Ruvers
RV
vk.com
image

Повернуть вспять

<div>Глава первая<br><br>В типичном обществе АВО альфы занимают доминирующее положение, тогда как омеги являются всего лишь детородным ресурсом, лежащим в ладонях альф. Нет ни свободы, ни прав человека, ни права на стандартное образование. Их основной обязанностью в жизни является забеременеть и родить.<br><br>Омега, как пешка своей семьи, вышел замуж за темпераментного высокопоставленного чиновника. В самом начале он также мечтал о прекрасной семейной жизни и о том, чтобы состариться вместе, но муж рассматривал его только как домашнее животное, прекрасную канарейку, которая могла родить ему детей. Когда он счастлив, он держал его рядом и играл с ним. Будучи несчастным, он мог даже безжалостно оставить рыдающего супруга, который как сумасшедший жаждал феромонов своего альфы во время течки, просто отвернуться и уйти. Иногда его мужу даже было интересно наблюдать, как он простирается на полу, покрывается потом и плачет – поскольку тот был высшим альфа, он мог воздействовать на омег, пока они не возжелают смерти из-за сильной боли. По этой же причине никакие омеги не могли его удержать.<br><br>Поэтому он постепенно сдался. Он больше не жаждал любви мужа и сосредоточился только на выполнении своего долга как трофейной жены. Находясь лицом к лицу с мужем, он даже опускал ресницы, когда тот улыбался, не осмеливаясь смотреть на этого альфу, который слишком долго принадлежал ему только по названию. Его муж также остался очень доволен его работой, считая компетентной канарейкой.<br><br>Однажды странный вирус распространился по альфа-популяции.<br><br>В тот день Омега вышел на прогулку. Когда он вернулся домой, он почувствовал странный запах. Это был запах холодных и властных феромонов мужа, но он оказался в сто раз сильнее, чем обычно, и почти заставил его рухнуть.<br><br>Следуя за запахом, он направился в свою комнату. Его муж относился к нему как к питомцу, приходящему и уходящему по первому зову. Когда он был занят официальными делами, Омега не смел беспокоить его. Он мог только незаметно свернуть свое одеяло и пойти спать в маленькую комнату. Спустя долгое время эта комната стала его личным пространством.<br><br>Дверь в маленькую комнату оказалась открыта. У стоящего у двери Омеги, глаза расширились от удивления.<br><br>Гардероб оказался широко открыт, а одежда изнутри разбросана повсюду. В основном все вещи были вытащены. Его высокий муж свернулся калачиком на маленькой кровати и сложил одежду, которую Омега когда-то носил, чтобы окружить себя, в подобие свитого гнезда. Он спрятался в центре, с его пижамой, зажатой в объятиях. Зарывшись в воротник и отчаянно нюхая, плечи Альфы дрожали, а в горле появились подавленные рыдания.<br><br>Запах Омеги поблизости, казалось, поразил все его существо электричеством, и Альфа резко поднял голову. Его глаза и нос стали красными от слез, а губы продолжали дрожать. Обнаружив недоверчивую жену, не решающуюся приблизиться к нему, Альфа, наконец, почувствовал себя настолько огорченным, что не мог больше терпеть. Как чрезвычайно неуверенный зверь, он завопил, когда набросился, используя свои руки и ноги, чтобы изо всех сил обернуть Омегу, что заставило того издать крик. Двое оказались свернуты в клубок на полу.<br><br>– Ты… почему ты… только… только вернулся сейчас… – Омега слышал, как его ранее отчужденный муж теперь плакал, пока его голос не задрожал: – Я был так напуган, что ты больше не хочешь меня…<br><br>Омега почти потерял рассудок.<br><br>Его высокий и сильный муж крепко держался за него, с силой втягивая в свои объятия. Он плакал, когда нечеткую речь рассеяло хныканье. Если бы его тело не было сжато до такой степени, что ему стало больно, он мог бы заподозрить, что ему снится сон.<br><br>– Супруг… – он попытался это озвучить: – Ты…<br><br>Канарейка в клетке не имела права напрямую называть имя своего владельца. Он обычно называл своего мужа «супруг», имя, которое было и почтительным, и оставляло место для мечтаний.<br><br>Альфа плакал и рыдал, пока его нос не покраснел, а соленый вкус его слез не увлажнил губы. Не заботясь об этом, он в панике приник к губам своей жены. Его феромоны были дикими и взволнованными. В то же время он нетерпеливо обернулся вокруг тела Омеги и потерся о железы на затылке, как будто хотел полностью слиться, а затем превратить двух людей в одного.