Ruvers
RV
vk.com
image

Превращение друга детства из пушечного мяса в покорителя сердец

Дом

<div>Глава 08. Дом<br><br>Сун Юй также был сбит с толку этим инцидентом. Что это? Те, кто делает зло, будут подавлены другими, делающими зло?<br><br>Первоначально он и Се Суй были главными героями, но теперь, когда такое произошло, никто не обратил на них внимания.<br><br>Отец Цай Минчжу – президент бизнес-группы в районе города Цзин, и она привыкла быть распутной и властной. Характер женщины был расчётливым и мелочным, и никто из тех, кто её спровоцировал, не мог просто потерять деньги. Если бы она захотела, она могла бы выгнать эту семью из города Цзин, и в её арсенале имелось бесчисленное множество способов усложнить им жизнь.<br><br>В полицейском участке, после того как они проверили видеозаписи наблюдения и ясно увидели всю историю, лицо Сун Юй побледнело от гнева. Из-за ребёнка, который выстрелил камнем из рогатки и чуть не попал Се Сюй в глаз, подросток резко затормозил и упал с велосипеда. Затем эта замужняя женщина вышла вперёд и начала утверждать, что Се Суй намеренно врезался в неё. Какой злобный негодяй.<br><br>Теперь лицо этой замужней женщины выглядело ещё хуже, чем раньше.<br><br>Потому что наблюдение чётко показало, что в машину попал один из шариков её сына.<br><br>Замужняя женщина уже упала на колени, плача так сильно, что даже задыхалась, и потянула ребёнка к себе на колени. Пятилетнего мальчика избивали до тех пор, пока он не зарыдал и не завыл.<br><br>Эта женщина не переставала плакать: <br>– Я ошибалась, мисс Цай, мисс Цай, я забью этого непослушного ребёнка до смерти! Я помогу вам выплеснуть гнев! Я была неправа! Мисс Цай, я не могу позволить себе компенсацию, вся моя семья, от старых до малых, живёт вместе в маленьком доме, и я не могу себе этого позволить, даже если вы меня убьёте.<br><br>Цай Минчжу всё время усмехалась.<br><br>В конце концов, замужняя женщина потеряла сознание от слёз. Она сильно сожалела. Все её кишки завязались узлами, но было уже слишком поздно.<br><br>Когда они вышли из отделения полиции, Сун Юй отвёз Се Суй в небольшую клинику, чтобы получить лекарство для его раны.<br><br>– Ты можешь ходить?<br><br>Се Суй также повредил ногу, когда упал с велосипеда. Сун Юй нахмурился и посмотрел на его ногу.<br><br>Се Суй нёс полиэтиленовый пакет с овощами в руке. Его голос звучал приглушённо и слабо: <br>– Всё хорошо.<br><br>Сун Юй на мгновение задумался и сказал: <br>– Я отвезу тебя домой.<br><br>Выражение лица Се Суй стало немного ошеломлённым, а пальцы, державшие ручку пакета, непроизвольно сжались. Однако когда он посмотрел на серьёзное выражение лица Сун Юй, то после некоторой паузы, наконец, кивнул.<br><br>Его тёмные изогнутые ресницы скрывали немного холодный свет в его глазах.<br><br>Был уже вечер.<br><br>Звёзды сияли на улице.<br><br>Тени от уличных фонарей удлинились.<br><br>Июльский ветер нёс легкую сухость.<br><br>Первоначально раздражённое сердце Сун Юй также успокоилось.<br><br>Он недолго подумал, а затем спросил: <br>– Ты больше не работаешь в Линьшуй, верно?<br><br>Се Суй издал нежный звук «ан» в подтверждение.<br><br>Сун Юй вздохнул с облегчением: <br>– Хорошо. Это место грязное и хаотичное, и тебе не стоит туда ходить.<br><br>Се Суй на мгновение заколебался. Похоже, он набирался смелости, чтобы задать вопрос, который долгое время зрел в его сердце: <br>– Ты, почему ты так?