубы и сердитым взглядом впился в Цзян Сюньи:

– Хотел защипать меня до смерти? Сперва решил уйти, а потом передумал в мгновение ока. У тебя с головой неладно?

– Иньцянь (Небесная печать) – самая большая организация в городе Юэлэ, – неспешно ответил юноша, – они определенно должны знать, что происходит. Вот почему я подумал, что мы могли бы отправиться к У Тяньци и обо всем его расспросить. У тебя слишком толстая кожа*, боюсь, приложи я меньше усилий, ты бы ничего не почувствовал. Прости уж.

[П/п: помимо прямого значения, «толстая кожа» – синоним бесстыдства]

Собираясь возразить, Юнь Се повернул голову и в одночасье потерял дар речи: в обращенных к нему выразительных глазах юноши мерцала удивительная мягкость, на губах играла едва заметная улыбка, заостренные брови слегка изогнулись, а кожа казалась белее нефрита. Невероятно прекрасное зрелище. Юнь Се полностью растерялся.

Заметив, что тот выглядит равнодушным и больше не ругается, Сюньи пожал плечами и пошел вперед.

Оставшись позади всех, молодой человек глубоко вздохнул и провел рукой по лицу. А когда вновь поднял голову, как прежде лучезарно улыбнулся и невозмутимо последовал за остальными.

Иньцянь, конечно, не могла сравниться с такими большими сектами, как Линъинь и Янсянь. Хотя последователей у нее не так много, однако место их проживания довольно просторно. Двор чистый и опрятный, а вход в главный зал украшает занавес из множества нитей жемчуга.

Цзян Сюньи всегда любил чистоту, данная обстановка пришлась ему по душе. А вот Юнь Се уже давно устал от ходьбы. Он ускорился, чтобы побыстрее попасть в зал, и в три шага обогнал Сюньи.

Юноша заложил руки за спину и последовал за своим спутником. Он уже занес ногу, намереваясь переступить через порог. Кто бы мог подумать, что Юнь Се с силой отбросит занавес и жемчуг неожиданно ударит Сюньи по лицу.

– Вот мерзавец! – рассвирепев, юноша пнул Юнь Се по ноге, отчего тот кувыркнулся через голову.

За последние два года эти двое достигли высокого уровня мастерства, слава о них гремела повсюду. Из-за магического барьера, окружающего город, в Юэлэ до сих пор никто не знал о том, что Цзян Сюньи убил своего учителя. Все ученики Иньцянь уже давно с нетерпением ожидали их в зале – им не терпелось поприветствовать прославленных совершенствующихся. Кто бы мог подумать, что по слухам близкие братья на самом деле начнут сражаться прямо у входа в зал. Последователи остолбенело взирали на их потасовку.

У Тяньци знаком с Юнь Се, а также его высокомерным характером и необычайной силой. Глядя, как Цзян Сюньи ударил того по ноге, глава У понял: Иньцянь оказалась в крайне затруднительном положении. У него едва сердце из груди не выпрыгнуло: если эти Великие мастера затеют здесь драку и один из них пострадает, секта Небесной печати ни за что не справится с последствиями.

К счастью, Юнь Се на удивление благодушно отнесся к поступку своего спутника. Поднявшись на ноги, он оглянулся и расплылся в улыбке:

– Раз уж так злишься, сможешь выместить гнев, как только мы вернемся в нашу комнату и закроем за собой дверь, – молодой человек подмигнул Сюньи и невинно спросил, – зачем буянишь на публике?

В отличие от Юнь Се, юноша не мог похвастаться подобным уровнем бесстыдства, поэтому ему оставалось лишь стиснуть зубы и притвориться, будто ничего не слышал.

У Тяньци терялся в догадках, какие же все-таки между ними отношения: хорошие или плохие? Во избежание драки он поспешно предложил:

– Вы, должно быть, устали. Я уже распорядился приготовить комнаты и еду. Почему бы вам... не отдохнуть немного?

Цзян Сюньи повернулся к У Тяньци с легкой улыбкой на устах, но ничего не ответил.

Его улыбка – настоящая услада для глаз, только вот у главы У мороз побежал по коже. Он собрал волю в кулак и обходительно произнес.

– Если у господина Цзяна есть какая-либо просьба, секта Иньцянь с радостью ее исполнит. Не сомневайтесь.

«Проси что угодно, только, умоляю, не улыбайся».

Комментарии (0)

Комментарии отсутствуют

© 2019 Ruvers.ru
Копирование материалов сайта с платной подписки запрещено к распространению.
✉ ruvers.ru@yandex.ru