<br><br>Пот пропитал все тело Омеги. Ему некуда было положить руки, которые напряглись так, что его пальцы могли только крепко сжать край рубашки. Оттесненный альфой, он был прижат к стене своей маленькой спальни. Железы в его шее чувствовали тупую боль, и в сочетании с постоянным прижиманием он наконец вздрогнул и выпустил след своих феромонов.<br><br>Но все очень странно. Хотя он так жаждал своего альфы, он только чувствовал, что его тело стало очень горячим. Вид жары, который он чувствовал во время лихорадки.<br><br>Альфа болен?..<br><br>Потерянные в задумчивости, его мысли были размыты.<br><br>Альфа пробормотал: <br>– … Ты обнимешь меня…<br><br>Руки Омеги, сжимающие его рубашку, дрожали. Так как он находился в оцепенении, то не сделал немедленно то, о чем просил его муж, из-за чего выражение Альфы, которое не могло легко расслабиться, сразу изменилось. Сжав зубы, Альфа сдержал рыдания, которые должны были вырваться из его горла, и медленно заговорил плачущим тоном: <br>– Ты… ты не будешь меня обнимать… ты не будешь… не…<br><br>Омега: «……»<br><br>Как бы он ни боялся своего могущественного мужа, в этот момент самая мягкая часть сердца Омеги странно поражалась этому жестокому плачущему зверю перед его глазами. Поспешно подняв руки, он осторожно обнял руками широкую спину мужа и несколько раз нежно погладил ее.<br><br>– Хорошо, хорошо… – казалось, он уговаривает невинного ребенка, который подвергся несправедливому обращению. – Все хорошо. Все в порядке…<br><br>«Должно быть, это болезнь», – подумал он. – «Не могу с уверенностью сказать, является ли случившееся запланированным действием против него. Это совсем не тривиальный вопрос. Я должен немедленно связаться с доктором из Академии наук».<br><br>Из-за плача лоб Альфы покрылся потом. Влага смачивала его обычно тщательно причесанные волосы, в беспорядке прилипавшие к лицу. Он пристально посмотрел на Омегу и тихо сказал: <br>– … Обними меня крепче.<br><br>– … Да, – несмотря на то, что Омега видит, что тот болен, он по запаху феромонов мог различить, что сейчас его муж вряд ли сможет причинить ему вред, и при этом он не будет обращаться с ним как с игрушкой. В результате он набрался смелости и слегка сжал хватку.<br><br>– Немного покрепче, хорошо...?<br><br>– … Мн, хорошо.<br><br>Это объятие уже считалось очень неуважительным. Даже когда он был в течке, он никогда не использовал столько сил, чтобы прижиматься к своему мужу раньше. Тем не менее, Альфа загнал его в угол и все еще приближался в неудовлетворенности. Длинные ресницы, слипшиеся от слез, затрепетали, и он наклонился ближе к его щеке, прежде чем прошептать:<br>– Сильнее… сильнее… Мн, нога…<br><br>Нога? Что с твоей ногой?<br><br>Омега озадаченно посмотрела на него. Адамово яблоко альфы качнулось, и его ранее глубокое, красивое, нечитаемое лицо неожиданно покраснело перед его глазами.<br><br>Голосом похожим на комара, Альфа произнес: <br>– Талия…<br><br>Омега: <br>– … Нет.<br><br>В мгновение ока Альфа издал громкий вопль, а затем немедленно прикусил свои губы, как будто его обидели, и все же он не смел издать ни звука. Вскоре душные крики заставили его лицо покраснеть. Точно так же он смотрел на свою жену глазами, полными слез. Омега никогда раньше не видел такого зрелища и был ошеломлен.<br><br>– Я имею в виду, я имею в виду! – он поднялся, чтобы погладить Альфу по спине, и невольно протянул руку, чтобы убрать волосы, прилипшие ко лбу. – Ты… давай сначала пойдем к врачу…<br><br>– … Не хочу доктора!! – Альфа плакал так, словно скоро потеряет сознание. – Я не хочу к врачу… я не хочу расставаться с тобой. Не ходи… Не смотри на доктора, не смотри…<br><br>– Я не ухожу! Я не говорил, что ухожу, ах! Я не ухожу… – голова Омеги кружилась. – Я буду сопровождать тебя, я буду сопровождать тебя везде. Не ухожу, не ухожу, я действительно не ухожу…<br><br>Гладя лицо Альфы, чтобы утешить его, он попытался переместить свое тело к устройству связи. Зачем заботиться о социальной иерархии в такое время? Было бы лучше просто решить вопрос.<br><br>К счастью, Альфа обнимал его и придерживался направления, в котором он хотел идти, экономя ему много энергии. И вот так, два человека обнявшись прошли свой путь. Когда Омега освободил руки, он нажал кнопку вызова.<br><br>… Хорошо, теперь сложная проблема может быть передана доктору.<br><br>Просто он понятия не имел, как его муж будет относиться к нему, когда он выздоровеет и вспомнит свой крайне позорный вид прямо сейчас.<br><br>Омега обнял этого хныкающего избалованного Альфу, который прижался к нему и показал беспомощную горькую улыбку.</div>