Ruvers
RV
vk.com
image

Повернуть вспять

<div>Глава девятая<br><br>Словно у муравья на раскалённой сковороде, слово «беспокойный» было написано по всему телу Альфы. Он посмотрел на Омегу нетерпеливыми глазами и увидел, что он всё ещё держит бумагу со сложным выражением лица, его губы поджались, и он начал плакать.<br><br>– Ууууу… жена… – его пальцы с чётко очерченными суставами тревожно держались за одеяло, в то время как феромоны в воздухе булькали, как котелок с кипящей водой. – Жена… Жена!<br><br>После вдоха воздуха в комнате, который был пропитан обжигающим запахом феромонов, Омега почувствовал головокружение, но он всё ещё пытался удержать свою нижнюю линию и держался за дверной косяк, а затем крикнул: <br>– … Не двигайся! Просто сиди, не двигайся!<br><br>Команда Омеги была похожа на невидимую, но нерушимую железную веревку, из-за которой Альфа, который напоминал зверя, схваченного за шею, мгновенно напрягся. Он больше не осмеливался пошевелиться, и мог только беспомощно расширять глаза, чтобы глупо смотреть на него, проливая слезы.<br><br>– Хорошо, хорошо, вот так… Вот так. Ты не можешь пошевелиться, понятно? – Омега осторожно и медленно подошёл к нему, как нетренированный, но очень одарённый укротитель зверей, и легко сел рядом со своим мужем, у которого начался период. – Не двигайся, ох…<br><br>Когда он сел, его движения были подобны трепещущему цветку, который легко и плавно упал на хвост зверя, но зверь всё ещё вёл себя так, как будто его ошпарило раскалённым железом. Матрац сильно трясся вместе с дрожью Альфы. Он не осмеливался повернуть голову, только слёзы хлынули сильнее, и из его горла вырвались подавленные хрипы и рыдания. Омега не сомневался, что, если он снимет запрет сейчас… его обязательно проглотит заживо муж, который потерял рассудок.<br><br>«……» Он был в ужасе, программа уже пропиталась потом с его ладоней. Омега сказал так мягко, как только мог: <br>– Хорошо, сядь лицом ко мне… Всё в порядке, будь хорошим…<br><br>Альфа громко икнул и быстро повернулся к нему лицом. Затем его тело неудержимо наклонилось вперёд, желая утешительного поцелуя от супруга. <br>– Жена-жена…<br><br>Краешки его глаз были красными, и глаза под глубокими бровями также блестели от слёз. Он пристально смотрел на своего любовника, и всё его лицо было залито слезами. Омега действительно боялся возможного обезвоживания.<br><br>Он не мог не погладить щёку Альфы рукой, его улыбка несла в себе нотку печали, которую даже он сам не ощущал. <br>– Почему ты так плачешь, ах…<br><br>Альфа всхлипнул, плача и ответил: <br>– Нет, жена, боюсь, что жена уходит… уходит… поэтому я плачу…<br><br>– Почему ты боишься? – мягко спросил Омега: – Ты… ты помнишь, что случилось раньше, верно?<br><br>Дыхание Альфы мгновенно остановилось.<br><br>Он задержал дыхание, и его щёки сразу же покраснели от заблокированного потока воздуха. Это высокое и крепкое тело съежилось, словно ему хотелось свернуться калачиком перед своей стройной женой, и его глаза стали робкими. Он просто посмотрел на Омегу. Ему хотелось плакать, но он сдерживал слёзы.<br><br>– Жена… – когда текли слёзы, он почти не мог дышать. – Я-я не знаю, не спрашивай меня, жена… Я не знаю… увааааааа… жена…<br><br>Уже всё ясно, а ты всё ещё говоришь, что не знаешь?<br><br>Омега вздохнул, сказав:<br>– Забудь, ты… Эх, не бойся, я не причиню тебе вреда, подойди.<br><br>Альфа приблизился, как будто получил амнистию, рыдая, он спрятал голову в объятия Омеги. Похоже, он был совершенно напуган этим вопросом, потому как он не хотел снимать одежду своего партнёра и, как обычно, настаивать на сексе.