…<br><br>Судя по его характеру, он действительно не мог произнести последние три слова из предложения.<br><br>В свете уличных фонарей на бледном и утончённом лице юноши проступали следы беспомощности и растерянности.<br><br>Сун Юй продолжил с места, где тот остановился: <br>– Почему я так добр к тебе?<br><br>Голос Се Суй был настолько тихим, что его почти унёс ветер. <br>– Да.<br><br>Сун Юй посмотрел на ночное небо. Его мягкие волосы медленно развевались на ветру.<br><br>– Наверное… тебе стоит винить в этом просто то, что я слишком добрый.<br><br>Се Суй: «……»<br><br>Это действительно нетрадиционный ответ.<br><br>Сун Юй просто почувствовал, что он слишком добр. Изначально подразумевалось, что это будут хорошие и правильные пять лет, в течение которых он мог есть, пить и играть, как ему нравилось. Тем не менее, ему просто нужно было приехать в город Цзин, разрушить богатые семьи и проклясть хитроумных женщин. Он был почти тронут собственными действиями.<br><br>Он почесал в затылке: <br>– Я просто не могу вынести, когда у меня на глазах издеваются над людьми, и, хорошо это или плохо, я всё время сталкиваюсь с такими вещами.<br><br>Се Суй не смог сдержаться и коротко рассмеялся.<br><br>Просто Сун Юй был погружён в свой собственный мир и не слышал его. Он серьёзно сказал: <br>– Спасти тебя дважды – это судьба, как ни крути, поэтому нас с неохотой можно считать друзьями. Не пойми меня неправильно. Я бы сделал то же самое и для других.<br><br>Се Суй слегка улыбнулся: <br>– Хорошо. <br><br>Он не поверил этому.<br><br>Семья Сун относилась к этому сыну как к огромному сокровищу. Как они могли позволить ему приехать в город Цзин одному?<br><br>Линьшуй можно было считать несчастным случаем, но появление Сун Юй на улице Ляньюнь не могло произойти из-за «судьбы».<br><br>Сун Юй пошёл туда за ним.<br><br>Итак… Почему? Кстати, он и Сун Юй играли вместе раньше, когда были детьми, но это были воспоминания того времени, когда им исполнилось по пять лет, и они не имели большого значения.<br><br>Се Суй немного заинтересовался тем, чтобы проверить его, и также нашёл ситуацию немного интересной. Он привёл Сун Юй к себе домой.<br><br>Комплекс, в котором жила бабушка Чэн, был очень старым, и свет, включающийся от звука, работал только иногда. Сун Юй пришлось несколько раз топнуть ногой, прежде чем загорелась мутная жёлтая лампочка. Лестница оказалась очень узкой, и Сун Юй поддерживал Се Суй на ходу. В коридоре были свалены листовки, здание пропиталось запахом старости. Поскольку пространство было таким узким, Сун Юй почти прижался к Се Суй.<br><br>Слабый запах травы и деревьев ощущался от его одежды, лёгкий и приятный. Се Суй склонил голову и увидел белую и хрупкую шею юноши.<br><br>– Какой этаж?<br><br>– Третий.<br><br>В таком маленьком здании третий этаж был последним.<br><br>Толкнув дверь, они увидели, что бабушка Чэн уже заснула, ожидая на диване. Она накрылась одеялом, но к еде на столе так и не прикасалась. Похоже, она ждала Се Суй.<br><br>Жёлтый свет освещал эту маленькую, но уютную комнату.<br><br>Се Суй положил овощи на стол и подошёл к дивану.<br><br>Сун Юй знал, что он хотел сделать, и сказал: <br>– Я сделаю это. Тебе с травмированной ногой будет неудобно.<br><br>Он поднял пожилую женщину. Бабушка Чэн уже старая, и у неё были не очень хорошие глаза. Она проснулась в оцепенении: <br>– … А’Суй, ты вернулся. Почему ты так поздно пришёл?