Ruvers
RV
vk.com
image

Превращение друга детства из пушечного мяса в покорителя сердец

Ван Ци

<div>Глава 18. Ван Ци<br><br>Глаза Сун Юй, наконец, остановились на стопке бумаг в руках Се Суй: <br>– Что это?<br><br>Се Суй слегка улыбнулся: <br>– Речь представителя учеников этого года.<br><br>Сун Юй поднял её и пролистал, а затем цокнул: <br>– Это отношение к номеру один в городе. Будешь ли ты нервничать, когда пойдёшь выступать перед всеми?<br><br>Это действительно странный вопрос.<br><br>Се Суй в своей прошлой жизни произнёс бесчисленное количество речей. В компании, в университете, на научно-технических саммитах. Он сталкивался с мужчинами и женщинами, с пожилыми и молодыми, с успешными и обычными людьми, с отечественной и иностранной аудиторией, с представителями отрасли и теми, кто находится за её пределами. Как он мог бояться произносить речи на сцене в старшей школе?<br><br>Однако услышав слова Сун Юй, он игриво улыбнулся, и его веки слегка опустились: <br>– Немного.<br><br>Сун Юй уже забыл унижение А66, Лагранжа и 135 градусов. Он был добрым и сердечным, успокаивая его: <br>– Не нервничай. Я заплачу людям, чтобы они поддержали тебя. 10 юаней за аплодисменты, 50 юаней за крик и 100 юаней за то, чтобы подойти и подарить цветы. Я также заплачу за цветы, и объявлю бонус за друзей. Чем больше людей они приведут, тем больше пользы они получат.<br><br>Ма Сяодин услышал вторую часть его слов и поднял руку, чтобы подписаться: <br>– Брат Юй, есть ли какие-нибудь дополнительные награды для знакомых?<br><br>Сун Юй легко ответил: <br>– Никаких дополнительных наград за знакомство. Ты – бесплатный труд.<br><br>Ма Сяодин обиженно опустил руку.<br><br>Си Боуэн громко рассмеялся.<br><br>Губы Се Суй ненадолго изогнулись.<br><br>В классе оставалось шумно около получаса.<br><br>Учитель их класса опоздал. Классным руководителем оказалась учительница английского языка по фамилии Оу. У неё были высокие каблуки, белое платье-комбинация, к тому же, войдя в класс, она принесла с собой запах высококлассных духов. Сун Юй получил некоторое впечатление об этой учительнице. В «Нежном контроле» она в той или иной мере взяла на себя половину ответственности за то, что Се Суй подвергался преследованиям и холодному насилию на первом году обучения в старшей школе.<br><br>Она была тщеславным снобом. В её душе семейное происхождение учеников было самым важным, а их результаты оказывались на втором месте. Когда дело касалось кого-то, у кого нет опыта и результатов, она жалела для него и одного взгляда.<br><br>Учительница Оу вышла на платформу в своих туфлях на высоком каблуке. В одной руке она держала список и небрежно дала указания двум худым мальчикам, сидящим в первом ряду. Её голос был нежным и мягким: <br>– Вы двое, идите и принесите учебники для учеников.<br><br>Мальчики поспешили встать и согласно ответили: <br>– Хорошо.<br><br>Учительница Оу встряхнула длинными волосами и улыбнулась оставшимся ученикам: <br>– Всем здравствуйте, я буду вашим классным руководителем в течение трёх лет в старшей школе. Меня зовут Оу, а моё полное имя – Оу Илянь. Можете называть меня Учителем Оу. <br><br>Затем она представила несколько пунктов из своего блестящего резюме, рассказав им, какой университет она окончила, сколько лет училась за границей и скольким выдающимся ученикам преподавала. Она намеренно смягчила свой голос, и можно сказать, этот звук очень способствовал сну.<br><br>Сун Юй начал чувствовать сонливость, пока та говорила. Он приоткрыл окно, впуская вечерний ветерок города Цзин. Было прохладно и приятно.