<br><br>Омега обнял его, как будто обнимал безвольного тигра или льва, оба с великолепным мехом, большой массой обжигающего тепла тяжёлых мускулов и костей. Поглаживая волосы Альфы, он терпеливо уговаривал его: <br>– Ты знаешь, что это неправильно?<br><br>– Знаю-знаю… – Альфа крепко сжал его, тихо всхлипывая.<br><br>– Поскольку ты знаешь, разве не нужно действовать правильно? – уговаривающе спросил Омега.<br><br>– Хм… млн!<br><br>– Тогда давай посмотрим, – Омега открыл расписание. – Ты подписал это сам и согласился. Как мы можем этого не осуществить?<br><br>При упоминании об этом Альфа, казалось, закатил истерику. Не говоря ни слова, он изо всех сил качал головой.<br><br>Омега был слегка удивлён и мягко сказал: <br>– Что случилось, почему ты качаешь головой?<br><br>– Я не принимаю, я не принимаю… – всё, что мог сделать Альфа, это вложить всю свою энергию в слёзы. – Это не моя подпись, я не подписывал! Я хочу жену!<br><br>Омега потерял дар речи.<br><br>Он не ожидал, что он будет притворяться глупым…<br><br>Он ожесточил своё сердце, затем сказал: <br>– Хорошо, будь хорошим. Давай сначала завершим план на первый день, а потом я поцелую тебя в награду, хорошо? Если ты не будешь послушен, я тебя не обниму и не поцелую!<br><br>Столкнувшись с такой мощной угрозой, Альфа наконец сел, всхлипнул и стал ждать, чтобы услышать, что шло первым в плане.<br><br>Омега успокоил его феромонами. Программа создавалась шаг за шагом, чтобы Альфа мог вести нормальную жизнь, даже если его партнёра не было рядом. Таким образом, в течение первого семидневного раунда специалист планировал, чтобы Альфа чувствовал себя немного комфортнее передвигаясь по дому.<br><br>– Сейчас ты сядешь за обеденный стол внизу, хорошо? – спросил Омега. – Я буду готовить на кухне, а ты меня там подождешь. Вероятно…<br><br>Прежде чем он успел закончить слова «вероятно, это займёт около получаса», с выражением лица Альфы уже было что-то совершенно не так. Альфа схватился за край его рубашки и плакал, пока его тело не задрожало, что побудило Омегу немедленно изменить свои слова на: <br>– Минуточку! В кратчайшие сроки! Не плачь, не плачь, будь хорошим, не плачь…<br><br>Омега вывел Альфу из маленького гнезда, которое он построил, поворачивая голову назад трижды за каждый сделанный шаг. Он давно весь вспотел. Усадив мужа на стул, Омега также вложил ему в руки кусок своей одежды, чтобы он не был слишком беспокойным.<br><br>– Я сейчас буду готовить, – предупредил Омега: – Я скоро уйду, так что сиди здесь и не заходи на кухню, понятно?<br><br>Хотя Альфа слезливо кивнул, как только его партнёр повернулся и ушёл, его запах и тепло постепенно утихали, и всё, что у него оставалось, это кусок одежды, за который он мог держаться, он немедленно развернулся и взвыл от горя.<br><br>Омега подошёл к кухонной стойке, закрыв раздвижные двери из матового стекла, и начал готовить их поздний ужин, спиной к мужу. Феромоны Альфы могли практически материализоваться, когда они сконденсировались в пару тревожных ладоней, хлопающих по двери. Однако Омега мог только бездушно игнорировать это. Дымящийся суп закипел в кастрюле через десять минут, и как только он повернулся, чтобы взять бутылку с приправой, он в испуге подскочил от неожиданной сцены.<br><br>Омега: «…!!!»<br><br>За дверью Альфа отчаянно плакал, плотно прижавшись лицом к стеклу и расплескивая повсюду слёзы, так что на матовом стекле отчётливо было отпечатано искажённое лицо.<br><br>Омега: «………………».<br><br>Он повернул голову, плечи тряслись, он тихо смеялся целых три минуты и довёл себя до слез.</div>