<br><br>Сун Юй мягко сказал: <br>– Бабушка Чэн, я друг Се Суй.<br><br>Бабушка Чэн всё ещё находилась в полусне. Она пробормотала: <br>– Друг – это хорошо, А’Суй всегда один…<br><br>Сун Юй долго думал об этом, затем заговорил шёпотом.<br>– Он больше не будет один в будущем.<br><br>Тёплый жёлтый свет освещал брови и ресницы юноши, нежные и мягкие, как снимок старины.<br><br>Се Суй стоял позади него, его брови были холодными и надменными.<br><br>Долгое время спустя он коротко усмехнулся, повернулся, чтобы вымыть руки, и бросил шарики, спрятанные в рукаве, в мусорное ведро.<br><br>У пятнадцатилетнего Се Суй никогда не было друга с самого детства и вплоть до взрослой жизни. Несмотря на то, что внешне он выглядел равнодушным, он всё ещё тосковал по красоте в своём сердце, и его трогали тривиальные, незначительные вещи. Однако двадцатипятилетний Се Суй испытал на себе слишком много лести и скрытых намерений. Его внешность и семейное прошлое вызвали слишком много лестных слов и комплиментов, как реальных, так и ложных.<br><br>Теперь безразличие проникло в его кости. Доброта и мягкость больше не могли волновать его так же, как когда ему было пятнадцать.<br><br>Се Суй подумал о некоторых отвратительных вещах из своей прошлой жизни, и его губы изогнулись в насмешливой улыбке. Даже он не мог сказать, на кого это было направлено.<br><br>Сколько из комплекса неполноценности нужно было выкопать кому-то из сердца и лёгких ради небольшого тепла? Насколько слабым и трусливым нужно быть, чтобы нуждаться в поддержке других, чтобы избавиться от одержимости?<br><br>Когда Сун Юй вышел, Се Суй готовил лапшу на кухне.<br><br>Сун Юй вежливо сел за стол: <br>– Разве здесь недостаточно блюд?<br><br>Огонь был выключен.<br><br>На стол принесли и подали миску с горячей лапшой.<br><br>Кулинарные навыки Се Суй были очень хорошими. На поверхности плавал мелко нарезанный зелёный лук и кусочки мяса с маслом, это выглядело очень вкусно. Аромат попал в его нос, и Сун Юй, который не ел весь день, внезапно почувствовал голод.<br><br>– Еда холодная.<br><br>Се Суй сел напротив него и поставил перед ним миску с лапшой: <br>– Ешь.<br><br>Он подумал о том, что Сун Юй не ел весь день. Это можно рассматривать как форму погашения долга.<br><br>Сун Юй был ошеломлён: <br>– Это для меня?<br><br>Боже, какая это «маленькая жалкая жена и любящая мать» [1]?<br><br>Се Суй, казалось, немного смутился под его взглядом: <br>– Да.<br><br>– Спасибо.<br><br>Сун Юй помешал лапшу палочками для еды и внутренне вздохнул. Как можно так жестоко оскорблять в книге такого доброго и милого человека?<br><br>Он ушёл после того, как поел, позвонив водителю, чтобы тот забрал его.<br><br>Когда он сидел в машине, водитель спросил: <br>– Молодой мастер, разве вы не собирались покупать книги? Как так получилось, что вы попали в такое место, а не ходили по магазинам?<br><br>Сун Юй посмотрел в окно: <br>– Я встретил очень важного друга и временно передумал.<br><br>Водитель был удивлён: <br>– Вы пробыли в городе Цзин всего несколько дней, но у вас уже появился очень важный друг?<br><br>Сун Юй заставил свой голос звучать очень разумно и логично: <br>– Дядя, ты не понимаешь, это называется чувством старых друзей при первой встрече.<br><br>______________________<br><br>[1] Жена и любящая мать – Сун Юй имеет в виду, как Се Суй так хорошо заботится о доме, и как жалко, что ему пришлось научиться так много делать.</div>