<br><br>Он протёр глаза, затем ткнул Се Суй рукой: <br>– Разбуди меня, когда она перестанет хвастаться собой. Я собираюсь немного поспать.<br><br>Глаза Се Суй были серьёзными, когда он посмотрел на него: <br>– Ты собираешься спать на первом занятии?<br><br>Сун Юй пробормотал: <br>– Не нужно слушать её глупости.<br><br>Первая часть вечернего сеанса самообучения была посвящена нарциссической речи Оу Илянь.<br><br>Раздался звонок, сигнализирующий об окончании урока. Учительница Оу перестала говорить о достижениях n-го ученика и о том, как он пришёл поблагодарить её много лет спустя. Стоя на платформе, она откашлялась и произнесла: <br>– В первый месяц я не буду распределять ваши места. Вы можете сидеть с кем хотите. Я приму новые меры после того, как будут опубликованы результаты ежемесячного экзамена. Хорошо, урок окончен. Всем следует размяться и немного отдохнуть.<br><br>Ей всё же удалось сделать хоть одно хорошее дело. Она позволила им самостоятельно выбрать себе товарищей по столу.<br><br>Во время этого урока Сун Юй приснился сон. И он был не очень хорошим.<br><br>Сцены были странными и ослепляющими, но холодными и кровавыми.<br><br>Безымянный остров, одинокий и мрачный, как клетка, а потом бескрайнее голубое небо и океан.<br><br>На яхте стоял человек, полы его ветровки разлетались вокруг него, как крылья белой чайки. Влажный солёный ветер развевал перед лицом растрёпанные чёрные волосы, а его глубокие персиковые глаза были холодными и непостоянными.<br><br>Кто-то на яхте, казалось, торопливо выбежал.<br><br>Мужчина держал в руке пистолет, выражение его лица оставалось небрежным.<br><br>Затем как будто разбилось стекло и ударило прямо в сердце.<br><br>Была стрельба, ветер с моря, крики.<br><br>Кровь, ветер, недоверчивые глаза.<br><br>Сцена застыла на скучающей и разочарованной улыбке в уголках губ мужчины. Он развернулся и прыгнул в море, его спина была естественной и опасной.<br><br>Сун Юй резко проснулся. После окончания первого урока было шумно и оживлённо. Девочки смеялись и болтали, а мальчики вместе играли в игры.<br><br>Позади него Ма Сяодин отважно пытался найти общую тему с Си Боуэном: <br>– О, ты любишь читать стихи. Думаю, я уже учил это стихотворение раньше: «Десять лет жизни и смерти необъятны. Не пытаюсь вспомнить, но забыть трудно. Парчовая шапка и соболья шуба, тысяча лошадей безмятежны на холме». Правильно?!<br>(Это смесь двух разных стихотворений одного поэта Су Ши (苏 轼).)<br><br>– ??? Вроде нет проблем, но я всё же чувствую, что оно неправильно. Ты правильно запомнил?<br><br>– Невозможно! Это рифмуется!<br><br>Человеческая болтовня и жизнь кипели вокруг него. Вскоре растерянные глаза Сун Юй прояснились.<br><br>Ветер, дующий из окна, вернул ему ощущение реальности. Он склонил голову и посмотрел на свои руки, в его сердце кружилась гнетущая депрессия, от которой невозможно избавиться.<br><br>Прямо сейчас человек, который ему снился, должен был быть Се Суй.<br><br>В книге Се Суй, который оказался в заточении на необитаемом острове и разрушил гордость в своих костях… К тому времени, как он дошёл до этого момента, он уже бросил роман. Значит ли это, что Се Суй использовал пистолет и убил трёх подонков? Или это тот конец, которого хотел он.<br><br>– Се Суй, – в горле Сун Юй немного пересохло. Он подсознательно повернул голову, но обнаружил, что Се Суй в настоящее время не сидит на своём месте.<br><br>Ма Сяодин услышал его оклик и сказал: <br>– Брат Юй, Се Суй вызвали в офис.<br><br>Сун Юй кивнул.<br><br>Сун Юй опустил взгляд и потёр виски.<br><br>В это время над ним внезапно нависла фигура, а группа людей подошла и встала перед ним.<br><br>– Эй, младший брат, могу я поговорить с тобой?<br><br>Заговорил тощий худой мальчик. На нём была надета чёрная футболка, волосы коротко стрижены, а в ушах висели три ряда серёг. С первого взгляда ясно, что с ним непросто общаться. Его улыбка выглядела злой, когда он постучал пальцем по столу, и в его глазах не было заметно никакого намерения вести хороший разговор.<br><br>В классе мгновенно всё стихло. Люди, которые играли на своих мобильных телефонах или болтали, не могли не перевести взгляд в их сторону.<br><br>Стиль Сун Юй заключался в том, чтобы вести себя как папа даже по отношению к гангстерам с ножами и палками на улице Ляньюнь. Как его могли напугать несколько старшеклассников?<br><br>Просто сейчас он немного устал от приснившегося ему сна. Он лениво поднял веки и посмотрел вверх: <br>– Говори.<br><br>Высокий тощий мальчик усмехнулся: <br>– Наш брат Ци хочет поменяться с тобой местами. Будешь меняться или нет?<br><br>Брат Ци?<br><br>Сун Юй теперь окончательно проснулся, его глаза полностью открылись.<br><br>Высокий тощий мальчик коротко рассмеялся непонятным тоном: <br>– Семья Ван, понял? Семья Ван из города Цзин. Брат Ци хочет поменяться с тобой местами.<br><br>Так уж вышло, что Сун Юй сможет излить несчастье, которое ему некуда было выразить. Он счастливо улыбнулся.<br><br>Он повернул в руке ручку, его тон был лёгким и пренебрежительным, когда он сказал: <br>– Ван Ци? Кто?<br><br>Высокий мальчик молча смотрел на него. Обстановка во всем классе мгновенно пропиталась атмосферой, в которой никто не осмеливался дышать слишком громко. Она стала такой тихой, что даже звук падения ручки был бы отчётливо слышен. Они смотрели на Сун Юй, как на мученика.<br><br>Этот человек на самом деле дурак или только притворяется дураком? Это семья Ван, которая часто появлялась на телевидении города Цзин.<br><br>– Не знать – это нормально. В таком случае, давай познакомимся друг с другом.<br><br>В другом конце класса, из-за стола у стены, встал немного пухлый мальчик и фальшиво улыбнулся.<br><br>У него были одинарные веки, очень маленькие глаза, а губы при этом оказались немного толстыми. На обычном лице это выглядело бы просто и честно, но на теле этого мальчика эти черты выглядели особенно жирными и злыми.<br><br>Ван Ци встал со своего места и подошёл к Сун Юй, чтобы наклониться поближе. Его взгляд коснулся того, как ядовитая змея.<br><br>– Маленький друг, «покажи мне лицо». Я хочу поменяться с тобой местами.<br><br>Ван Ци действительно перешёл сразу к делу.<br><br>Хорошо это или плохо, но Сун Юй только что увидел тот сон и потому был так зол, что скрежетал зубами на всю мерзость в «Нежном контроле».<br><br>Он неторопливо рассмеялся: <br>– Зачем мне «показывать тебе лицо»?<br><br>«Уф». Весь класс коллективно вдохнул глоток холодного воздуха.<br><br>Сун Юй продолжил лёгким тоном: <br>– Это потому, что у тебя толстое лицо?<br><br>Весь класс: «……»<br><br>Жестоко!<br><br>Губы Ван Ци двусмысленно и зловеще изогнулись.<br><br>Мальчик в чёрной футболке следовал за Ван Ци. Теперь, увидев, что Сун Юй ведёт себя настолько провокационно, он сразу же стёр с лица всю показную вежливость и хлопнул по столу: <br>– Мы говорим тебе, чёрт возьми, поменяться местами! Что за фигня?! Ты уходишь или нет?!<br><br>Только Ма Сяодин встал ещё до того, как тот смог сделать ход. Банки с напитками упали на пол, и его голос был даже громче, чем голос другого мальчика: <br>– Просто попробуй, чёрт возьми, кричать немного громче!<br><br>Атмосфера в классе, которая изначально была тихой и угнетённой, внезапно стала напряжённой.<br><br>«Чёрная футболка» удивился: <br>– Ма Сяодин?<br><br>Ма Сяодин проигнорировал его и подошёл к Сун Юй. Он выглядел яростным и жестоким: <br>– Мой брат Юй уже сказал, что не пересядет! Ребята, у вас не выросли уши, или вы хотите, чтобы я вам их отрубил?<br><br>С Ма Сяодином всегда было трудно иметь дело в средней школе, он имел устоявшуюся репутацию школьного хулигана. У него много младших братьев-последователей, и он жесток в битвах.<br><br>«Чёрная футболка» его немного боялся, но он не мог отступить, не потеряв уважения со стороны своих сторонников. Он двинулся вперёд: <br>– Я разве тебя спрашивал?<br><br>Сун Юй, которого спросили, позабавился. Он бросил ручку на стол. <br>– Не поменяюсь. Убирайся.<br><br>Три слова.<br><br>Его тон был чрезвычайно высокомерным.<br><br>«Чёрная футболка» почувствовал ошеломление и какое-то время не мог решить, что делать дальше. Его взгляд переместился на Ван Ци, «брата Ци».<br><br>Маленькие глазки Ван Ци были прикованы к Сун Юй. Он долго смотрел на него, и неизвестно, о чём думал, но, в конце концов, он засмеялся так, что другим стало не по себе, и вернулся на своё место, не сказав больше ни слова.<br><br>Их босс ушёл, а остальные три или четыре человека ненадолго остались.<br><br>Мальчик в чёрной футболке бросил несколько яростных слов перед уходом: <br>– Вы спровоцировали нашего брата Ци. Давайте посмотрим, сможете ли вы позволить себе нести за это ответственность?!<br><br>Ма Сяодин был рассержен его словами: <br>– Давай! Посмотрим, кто ещё не справится.<br><br>«Чёрная футболка» стиснул зубы, но не решился противостоять ему. Он переключился на тихий голос и пробормотал: <br>– Собака семьи Мэн. Ты действительно думаешь, что ты тут кто-то важный?<br><br>Некоторое время атмосфера в классе оставалась прохладной, но вскоре зазвонил чей-то мобильный телефон, нарушив тишину. Все начали шептаться, и тревога в воздухе медленно улеглась.<br><br>Ма Сяодин выглядел возмущённым, как будто только что съел муху. <br>– Он всё ещё рассказывает о семье Ван из города Цзин. Фу, да что он о себе воображает?<br><br>Если бы брат Юй не хотел просто спокойно учиться в школе и оставаться сдержанным, он мог бы рассказать о своей семье и до смерти напугать этих лягушек, которые жили на дне колодца.<br><br>Он нервно посмотрел на Сун Юй: <br>– Брат Юй, этот дурак не трогал тебя только что, верно?<br><br>По его мнению, брата Юй нельзя даже ударить, как фарфоровую куклу, которая разобьётся от прикосновения и потому нуждается в усиленной защите.<br><br>Сун Юй был слишком ленив, чтобы интересоваться этой группой людей. <br>– Нет.<br><br>Ма Сяодин был переполнен гневом: <br>– Я найду шанс и побью этого сапожника Цзян Сю.<br><br>Цзян Сю звали мальчика в чёрной футболке.<br><br>Вскоре началась вторая часть самообучения. Учитель Оу и Се Суй зашли вместе снаружи.<br><br>Взгляд Сун Юй сфокусировался на Се Суй, наблюдая, как тот подходит к нему от двери класса.<br><br>Его взгляд был таким ярким и ослепительным, что Се Суй было трудно его игнорировать. Се Суй сел на свое место, посмотрел на своего маленького товарища по столу, слегка улыбнулся и сказал: <br>– Что? Ты застрял на другом вопросе?<br><br>Сун Юй отвёл взгляд. У него было не очень хорошее настроение, и его тон оказался немного слабым: <br>– Нет, я могу это сделать.<br><br>Се Суй: <br>– Верно. В конце концов, ты будущий номер один, которому чуть-чуть не хватает до 800 баллов.<br><br>Сун Юй: «……»</div>